19 февраля 1899 года Николай II утвердил высочайший доклад о создании Санкт-Петербургского Политехнического института. Автором доклада и инициатором создания нового вуза стал тогдашний министр финансов Сергей Витте.

Витте занимался созданием Политеха лично. По его признанию, он взялся за дело «весьма ретиво и с большим удовольствием». Институт по тем временам был открыт в рекордно короткие сроки и отличался от открытых ранее подобных учебных заведений. Его стараниями было принято особое Положение о Политехническом институте. Перед новым вузом ставились совершенно новые, доселе неведомые задачи. Экономическое отделение института должно было подготовить лиц для занятия должностей в новых отраслях государственного управления, которые требовали больших знаний в области экономических наук. От института требовали создания нового класса просвещённых предпринимателей, которые могли бы руководить крупными промышленными, торговыми и кредитными предприятиями. Экономическое отделение должно было также заняться подготовкой научных кадров и журналистов, профессионально освещающих в периодической печати проблемы экономики.

Таким образом, Петербургский Политехнический институт становился не традиционной площадкой подготовки специалистов по техническим и экономическим наукам, центром развития этих наук, но ещё и рассадником этакого технико-экономического вольномыслия. Что недалеко и до политического. И это в общем-то не удивительно. Ведь, не забудем, именно Витте был реальным автором манифеста 17 октября 1905 года, даровавший основные гражданские свободы и вводивший институт народного представительства. Этот манифест положил начало свержению русской монархии, тормозившей развитие страны. А вся деятельность самого Витте ― «дедушки русской индустриализации» ― была заточена на резкое ускорение темпов промышленного роста и вхождение России в семью «цивилизованных» европейских народов.

Созданием Петербургского политехнического института, (а также других подобных по всей стране) Витте, заложил основы всех великих экономических реформ, которые потом незаслуженно приписывали его непримиримому врагу Столыпину. А махровый монархист и духоскреп Столыпин как раз постарался свести все политические реформы Витте к нулю ― начиная со «столыпинских галстуков» и заканчивая разгоном Думы. Это понял даже не очень умный Николай II: «Смерть графа Витте была для меня глубоким облегчением. Я увидел в ней также знак Божий». Не удивительно, что именно Столыпин сегодня икона путинского режима, а про Витте стараются вспоминать пореже.

Даже любимое детище Витте ― Политехнический институт ― когда-то бывший одним из лучших технических вузов страны превратили в отстойник. А нём когда-то преподавали Абрам Иоффе, Владимир Щуко, Александр Фридман и Игорь Курчатов. В Политехе учились нобелиат Пётр Капица, пушкинист Борис Томашевский и писатель Евгений Замятин. И замечательный поэт Серебряного века Леонид Каннегисер, избавивший Петроград от чекистского упыря Урицкого.

Очень символично, что именно в топке Петербургского Политехнического института был уничтожен труп последнего царского защитника «из народа» Григория Распутина. После его смерти Февральская революция три дня снесла трёхсотлетнюю русскую монархию. В общем, Витте трудился не зря.

У партнёров