17 марта 1901 года у Казанского собора состоялась одна из самых массовых студенческих демонстраций. Студенты протестовали против так называемых «временных правил», запрещавших студентам любые виды собраний и обществ и позволявших брить их в солдаты за участие в политической борьбе.

Приняты эти правила были по инициативе министра просвещения Боголепова. И применялись повсеместно. В листовке Киевского союзного совета студенческих землячеств, говорилось, что «ничего особенного не надо из себя представлять, чтобы попасть в России в разряд политических преступников. Все мы политические преступники, потому что нам не нравится наш устав и академические порядки, не по вкусу пришлись казацкие нагайка и «временные правила», потому что всем нам дорога свобода и неприкосновенность личности». Эта листовка была написана после того, как 183 киевских студента были отданы в солдаты. Вся их вина заключалась в участии в «ветровской демонстрации», посвящённой памяти революционерки Марии Ветровой, покончившей с собой в Петропавловской крепости.

Ко дню демонстрации дерптский студент Пётр Карпович отправил Боголепова в мир большинства. Именно в этот день, 17 марта, Карпович предстал перед судом. Суд был уголовным, а не политическим. «Я был уверен, что буду судим военным судом и приговорён к смертной казни. Это не особенно устрашило меня. Но меня судят, оказывается, общеуголовным судом, и смертной казни нет в его распоряжении. Готового к смерти, меня, естественно, каторга не устрашит и уж, конечно, не исправит», ― сказал он судьям и не в чём не раскаялся.

Боголепова не стало, но «временные правила» продолжали действовать. Участники Казанской демонстрации требовали отменить их, вернуть «академические свободы» и возвратить из армии киевских студентов. У собора собралось несколько тысяч человек. Власть выпустила на них полицейских и казаков… Одна из участниц демонстрации вспоминала:

«Неизвестно откуда (точно из-под земли) явились целые организованные отряды городовых и стали теснить собравшуюся молодёжь к стене. Припёртые к стенам и окнам домов, студенты и курсистки не знали что делать. Вдруг раздался крик ужаса: Бьют. Бьют. Бьют».

Несколько молодых людей были убиты, десятки ранены, полторы тысячи, в том числе 154 женщины, арестованы.

Это кровавое побоище наблюдал с паперти Казанского собора Максим Горький. Он был потрясён жестокостью полиции. «Я, видите ли, чувствую, что отдавать студентов в солдаты ― мерзость, наглое преступление против свободы личности и идиотская мера обожравшихся властью прохвостов, ― писал он Брюсову. ― У меня кипит сердце, и я был бы рад плюнуть им в нахальные рожи человеконенавистников». Он стал активным организатором протестов ― привлекал писателей к сбору денег ссыльным и голодающим студентам. Лично внёс 2 тысячи рублей в «Агитационный студенческий фонд». В апреле был арестован, был обвинён в «бунте против верховной власти» и выслан из Нижнего Новгорода.

Казанская демонстрация изменила судьбу Константина Бальмонта. Он тоже принял участие в ней. Через десять дней на литературном вечере в Городской думе он прочитал знаменитое стихотворение «Маленький султан». Ни у кого из слушателей не возникло сомнений, в том что поэт бичует режим и его воплощение ― царя Николая: «То было в Турции, где совесть — вещь пустая, там царствует кулак, нагайка, ятаган, два-три нуля, четыре негодяя и глупый маленький султан». Вскоре по постановлению особого совещания Бальмонт был выслан из Петербурга с лишением права на проживание в столичных и университетских городах.

Врач и замечательный педагог Пётр Лесгафт тоже был свидетелем расправы над студентами. Он выступил с яростным протестом, организовав подписи 99 профессоров и литераторов. Из столовой основанных им Курсов воспитательниц и руководительниц физического образования арестованным в Литовский замок носили обеды. Вскоре ― после нескольких обысков ― Лесгафта на год выслали из Петербурга в Финляндию, а его Биологическая лаборатория прекратила работу. Позднее были закрыты лесгафтовские курсы ― одно из самых передовых и демократичных учебных заведений России.

Прошло более ста лет, «временные правила» давно отменили. Отменили и царскую власть. И вообще записали в Конституцию, что Россия демократическая страна, признающая все основополагающие права человека. В том числе право на протест.

Только за прошедшие три месяца 2020-го за участие в мирных митингах в РФ арестовано более 10 тысяч молодых людей. Ректора крупнейших вузов страны грозят студентам отчислениями за участие в протестах. Да что там студентам, учителя пугают школьников…

А теперь внимание!

За участие в Казанской демонстрации 1877 года отчислен из Горного института и сослан в Сибирь студент Марк Натансон. Вернувшись, он в 1902-м стал одним из основателей Партии социалистов-революционеров.

В том же году была создана Боевая организация партии. Её устав написал Михаил Гоц, отчисленный из Московского университета и сосланный в Сибирь за создание подпольной типографии.

Лидер ПСР и руководитель БО ПСР Борис Савинков был исключён из Петербургского университета за участие в студенческих беспорядках.

Член БО ПСР Степан Балмашёв, казнивший министра внутренних дел Сипягина, был студентом Киевского университета. Как один из руководителей студенческой забастовки в поддержку 183 отправленных в солдаты, исключён из университета, арестован и отправлен в ссылку под надзор.

Член БО ПСР Иван Каляев, упокоивший великого князя Сергея Александровича, за участие в 1899-м в организационном комитете студенческой забастовки был отчислен из Петербургского университета и выслан из столицы.

Член БО ПСР Егор Сазонов, порешивший министра внутренних дел Плеве, за участие в Казанской демонстрации 1901 года был исключён из Петербургского университета и по этапу отправлен в ссылку.

Надо ли продолжать?

А пожалуй… По воспоминаниям ещё одного участника Казанской демонстрации, философа Иванова-Разумника, арестованных студентов, как сельдей в бочку, запихали на второй этаж тюрьмы. А «в первый этаж согнали «уголовников», с которыми мы немедленно вступили в общение, спуская им из окна на верёвках и записки, и папиросы, и всяческую снедь». Вот так куются кадры революции.

У партнёров