Сроки сдачи принципиального для России космодрома «Восточный» находятся на грани срыва. Отставание приобретает уже скандальные формы. От суммарно выделенных 300 млрд рублей многие стараются отстегнуть себе любимым. Санкции носят характер затыкания дыр. В качестве главной «затычки» выступает оборонный вице-премьер Дмитрий Рогозин. Управленческие навыки заменяются хорошо поставленным командным голосом.

kosmoist1Для начала немного истории с географией. Практика показывает: чем ближе космодром расположен к экватору, тем эффективнее он выполняет свои функции. Сама Земля силой своего вращения позволяет запускать космические корабли максимального веса. Именно поэтому США разместили свой стартовый комплекс на мысе Канаверал, а не в прериях Среднего Запада. Французы же вообще обустроились в южноамериканской колонии Гвиане. Да и интернациональный проект Sea Launch («Морской старт») имел ту же предысторию. Мобильная плавучая платформа на просторах мирового океана – решение практически идеальное. По крайней мере – с инженерной точки зрения.

СССР в этом плане повезло меньше. Правда, и здесь нашли выход. Существует легенда, что площадку у небольшой железнодорожной станции Тюра-Там облюбовал лично Сталин. Чего там было больше – желания подчинённых потрафить вождю или его реального озарения – не суть важно. Так появился космодром Байконур, который более сорока лет более-менее исправно справлялся с реализацией советских космических амбиций.

После 1991 года Россия осталась с одним-единственным космодромом Плесецк. Его месторасположение не отменяет законов природы – площадка носила главным образом оборонительный и испытательный характер, о запусках с неё пилотируемых кораблей не могло быть и речи. Байконур, конечно, никуда не делся. Более того, с учётом формирования ЕврАзЭС нивелировались и вероятные риски срыва стартов с этой площадки. Но было решено, что надёжнее обзавестись российским космодромом, который заранее получил название «Восточный». Его местоположением выбрали окрестности посёлка Углегорск в Амурской области.

На территории РФ есть места куда южнее. Почему же выбрали Углегорск? Одно из объяснений: в советские времена здесь располагалась крупнейшая база межконтинентальных баллистических ракет «Свободный-18».

kosmoist2Достоинствах и недостатков в проекте примерно поровну. Так или иначе, стройка в дебрях приамурской тайги идёт с осени 2011 года. По плану, первый космический пуск намечен на конец 2015 года. Конкретно – на 25 декабря. То есть на западное Рождество. Посчитаем это простым совпадением. В 2018-м «Восточный» должен полностью заменить Байконур. Однако, несмотря на бравурные отчёты строителей, кое-кого на этот счет терзают смутные сомнения.

Отголоски «восточных» проблем послышались ещё в прошлом году. Назывались и сроки отставания от графика – 2-4 месяца. Вице-премьер Дмитрий Рогозин за словом в карман не полез. Посылов с его стороны было два. Первый – космодром построят в срок, чуть не «кровь из носа». Второй – виновные в срыве работ сядут далеко и надолго. Хотя мест глуше Дальнего Востока в России немного.

Появилась первая ласточка. В Амурской области задержали генерального директора строительной фирмы «Стройиндустрия-С» Сергея Терентьева, который в этом году ни разу не заплатил своим рабочим – более чем двумстам. И ведь ему нельзя было сослаться на отсутствие средств – деньги на космос не экономят и в нынешней России. Так что более 14 млн невыплаченных рублей полностью ложатся на остатки совести этого предпринимателя. Теперь его подозревают в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 145.1 УК РФ – «Полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы». СКР возбуждено уголовное дело. Терентьему грозит до трёх лет лишения свободы.

Попутно вдруг выяснилось, что сейчас по поводу строительства «Восточного» уже возбуждено и расследуется более десятка уголовных дел. В основном – по растратам, присвоению средств и подкупу. Например, отправлен в отставку заместитель руководителя «Дальспецстроя» Дмитрий Савин. Причина – тот устроил при себе жену, положив ей в виде зарплаты нехилые 800 тысяч рублей в месяц. Правда, здесь пока без уголовки, с Савина лишь потребовали вернуть нажитое непосильным женским трудом. Но симптоматика убойна – оказывается, аферы крутятся даже на объекте огромного стратегического и такого же политического значения. Недаром так возбудились депутаты Государственной Думы.

Правда, предлагая ввести в УК РФ статью о саботаже, они не придумали ничего нового. Всё это уже было в другой стране под названием Советский Союз. Результат известен.

kosmoist3В свою очередь, рабочие терпели долго. Потом достучались до Рогозина. С учётом всего вышесказанного метод выбрали более чем оригинальный: объявили забастовку, а попутно голодовку. Сработало – деньги нашлись мгновенно.

Помнится, нечто подобное массово происходило при строительстве футбольных стадионов перед чемпионатами мира в ЮАР и в Бразилии. Всё нормально, мы идём в ногу с остальными членами БРИКС. Правда, у африканцев и латиносов нет Национального центра управления обороной – именно эта структура в числе прочих отныне займётся мониторингом строительства космодрома «Восточный».

Автору же в связи с этой историей почему-то вспомнились такие строки:

«По небу тучи бегают,
Дождями сумрак сжат,
Под старою телегою
Рабочие лежат…
Темно свинцовоночие,
И дождик толст, как жгут,
Сидят в грязи рабочие,
Сидят, лучину жгут…
Свела промозглость корчею —
неважный мокр уют,
сидят впотьмах рабочие,
подмокший хлеб жуют».

Это стихотворение, названное «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка», написал Владимир Маяковский. Правда, там рефреном проходит оптимистичное:

«Через четыре года
здесь будет город-сад!»

Что за город-сад вышел, известно. Что стало со «страной советской» и с «такими людьми», известно тоже…

 Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров