Неожиданно, и совершенно непонятно с чего телеканал «Царьград», принадлежащий самому православному и духоскрепному российскому олигарху Малофееву, вдруг взялся порассуждать о «лихих 90-х». И не вообще о них, но конкретно о покушениях и убийствах тех времён. Когда они являлись привычным делом. «Царьград» самонадеянно решил проанализировать несколько самых, на его взгляд, резонансных убийств.

Заявка сделана с большим замахом. Закрутка лихая. Читатели ожидали глубокого анализа, захватывающих подробностей. Увы, ожидали зря.

Самым первым – вероятно, считая самым значимым – «Царьград» называет убийство лидера «ореховской ОПГ» Сергея Трофимова (Сильвестра). В одном абзаце рассказывается о количестве тротила, потраченного на это мероприятие. В следующем излагается интригующее предположение, что может быть, Сильвестр вовсе не убит.  Последний абзац посвящён бичеванию Сильвестра: дескать сам он был убийцей. Всё.

После этого «Царьград» переходит к убийству Галины Старовойтовой. Справедливо отмечается, что это преступление потрясло всю страну. Однако посвящает ему четыре абзаца, столько же, сколько и Сильвестру. А ведь в новой России с гибелью Старовойтовой сравнима только смерть Бориса Немцова. И по жестокости, и по цинизму, и по политической значимости.

Галина Старовойтова была учёным-социологом, много занималась межнациональными отношениями. В 1989-м её избрали (75% голосов) народным депутатом Верховного совета СССР, где она вошла в легендарную Межрегиональную группу. Побывала советником президента Ельцина по национальным вопросам. На момент убийства она была депутатом Государственной Думы, и сопредседателем движения «Демократическая Россия». В роковой день 20 ноября 1998-го она приехала в Петербург, чтобы организовать кампанию по выборам в городское Законодательное собрание.

Всего этого в статье «Царьграда» нет и в помине. Упоминается лишь, что Галина Старовойтова была политиком ярким, даже «одним из самых ярких». Но в чём эта яркость проявлялась, не говорится. Видимо авторы опуса посчитали, что читатель и сам должен знать. Так ведь тот, который знает, не станет читать «Царьград». А для незнающих всё-таки стоит разъяснить.

Первоначально поддержав Ельцина, Старовойтова вскоре перешла в оппозицию к нему. Не такую вялую, как КПРФ или «Яблоко», но резкую и бескомпромиссную. Особенно обострилось это противостояние с началом войны в Чечне. Она требовала немедленных равноправных переговоров. Но не только это. Старовойтова имела собственные твёрдые взгляды по разным вопросам. В её политическом багаже законы «О реабилитации жертв политических репрессий», «О правах национально-культурных объединений», «Об альтернативной гражданской службе», «О свободе совести и о религиозных объединениях» и многих других. Но главный закон, который она пробивала на протяжении многих лет ― это закон о люстрации.

Она добивалась привлечения к ответственности организаторов и проводников политики тоталитаризма. Требовала ограничить в правах, всех, кто так или иначе участвовал в укреплении коммунистического режима. По её мысли, пособники диктатуры не имели права на общественно-политические или хозяйственные посты. Впервые Старовойтова вынесла законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима» ещё на рассмотрение Съезда народных депутатов РФ в 1992 году. Законопроект предполагал запрет на властные полномочия парттаппаратчиков КПСС, штатных функционеров и тайных агентов спецслужб. Это предложение, разумеется, было отвергнуто Съездом. В 1997-м она снова попыталась провести этот закон, теперь в Госдуме. И снова он не был принят.

А ведь будь он реализован в жизнь, совсем иначе повернулась бы история России. Возможно, лично Ельцина, как прозревшего героя-антикоммуниста, поражение в правах обошло бы. Но у преемника шансов не было бы никаких. Как и у многих его нынешних сподвижников ― чиновников, силовиков, госолигархов. Может, потому «Царьград» и ограничился констатацией яркости. Без бередящих душу подробностей. Уж скажем прямо: победи Старовойтова – не был бы «Царьград» влиятельным изданием, не правила бы бал в стране идеология мракобесия.

Однако издание обходит молчанием не только этот момент. Бойко, но очень кратко описав убийство, перечислив некоторые имена киллеров и подельников – сразу переходит к «заказчикам». А зря. Ведь убийцы действовали под именем Святого Благоверного Александра Невского ― такое название носило охранное предприятие, в котором они подвизались. «Царьград» ― издание исключительно правоверное и христолюбивое. Странно, что не обрушилось с гневом на негодяев-убийц, посягнувшим на святое для каждого (предположительно) русского имя? Вообще, не кощунство ли присваивать имя святого ЧОПу? Нет, чтобы скромненько, как ЧВК Вагнера, например. Тут и дело сделано и святой ни при чём.

Вместо этого «Царьград» называет всю бандитов «тамбовскими». Что никак не соответствует действительности. Можно ещё понять, когда сходную ошибку допускает испанская юстиция (что они видят из-за Пиренеев?). Но российскому изданию это несолидно. Однозначно. При желании вопрос несложно изучить поглубже изучить интересующий вопрос. Для этого даже не требуются продвинутые технологии «Лиги безопасного интернета». Достаточно Википедии.

