11 июня 1806 года состоялась торжественная церемония закладки Смольного института. Институт был основан гораздо раньше. И сначала назывался Императорским воспитательным обществом благородных девиц. Основала его просвещённая царица Екатерина II. Дабы «дать государству образованных женщин, хороших матерей, полезных членов семьи и общества». Это было первое в Европе государственное учебное заведение для обучения девушек и первое в России женское образовательное учреждение.

В программу обучения смолянок входили музыка, танцы, рисование и светские манеры ― несомненно, самые необходимые в жизни предметы. Но заодно обучали и различным видам домоводства. Кроме того, девушкам преподавали курс русской словесности ― надо же как-то изъясняться с прислугой. Они даже изучали арифметику ― вероятно, чтобы проверять счета от модистки. И даже, сообразуясь с прогрессивными идеями века, обучались совсем уж ненужным географии и истории. Зато серьёзнейшее внимание уделялось нравственному воспитанию и, конечно, закону божьему.

Благодаря такой методе образования из Смольного института выходили этакие цацы, специально подготовленные для услаждения взыскательных вкусов мужей-эстетов. Достаточно посмотреть на первый выпуск смолянок, запечатлённых на знаменитых портретах Левицкого. «Не нимфы ли богинь пред нами здесь предстали? Иль сами ангелы со небеси сошли», ― писал о них придворный сочинитель Сумароков. Ну, ангелы не ангелы, а статс-дамы и прочие никчёмные фрейлины получались из смолянок отменные. Хотя не все.

Баронесса София де Боде, дочь командира 1-й бригады на Северо-Западном фронте Первой мировой войны закончила Смольный институт в 1914-м. И сразу же рванула на фронт к отцу. Служила разведчиком, пока не получила травму ноги. После этого отец отослал её к семье в Москву. Где она и прожила до 1917-го. После Февральской революции пошла учиться на офицерские курсы в Александровское военное училище, получила чин прапорщика. Командовала отрядом юнкеров во время московских октябрьских боёв с большевиками. После победы большевиков одна отправилась на Дон к Корнилову. Участвовала в Первом Кубанском походе. Убита при штурме Екатеринодара 13 апреля 1918-го.

Другая смолянка, закончившая институт благородных девиц с золотой медалью на три года раньше, Мария Захарченко-Шульц (в девичестве Лысова) пошла на Первую мировую войну вместе с мужем. Вскоре он погиб, а через три дня после его смерти она родила дочь. Отдала её родственникам, и получив царское разрешение, поступила в 3-й Елизаветградский гусарский полк. Воевала, получила два георгиевских креста «За храбрость».

В конце 1917-го вернулась в Россию. Организовала в родной Пензе переправку офицеров в Белую армию. Потом отправилась туда сама. Служила в 15-м уланском полку. Была тяжело ранена под Каховкой. Вместе с остатками Белой армии ушла за кордон. Вступила в Боевую организацию генерала Кутепова. Несколько раз переходила границу по заданию Кутепова. Последний раз ― в 1927-м. В составе диверсионной группы планировала поджог общежития чекистов на Малой Лубянке. Диверсия завершилась провалом — группу обнаружили, пожар был потушен. Захарченко-Шульц попытались уйти через западную границу, но леса вдоль границы прочёсывали части НКВД. Чекисты настигли её 18 июня. По воспоминаниям очевидца, Мария Захарченко-Шульц со словами «За Россию!» покончила с собой. Этот героический образ спустя много лет воплотила в фильме «Операция Трест» замечательная русская актриса Людмила Касаткина.

Институт благородных девиц закрыли. Смольный оккупировали городские чиновники. Героини перевелись.

У партнёров