После переговоров с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом российский президент Владимир Путин объявил о закрытии одного из самых амбициозных российских нефтегазовых проектов. Строительство газопровода «Южный поток», о котором так много и пафосно говорили в России и Европе, прекращено в одночасье $5 млрд бесследно растворились в волнах Чёрного моря.

potokpotop1Обсуждение вопроса о повороте струи российского на 90 градусов заняло два часа — по крайней мере, на такое время, в нарушение заявленного регламента, затянулось ожидание приглашённых журналистов. Наконец, появившийся Путин как бы между делом сообщил, что Москва заткнула южную трубу. Якобы, со своего конца и только теперь. А до этого то же самое сделала Болгария. Конечно, не добровольно, а под давлением Евросоюза. В связи с чем президент РФ посоветовал потребовать с Еврокомиссии  €400 млн неустойки за неполученный газ. Который вскоре в тех же объёмах, получат «наши турецкие друзья», да ещё и со скидкой. Сначала 6%, а потом ещё 6%, а потом посмотрим… Главное — не пропадут 300 тысяч труб, ржавеющих на черноморском берегу.

Комментируя своё решение о прекращении проекта, Путин обвинил Еврокомиссию в неконструктивности и нежелании идти навстречу российским инициативам: «Мы видим, что создаются препятствия к реализации проекта». Никаких особых препятствий, однако, не было. Было требование соблюдать антимонопольный Третий энергопакет (идея его состоит в том, чтобы транспортные сети не подчинялись непосредственно производителям и поставщикам газа). Через несколько десятков лет именно так будет работать TAP — продолжение азербайджанской Трансанатолийской газотранспортной системы (TANAP) — на территории Европы. Азербайджан получил отсрочку от неукоснительного соблюдения норм Третьего энергопакета на 22 года. России был предложен похожий вариант, но «мы считаем, что позиция Еврокомиссии была неконструктивной».

Но газ подавать всё-таки будем! Через «Голубой поток», через TANAP, через новую трубу, через что угодно. «Нашим турецким друзьям». Лишь бы не через Украину. Потому что, как говорит заместитель генерального директора по газовым проблемам в Фонде национальной энергетической безопасности Алексей Гривач, «мы всё-таки рассчитываем, что именно такую Украину, как мы имеем сейчас, из Турции мы всё-таки не получим. Вряд ли Турция скатится в такую маргинальную ипостась». Напрасно, кстати, рассчитывают. Турция уже показала себя в 2013-м на площади Таксим. Тогда Эрдоган сумел устоять, но это вовсе не означает, что сможет и во второй раз.

В общем, для друзей нам ничего не жалко. Ни для каких, лишь бы покупали. По любой цене. Любые углеводороды. И с этой целью судорожно вертим головой во все стороны.

На начало сентября «Транснефть» недополучила $40,5 млн от поставок нефти в Китай. Однако в октябре Игорь Сечин успокоил соотечественников, заявив, что он и КНР договорились об урегулировании ценового спора. В декабре сведений о том, что «наши китайские друзья» рассчитались за поставленную нефть, не ещё поступило. Это не мешает с прежним усердием продолжать качать родное чёрное золото (и голубое тоже) в восточном направлении. При этом периодически понижая его цену для удобства принимающей стороны. Там тоже никто не ожидает украинского сценария. И тоже зря. Со времени событий на площади Тяньаньмэнь прошло четверть века, и вроде подобного не повторилось. Но китайцы привыкли мыслить тысячелетиями, так что всё ещё впереди. Тем более, что темп жизни ускоряется повсюду.

potokpotop2«Мы перенацелим потоки наших энергоресурсов на другие регионы мира… Будем продвигать на другие рынки… Европа не получит этих объёмов», — грозно пообещал Путин. Но вот какая проблема: не очень-то эти объёмы там нужны. Во-первых, европейский спрос на газ растёт не такими уж высокими темпами, как представляется на замыленный взгляд из Кремля. Во-вторых, пусть и скромными темпами, но повышается энергоэффективность. Использование старых и разработка новых возобновляемых источников энергии становятся всё более актуальными. В-третьих, далеко не все европейские потребители выстраивают свою среднесрочную стратегию, рассчитывая на дополнительные поставки от непредсказуемых партнёров. Да и Эрдоган, грезящий при жизни возродить славу Османской империи, едва ли выглядит в глазах Европы гарантом стабильности. Поэтому отказ от «Южного потока» едва ли существенно повлиял на европейскую экономику. 

Впрочем, некоторые аналитики утверждают, что дело вовсе не в Третьем энергетическом протоколе и даже не в Украине. Стремительное падение нефтяных цен, девальвация рубля, санкции, резкий скачок инфляции, обнищание не располагают к воплощению пафосных проектов.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

 

в России

Энергетика

У партнёров