Турция согласилась на пятидневное перемирие, предложенное Дональдом Трампом. Но военно-карательная операция Эрдогана на севере Сирии против курдских повстанцев продолжается. Обе стороны далеки от соблюдения режима прекращения огня. Для курдов это неизбежная оборона. Для турецкого президента – ставка в его игре на реставрацию Османской империи под собственной султанской властью.

Все началось с пробы сил, когда турецкая армия в начале октября обстреляла отряды курдов в районе населенного пункта Аль-Маликия. 9 октября забил «Источник мира» – такое название получила, как ныне водится, операция турецкой армии. Американские военные покинули район боевых действий, дабы не ввязываться в конфликт. Президент Трамп далёк от принципов Джорджа Буша-младшего, Кондолизы Райс и Джона Маккейна – его совершенно не волнуют «моральные основы политики».  Торгово-экономического интереса в поддержке курдов нет. Надоевшие американским избирателям ближневосточные проблемы за год до выборов Трампу не нужны.

Формальной целью военной кампании, по Эрдогану, является уничтожение «террористического коридора», созданного курдами. Министр иностранных дел Турции Мавлют Чевушоглу уточнил: речь идёт о продвижении на 30 километров вглубь сирийской территории. Турецкие экспедиционные силы под командованием генералов Идриса Аркатюрка и Синана Яйлы насчитывают до 15 тысяч военнослужащих и могут быть развиты в 80-тысячную группировку. На их стороне протурецкие формирования сирийской оппозиции – Сирийская национальная армия, «Дивизия Хамза», ополчение «Султан Мурад» – общей численностью около 14 тысяч.

Важно при этом не путать Сирийскую национальную армию (СНА) с Сирийской свободной армией (ССА). Хотя обе повстанческие организации ведут войну против асадовского режима. СНА генерала Селима Идриса откололась от ССА именно по признаку тесного союза с Эрдоганом. ССА генерала Илаха Башира более самостоятельна и ориентирована на США и арабских союзников Вашингтона. Свободная армия была фактической первой вооружённой силой сирийской оппозиции, ещё с 2011 года. Она образовалась как ответ на жестокое подавление карателями Асада первых мирных протестов. СНА же оформилась и примерно в 2016-м, во время тогдашней антикурдской операции Эрдогана под названием «Щит Евфрата».

При всём том, по состоянию на конец перемирия, военно-стратегическая ситуация складывается не в пользу Анкары. Районы компактного проживания курдов в основном контролируются формированиями Рожавы – Автономной администрации север-восточной Сирии. Это курдское леволибертарное политическое образование – единственное в современной Сирии, установившее подобие демократического порядка. До последнего времени сирийские курды считались союзниками Америки. Теперь стало иначе. Курдские Отряды народной самообороны и Сирийские демократические силы (СДС) под командованием Мазлума Абди вступили в тактический альянс с правительственными войсками. Силы Башара Асада тут же расширили свою зону контроля на севере страны, вступив даже в Ракку (чего не удавалось почти всю войну). Вместе с ними появились российские подразделения. И, конечно, иранские эмиссары, по факту давно контролирующие власть в Дамаске.

В этом наиболее очевидный пока политический итог «Источника мира». Отказ Трампа в критический момент поддержать курдов – всегда выполнявших свои обязательства – обрушивает американскую репутацию в регионе. Вынужденное сближение курдов с режимом Асада и его иностранными патронами меняет всю конфигурацию сирийской войны. Дамаск, Москва и Тегеран укрепляют свои позиции. А ведь не прошло двух лет, как МИД РФ обличал сирийских курдов, на которых «ставят спецслужбы США». В начале прошлого года это вызывало резкие комментарии. «У нас теперь и курды враги. Вот это удивительное качество Кремля – делать ставку только на упырей и никогда на хотя бы относительно светлые, молодые и здоровые силы. Только на контру, только на мразей. Хотя курды – России, разумеется, если воспринимать Россию как национальное государство, а не как преступную корпорацию. Курды – естественный союзник в деле борьбы против терроризма, самые эффективные борцы против ИГИЛ и других исламистских группировок. Реально дружественная нация. Была», – писал российский оппозиционный публицист Роман Попков. Он же отмечал как «реально предательство» вывод российских войск из Африна: «Давай, друг Эрдоган, приступай».

Теперь ситуация зеркально поменялась. От союза с курдами отступились американцы. Чем тут же воспользовались Асад, Путин и иранские аятоллы с их стражами исламской революции. Это большой подарок от Эрдогана и Трампа. Недооценить нельзя. Ещё одно следствие происходящего – воспрянувший надеждами на тотальный хаос ИГИЛ (даже несмотря на то, что запрещён в России).

Американские и российские военные произвели рокировку в городе Манбидж. Вооружённые силы США аккуратно выведены хорошо организованными колоннами. На их месте появились БМП с российскими триколорами. Турция не может совсем не считаться с этим. Прокремлёвские пропагандисты торжествуют. Будем считать, эта пляска на костях происходит от малой осведомлённости, от незнания предмета. На самом деле Эрдоган ведёт свою зачистку при попустительстве великих держав.

Ожесточённые бои разворачивались в Рас-аль-Айне. Но попытки курдов отбить турецкую атаку не дали результатов. После сделки между Трампом и Эрдоганом столкновения стихли. Зато в провинции Ракка разгорелось сражение вокруг населённого пункта Джалду и ряда деревень. Но в целом перемирие как будто состоялось. 19 октября Мазлум Абди от имени СДС согласился отвести войска от турецкой границы на 30 километров. Вашингтон это одобрил устами госсекретаря Майка Помпео.

Вооруженное противостояние между Турцией и курдами длится минимум тридцать пять лет. Главным противником Анкары изначально была Рабочая партия Курдистана (РПК), сформировавшаяся в первой половине 1980-х. Создавалась РПК как организация марксистская, прокоммунистическая, курируемая компетентными органами СССР. С тех пор утекло много воды. РПК давно превратилась в партию общедемократического толка, добивающуюся национальной автономии курдов в составе Турции. Но глубокие связи в Сирии у РПК сохранились.

Тут уместно напомнить ещё один факт. Двадцать лет назад основатель РПК Абдулла Оджалан просил политического убежища в РФ. Госдума одобрила, но тогдашний премьер Евгений Примаков фактически сдал курдского лидера. С тех пор Оджалан в турецкой тюрьме. Впрочем, уже далеко не РПК – а совсем иные политические организации и боевые ополчения – определяют характер курдского движения. Впрочем, Эрдогану как раз выгодно постоянно взывать к тени былой марксистской партии – пугать партнёров «призраком коммунизма»…

Соседние мусульманские государства стараются игнорировать войну. Позиция, вполне понятная с точки зрения рядового обывателя. К тому же, курды – хотя в большинстве своём мусульмане, но не арабы. Не палестинцы, например, солидарность с которыми положено выражать чуть не ежедневно. Этот момент тоже играет в пользу Эрдогана.

Только за первые дни «Источника мира» в результате ударов турецкой авиации и артиллерии погибли более ста человек. Ухудшается гуманитарная ситуация, надвигается голод. Кстати, экономическая и внутриполитическая ситуация обостряется в самой Турции – рост безработицы, падение курса лиры… Как нам известно, именно в такие моменты «нацлидеры» выкидывают на стол карты державной духовности и имперского величия. Продолжение войны в Сирийском Курдистане так же необходимо Эрдогану, как вялотекущая «гибридная война» на Донбассе укладывается в интерес Кремля.

В общем, на сегодня намечено возобновление турецкой операции.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Геополитика

У партнёров