2 июня 1940 года во Франции умер один из самых богатых людей дореволюционной России промышленник и финансист Алексей Путилов, последний владелец Путиловских заводов.

Родился Путилов в богатой дворянской семье, поэтому карьера его была обеспечена. Сразу же после окончания университета его пристроили в министерство финансов. Где он быстро сумел примазаться к Витте. После его отставки в 1905-м занялся частным предпринимательством, благо имелся наследственный актив в виде Путиловских заводов. Но на всякий случай ― дабы не терять связи с нужными чиновниками ― прилепился к новому премьеру Столыпину, участвуя в его аграрной реформе. Путилов даже сделал весьма радикальное предложение царю. Посоветовал принудительно выкупать часть помещичьих земель и через банк продавать их крестьянам.

Историки предполагают, что эта мера теоретически могла бы предотвратить новую революцию. А именно её передовой бизнесмен Путилов особенно опасался. Ведь именно с забастовки рабочих его завода началась Первая русская революция. По рассказам французского посла Палеолога, в 1915-м он предрекал: «Революция будет гибельна потому, что от буржуазной революции мы тотчас перейдём к революции рабочей, а немного спустя к революции крестьянской. Тогда начнётся ужасная анархия, бесконечная анархия, анархия на десять лет… Мы увидим вновь времена Пугачёва, а может быть и ещё худшие».

В общем, Путилов предложил Николаю II нечто целесообразное, хотя бы по видимости. Но царь, будучи человеком исключительно неумным, это предложение с негодованием отверг. Путилов окончательно ушёл в отставку. Хотя монархистом быть не перестал.

Он быстро стал миллионером, одним из ведущих финансистов и промышленников в стране. Владел заводами, банками, создал одну из крупнейших финансово-промышленных групп, был председателем самого крупного в стране Русско-Азиатского банка и учредителем крупнейшего русского нефтяного холдинга «Русская генеральная нефтяная корпорация» (со штаб-квартирой в Лондоне). Особенно нажился Путилов на Первой мировой войне, став главным поставщиком военного министерства ― как все российские предприниматели он всеми силами бился за госзаказы (эта традиция сохранилась и поныне). Но тут произошёл облом ― в 1916-м его военно-промышленный холдинг накрылся медным тазом, точнее, перешёл в казну. А дело было так: в условиях военного времени и госзаказа Путилов старался выжимать из рабочих все соки, нещадно эксплуатируя их. Понятно, что на его заводах, и раньше известных забастовками, снова началась стачка. Он попытался договориться с бастующими, но не сумел. Пришлось обращаться к помощи казаков. Забастовка была подавлена, две тысячи путиловских рабочих отправились на фронт, а заводы ― в госсобственность.

Понятно, что после этого великую Февральскую революцию Путилов встретил с восторгом. Тем более, что забастовка питерских рабочих его Путиловского завода 3 марта 1917-го стала началом и этой революции.

Но восторг длился недолго, поскольку социалист Керенский не спешил возвращать заводы законному владельцу. Путилов снова стал убеждённым монархистом и даже создал «Общество экономического возрождения России» для поддержки Корнилова. Однако денег на борьбу пожалел. Вместо обещанных трёх миллионов дал Корнилову 400 тысяч рублей (якобы из собственных средств). После провала Корниловского мятежа покинул Петроград. А после большевистского переворота Путиловский завод был национализирован, в всё путиловское имущество ― и недвижимое, и движимое ― было конфисковано. За председателя правительства это постановление подписал Сталин.

Путилов, бросив семью, которой пришлось уходить за кордон по льду Финского залива, подался в Китай. Там даже посотрудничал с генералом Хорватом ― основателем и лидером Белого движения на Дальнем Востоке. Во время Гражданской войны вроде бы выделял какие-то средства на Вооружённые силы Юга России. Стал членом политсовета Монархической организации Центральной России («Трест») и центрального комитета замшелой правой Российской торгово-промышленной партии. После поражения белых отправился в Париж и воссоединился с семьёй.

Большая часть Путиловской финансово-промышленной империи осталась в России. Но за границей он устроился вполне комфортно, поскольку стал главой Русско-Азиатского банка, имевшего филиалы во многих странах мира. Переименовав его во Франко-Азиатский банк. Но тут удача отвернулась от него окончательно.

По-марксистски (а они не всегда неправы), чем дальше на восток, тем буржуазия подлее. Последний владелец Путиловских заводов это наблюдение вполне подтвердил. Уже в 1921-м, когда стало очевидно, что большевики подавили предречённую им «анархию», то есть народ, вставший с колен, и навели «законный порядок», он завёл с ними шашни. Встречался с советским наркомом торговли Красиным и предлагал услуги по созданию советско-французского эмиссионного банка для содействия большевикам в проведении денежной реформы. В 1926-м его уже публично обвинили в том, что он вёл переговоры о передаче Советам своего Франко-Азиатского банка. Путилова изгнали с поста председателя. А вскоре и банк был признан несостоятельным должником и ликвидирован. С тех пор никакой политической или финансовой роли он не играл. Лишь всё пытался доказать, что не был виновником подавления выступления Корнилова.

Это всё к вопросу о расколе элит. Которого с нетерпением ждут российские либералы. Почему-то предполагая, что так называемая бизнес-элита чем-то недовольна и в конце концов станет действовать в их интересах. Которые они приравнивают к интересам России и её народа. Может и недовольна. Только интересы у неё исключительно свои. Никакого отношения к судьбам и нуждам россиян не имеющие. И даже случись что (конечно, без её участия), прибьётся к самому сильному. Хоть бы даже и самому страшному. Ну, вот как Путилов попробовал прибиться к сталинскому СССР.

У партнёров