Досрочные парламентские выборы в Румынии три недели назад принесли неоднозначные результаты. Первое место сохранила Социал-демократическая партия (СДП). Но союзников у СДП нет. Правительственная коалиция будет формироваться на основе правоцентристского большинства. Однако правоцентристы получили и другую оппозицию. Молодую, активную, даже яростную. Националистическая партия Альянс за единство румын (АЕР) издателя Клаудиу Тырзиу и историка Георге Симиона атакует с правого флага.

Правительство формирует коалиция исторической Национал-либеральной партии и либерального Союза за спасение Румынии. При голосованиях к ним примыкает Демократический союз венгров Румынии. 18 декабря эти партии вместе с Партией свободы, единства и солидарности распределили между собой восемнадцать министерств. Президент Клаус Йоханнис выдвинул в премьеры национал-либерала Флорина Кыцу, министра финансов в кабинете Людовика Орбана. Таким образом румынское правительство сохраняет правоцентристский, проевропейский и антикоммунистический характер. Последнее тоже весьма актуально, поскольку под антикоммунизмом в Румынии понимается не только отвержение чаушистского наследия, но и противостояние СДП.

С другой стороны, выборы показали, что значительная часть населения Румынии не готова вписываться в неолиберальный мейнстрим. Это относится не только к электорату СДП. Хотя поддержка многократно обвинённой в коррупции «партии Илиеску» составляет около 30%, и это тоже о многом говорит. Однако: «Главной неожиданностью выборов стал прорыв Альянса за единство румын, с первого раза превратившегося в четвёртую политическую силу страны», – говорит профессор Бухарестского университета, известный румынский политолог Раду Карп.

Румынская аббревиатура АЕР – AUR – переводится как «золото». Это тоже эффектно и умело обыгрывается в пиаре.В западной прессе АЕР уже успели окрестить партией националистической и крайне правой. В послереволюционной Румынии такие уже бывали. Например, Партия национального единства румын инженера Константина Ивасиука, экономиста Георге Фунара и генерала Мирчи Челару упорно продвигала этническую унификацию государственности в конфликтах с венгерским нацменьшинством.  Партия «Великая Румыния» покойного поэта Корнелиу Вадима Тудора ориентировалась одновременно на традиции «Железной гвардии» и национал-коммунизма времён Чаушеску. Сегодня их политическое влияние ничтожно: «великорумыны» 6 декабря не набрали и одного процента.

Зато АЕР, созданный всего год назад, стал безусловным чемпионом румынского национализма.  Его поддержали более 9% избирателей. 33 депутата, 14 сенаторов – действительно, для электорального дебюта внушительный результат. «Консервативная революция началась», – объявил Клаудиу Тырзиу после оглашения итогов голосования.

На своём сайте АЕР провозглашает себя партией, которую румынский народ ждал 30 лет с падения коммунистической диктатуры. Главные лозунги просты и доходчивы: покончить с коррупцией, возродить национальные ценности. Акцент делается на единение и защиту соотечественников: «Половина румынской нации находится за пределами нынешних границ страны и из года в год население сокращается. Альянс за единство румын нацелен на достижение единства румын, где бы они не находились – в Бухаресте, Яссах, Тимишоаре, Черновцах, Италии или Испании». Напоминает Конгресс русских общин середины 1990-х.

АЕР сегодня имеет 22 отделения в разных странах мира. Характерно, что на декабрьских выборах Альянс получил наибольшую поддержку среди румын, работающих в Италии, занял второе место при голосовании румынской диаспоры во Франции и Испании. Идея защиты румын, «где бы они ни жили» – стержневая линия Альянса. С этой точки зрения логично, что Альянс – унионистская организация, активно ратующая за объединение с Молдовой. Некоторые лидеры АЕР, начиная с Георге Симиона, были признаны в Кишинёве персонами нон грата. Но весьма вероятно, что нынешние молдовские перемены это положение изменят. Так же упорно АЕР отстаивает права украинских и сербских румын.Либеральные оппоненты подчёркивают антимадьяризм АЕР. Эта партия категорически отвергает какие бы то ни было формы автономии многочисленных румынских венгров. Стоит ли удивляться, что к правительству, составной частью которого стала «венгерская» партия, АЕР будет относиться весьма строго.

