19 декабря 1954 года в Городском шахматном клубе прошёл финал первого первенства города по молниеносной игре в шахматы на приз газеты «Вечерний Ленинград».

Городской шахматный клуб имени Чигорина был забит до отказа. Разыгрывалось первенство только среди мужчин. Имена участников самого первого турнира известны. Это Борис Спасский, Виталий Чеховер, Георгий Борисенко, Виктор Корчной, Василий Бывшев, Константин Кламан, Виктор Арцукевич, Николай Введенский, Александр Геллер, Евгений Зацепин, Александр Черепков. Участвовали и персонально приглашённые гроссмейстеры Марк Тайманов, Александр Толуш и чемпион Ленинграда Николай Копылов.

Все с нетерпением ожидали игры легендарных шахматистов Бориса Спасского и Марка Тайманова. Однако главный приз ― ламповый радиоприемник «Нева» — достался 23-летнему Виктору Корчному, победившему с результатом 12,5 из 13 (ничья с Геллером).

Виктор Корчной (1931―2016) играл в шахматы с 13 лет. В 16 лет стал чемпионом СССР среди школьников. В 25 лет получил звание гроссмейстера, в 1960 году впервые выиграл первенство СССР. Он был участником 16-ти чемпионатов СССР и победил в четырёх из них. Больше 20 лет был одним из претендентов на мировое первенство.

Вершиной его спортивной карьеры стали два матча за мировое первенство с Анатолием Карповым.

Виктора Корчного уважали за приверженность честной игре — для разрешения конфликтных ситуаций на турнирах шахматисты чаще обращались к нему, а не к судьям, и его авторитет был не­пре­рекаем. Он отличался прямотой суждений и обострённым чувством справедливости. В юности отказался заниматься у одного из сильнейших советских гроссмейстеров Толуша, считая это изменой своему первому тренеру Владимиру Заку, у которого занимался в шахматной школе Ленинградского дворца пионеров. В 1961 году, получив приглашения от команд, готовивших матч-реванш между Талем и Ботвинником, отказался от этих предложений, так как полагал неэтичным знакомиться с подготовкой своих будущих потенциальных соперников. Много лет спустя, в 1983 году, отказался от присуждённой ФИДЕ победы, когда Каспаров не смог вовремя попасть на матч претендентов в Пасадену.

В матчах с Карповым всё было иначе. Хотя московский матч (1974) Корчной играл ещё как советский гражданин, для спортивных партчиновников он уже был неприемлем. Поэтому Карпова поддерживал не только Спорткомитет, все советские гроссмейстеры. Их обязали незамедлительно давать консультации, если это срочно потребуется Карпову. Корчному, разумеется. Помощи не предлагалось. «В 1974 году, когда я впервые играл с Карповым, ― вспоминал он, ― всех советских гроссмейстеров «под ружьём» послали помогать Карпову. Только двое отказались и предложили помощь мне: Керес и Бронштейн».

А дальше известно. В 1975 году Бобби Фишер («Шахматы приносят мне радость и деньги») отказался от участия в турнире на звание чемпиона мира. ФИДЕ лишила его чемпионского звания и объявила новым чемпионом Карпова. Которому ― как ни крути ― свой титул пришлось защищать. Снова в схватке с Корчным. Который к тому времени покинул пределы необъятной и поселился в Швейцарии. А в СССР был объявлен «власовцем от шахмат», предателем и иудой.

В 1978-м в Багио играли уже два идеологических врага. «О, это незабываемое ощущение! Вы проходите сквозь строй ненавидящих глаз, и каждый в этом строю мысленно разделывает вас под жаркое. Пожалуй, тот, кто не испытал такого, по-настоящему еще и не жил», ― вспоминал Корчной о том матче. Он практически в одиночку (он ещё даже не был гражданином Швейцарии) противостоял советскому государству. Карпов с войском тренеров и массажистов, докторов и консультантов, журналистов и психологов, советников и агентов КГБ и даже специальным гипнотизёром для воздействия на Корчного был обречён на победу. К его услугам была и вся FIDE (разрядка же!).

Через три месяца упорной борьбы, утром 18 октября 1978 года Корчной отправил письмо судье матча: «Я не буду доигрывать 32-ю партию. Но я не собираюсь и подписывать бланк, ибо партия игралась в совершенно незаконных условиях. Я не считаю эту партию законной. Матч не окончен. Я оставляю за собой право жаловаться в ФИДЕ на недопустимое поведение советских, враждебность организаторов, недостаточную активность судей…» Эти слова Корчного тут же посчитали признанием поражения.

А Корчной продолжал играть и побеждать на турнирах. Он стал старейшим гроссмейстером в мире. В 2001 году победил в круговом турнире, посвящённом собственному семидесятилетию. Через десять лет, в возрасте 80 лет стал победителем ветеранского турнира в честь 100-летия Михаила Ботвинника. А в 84 года во время супертурнира в Цюрихе снова сыграл матч в быстрые шахматы с Вольфгангом Ульманом. Поединок завершился вничью.

Теперь в Петербурге регулярно проводится традиционный Мемориал Корчного. В память о нём выходят книги, он по-прежнему остаётся символом сопротивления коммунизму. Наравне с Буковским, Солженицыным, Войновичем. А вот полковника Батуринского, который руководил советской шахматной делегацией в Багио и обеспечил победу для Карпова и СССР, помнят только очень узкие специалисты по истории шахмат. Умер он всеми забытый чуть ли не в нищете ― под старость даже продал бывшему подопечному Карпову свою уникальную шахматную библиотеку.

У партнёров