Далее авторы, уделив одно предложение судебному процессу над киллерами, переходят к организатору. Михаилу Глущенко по кличке «Миша Хохол». Называя его бывшим депутатом Госдумы и ограничиваясь указанием, что за это убийство он получил 17 лет колонии (в которую, впрочем, по сей день никак не соберётся). Но если уж говорить о Госдуме, почему не уточнить, в какой фракции заседал Глущенко? Это ведь небезынтересно. И вполне доступно, хоть через ту же Википедию. Или издание полагает, что аббревиатура ЛДПР незаслуженно компрометирует Михаила Ивановича?

Восполним пробел. Глущенко прошёл в Госдуму аккурат по спискам партии Жириновского. Почему именно он? Точных данных об этом нет. Во всяком случае, о политической активности Глущенко ни в Думе, ни ещё где-либо, ничего не известно. Чем же он так заинтересовал партию и лидера? Трудно сказать.

Но Михаил Глущенко как раз и владел ЧОПом, носящим имя святого. В котором окопались убийцы Старовойтовой. И ещё несколькими предприятиями Питера. То есть был человеком вполне зажиточным. А буквально на днях, согласно информации URA.RU, в список ЛДПР на выборы в Пермский краевой парламент вошли самый богатый депутат Заксобрания Николай Благов и сын известного пермского пароходчика Филипп Антонов. Комментируя этот выбор Жириновского, политтехнолог Олег Борисенко сообщил, что именно эти кандидаты станут спонсорами партии на выборах. «У ЛДПР каждый раз появляются новые кандидаты, но с финансовыми ресурсами. Они по большому счёту и обеспечивают партии избирательную кампанию», ― сказал Благов. Надо думать, не только в Перми.

Кстати, Жириновский специально приезжал в Питер, когда судили убийц Старовойтовой. Перед тем, как предстать перед судом (в качестве свидетеля, разумеется), посетил могилу. Посидел там, выпил, вероятно, «Жириновки». В качестве презента покойной оставил одеколон. Тоже, конечно, «Жириновский». На суде пьяно разглагольствовал: «Галина Васильевна пала жертвой коммерческих разборок, за которыми стоят левые фракции». И свалил всё на Зюганова (никак, правда, не связанного с «Благоверным князем»). Вроде того, что у него-то самого с ней был мир да любовь, а вот с коммунистами у неё была смертная вражда. О подсудимых сообщил, что сам их, конечно, не знает. Но они ― за двойной решёткой ― производят на него благоприятное впечатление. И ему кажется, что «эти люди явились жертвами ошибки». Трудно сказать, какую именно ошибку имел в виду Жириновский, но сами киллеры в содеянном сознались.

Теперь вопрос: а для чего самому Глущенко требовалось убивать Старовойтову? У «Царьграда» ответ готов. Это дело, мол приказал ему осуществить «лидер Тамбовской ОПГ Владимир Барсуков-Кумарин». О чём сообщил сам Глущенко. Просто и ясно. Как солнечный день. Известно, что каждое слово Глущенко – истина, и доверчивые исследователи из «Царьграда» безоговорочно этому бреду верят. Зато следователь ФСБ, как известно, сразу не поверил – отправил на приём к психиатру, а потом на детектор лжи.

Потребовалось ещё не меньше двух лет, чтобы Барсукову было предъявлено обвинение. Причём в такой форме, что дело уже два года не решаются передать в суд ― уж больно сомнительно оно сформулировано. Якобы Барсуков, ни разу лично со Старовойтовой не встречавшийся (в отличие от Глущенко) и никогда никаких конфликтов с ней не имевший (в отличие от Жириновского и его партии) вдруг ради какого-то неизвестного решил с ней покончить. Просто так, лишь бы неизвестному потрафить. Интересно, конечно, даже интригующе, но с каким-то перебором. Видимо, потому «Царьград» и не комментирует этого. Просто добавляет голос в управляемый медиахор бездоказательного обвинения. Власти по Барсукову решили, агитпропу остаётся аплодировать.

А зря! Можно было бы выстроить не один десяток любопытных версий, читатель бы оценил. Вместо этого издание назидательно завершает: вот-де они какие, эти бандиты, совсем не стеснялись ликвидировать представителей власти. Вот, значит, где увидена суть: либерал Старовойтова – радикально-оппозиционный депутат – «представитель власти»… Академик Сахаров тогда – «видный деятель советского государства». Извращения в духе эпохи, но смысл понятен: трепещи перед государством! А что был за человек – авось забудется.

Далее по одному абзацу посвящается убийствам питерских политиков Виктора Новосёлова и Михаила Маневича, московских журналистов Влада Листьева и Дмитрия Холодова.  Последним упоминается гибель «легендарного борца с преступностью» майора Дмитрия Огородникова. Тоже один абзац. Произошло это убийство в 2000-м. И таким образом как бы подведена черта. Наступила эра стабильности

При лихом анонсе не такой высоты ждали читатели от «Царьграда». Но идеология обязывает.

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

в Петербурге

Общество

У партнёров