Крайне правое измерение Альянса проявляется и в историческом измерении. Сопредседатель Тырзиу не скрывает своего восхищения личностью Корнелиу Кодряну. И вообще ролью «Железной гвардии» в национальной истории. Он призывает к полному и открытому историческому оправданию легионеров: «Они первыми поднялись против коммунистической опасности и жертвовали собой во имя Христа». Сопредседатель Симион известен на поприще унионизма с Молдовой. Его главный научный интерес – история коммунистических преступлений.

Как видим, самый последовательный антикоммунизм не всегда создаёт политическую общность. Вполне идентичное отношение к РКП и СДП не делает АЕР союзником правящих национал-либералов. Слишком сильны разногласия по другим вопросам. Альянс – партия очень национальная, но совсем не либеральная.

Национализм и консерватизм, социальный популизм и традиционные ценности румынского христианства – таковы несомненные основы идеологии АЕР. В партийной риторике явственны мотивы евроскептицизма. Но антиевропеизм и антимадьяризм Альянса всё же условны, тут надо доказывать и «ловить на слове». Антисемитизма же, характерного для партии покойного Тудора, в АЕР нет вообще – во всяком случае, никаких публичных проявлений.Идеология АЕР базируется на четырёх понятиях: семья, нация, церковь, свобода. Семья – «основа любого здорового общества». Нация – «естественное сообщество всех, у кого общий язык, культура и история». Вера – «источник нравственного здоровья цивилизации». Свобода – «самый ценный дар Бога человеку». Чего проще? Верность как верность.

Но, по мнению политолога Карпа, своим прорывом на недавних выборах АЕР обязан не столько национал-консервативной идеологии, сколько активной базовой работе на местах: «Это новая партия, очень динамичная, очень мобилизованная, присутствующая на территории». Росту популярности Альянса способствовала кампания ковид-диссидентства: выступления против антиконституционных карантинных ограничений, масочного режима и вакцинации. Лидер кампании адвокат Диана Йовановичи Шошоакэ избрана в сенат от АЕР.

Среду развёртывания АЕР создают приходы Румынской православной церкви и светская сеть Православного братства – активная и в значительной степени молодёжная по составу. Здесь в ходу традиции и образы «Железной гвардии» – от мистического национализма и культа Кодряну до зелёной легионерской формы и летних тренировочно-трудовых лагерей.

Профессор Венского университета Оливер Йенс Шмитт указывает, что кадровую основу АЕР сформировали гуманитарии, наследующие интеллигентской фронде «позднего коммунизма». При Чаушеску, как при Андропове в Советском Союзе, допускалось лишь одно отклонение от коммунистической идеологии – националистическое. Только доминирующей нации (не венгерской в СРР и не украинской в СССР) и только в жёстко установленных пределах.

Однако на «интеллигентских кухнях» эти пределы значительно расширялись. Советские «наши современники» увлекались монархистами и белогвардейцами, румынские – легионерами Кодряну. Именно таков был Корнелиу Вадим Тудор. Сейчас на авансцене следующее поколение. Открыто и откровенно националистическое, полностью отбросившее коммунистические комплексы, но сохранившее и развившее интеллектуальные навыки.Если же говорить о внешнеполитической доктрине, то евроскептицизм АЕР сводится к выступлениям против диктата брюссельских чиновников. Эта партия, едва ли не единственная в румынской системной политике, выражала симпатии и поддержку Дональду Трампу с его американским изоляционизмом. Но АЕР не ставит под сомнение членство в Евросоюзе и активно поддерживает участие Румынии в НАТО. Лидеры Альянса выдвигают амбициозные планы – утвердить доминирование Румынии как форпоста Западного мира на юго-востоке Европы.

И в отличие от большинства европейских крайне правых, Альянс за единство румын негативно настроен к правящему режиму РФ. Прежде всего АЕР требует от Москвы «покинуть территорию Молдовы». Военное присутствие в Приднестровье исключает для румынских националистов какой-либо позитив к Кремлю. Антипутинизм АЕР базируется на геополитическом конфликте. Но только ли в этом причина? Может быть, и яростный антикоммунизм означает враждебность к наследникам ЧК? А подлинная приверженность традиционным ценностям – к их коррупционной профанации?

Достаточно сказать, что прозападные группы румынских православных активистов всячески сопротивляются проникновению Московской патриархии (заметное в восточных епархиях), поддерживают Украину в церковном конфликте. Но с другой стороны, по словам профессора Шмитта, московское лобби проталкивает не только антизападнические идеи, но и «неолегионерство» – так сказать, заходя с тыла…

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

У партнёров