20 июня 1918 года был убит агитатор-пропагандист В. Володарский. Ехал он на очередной митинг. Застрелил его рабочий-маляр Никита Сергеев.

Произошло это на Шлиссельбургском проспекте, когда машина комиссара заглохла на пути из Смольного на Обуховский завод. Володарский в сопровождении двух юных секретарш Зиновьева направлялся на очередной митинг. Он вообще любил повыступать. Из-за того и погорел. Этот ― обуховский митинг ― мог стать четвёртым за день. Но не получилось. На полпути мотор его «Бенца» № 2628 заглох. Как сообщил потом на допросе водитель Гуго Юргенс, кончился бензин ― в Смольном жались даже на лишнюю канистру. Бензин закончился аккурат там, где уже давно поджидал Никита Сергеев.

«В. Володарский» ― это псевдоним. Символично, что литера «В» с точкой не означают ровно ничего, не кроется за ними никакого имени. В жизни В. Володарский был просто Володарским или товарищем Моисеем. Комиссаром по делам печати, пропаганды и агитации Петрограда, точнее Союза коммун Северной области. На этой должности он последовательно и планомерно занимался удушением свободной прессы. «Окопавшиеся в этой газете люди, ― писал журналист Володарский о газете «Новый вечерний час», ― под видом опечаток распространяли лживые, провокационные слухи, готовили удар в спину Октябрьской революции».

О том, каким образом опечатки могут нанести «удар» да ещё и «в спину» сказать сложно. Тем не менее пролетарский медиамагнат Володарский (он был создателем и главным редактором «Красной газеты») их бдительно и своевременно заметил и обличил. За то короткое время, что выпало Володарскому покомандовать петроградской прессой, он установил жесточайшую политическую цензуру ― было закрыто около полутора сотен оппозиционных газет. За буржуазность и контрреволюционность.

На самом деле всё было проще ― все эти газеты критиковали Ленина лично и всю политику большевиков. Володарский организовал целый показательный процесс над этими изданиями. Сам выступил в качестве главного обвинителя. По приговору издания не только закрыли, но и ― что важнее ― конфисковали в пользу большевиков их типографии, банковские и другие материальные активы.

Но главные победы и достижения В. Володарского были ещё впереди. В полной мере оценив его организаторские и прочие способности, партия поручила ему ещё более сложную задачу ― организацию подтасовки результатов выборов депутатов в Петросовет. В 1918-м питерцы продолжали активно поддерживать «буржуазных» кандидатов ― эсеров, меньшевиков и даже кадетов. Перед Володарским была поставлена конкретная задача ― «реконструкции» Петросовета. На этом настаивал его шеф, «революционный диктатор Петрограда», «Гришка Третий» и будущий организатор «красного террора» в городе Зиновьев: «Вопрос о реконструкции совета ― это вопрос о единственно правильном представительстве при совершенно изменившемся положении в Петрограде».

Вот Володарский и занялся этой реконструкцией. Спускал избирательным комиссиям контрольные цифры. Нагнал на избирательные участки «красных патрульных», чтобы выгоняли наблюдателей. Переписал списки избирателей ― чуть ли не большинство горожан было поражено в правах. Зато объявил принудительную явку на выборы для целых заводов. За «правильный» подсчёт голосов членам избирательных комиссий выплачивал премии. И выборы прошли вполне успешно. Из 1147 депутатских мандатов правящая партия получила больше половины, 690. При том, что к этому времени уже все понимали, кто такие большевики, и чего от них ждать.

В общем, можно с уверенностью сказать, что В. Володарский стал основателем системы фальсификации результатов выборов. Памятник ему до сих пор не снесён. Так и стоит на месте убиения (согласно документам, гранитные плиты для пьедестала Володарскому взяты с двух снесённых памятников Петру I). У моста своего имени.

Понятно, что такая выдающаяся личность пользовалась в Петрограде особой любовью. Даже Луначарский признавал, что Володарского в Питере искренне ненавидели. Первый памятник, поставленный ему в 1919-м на Конногвардейском бульваре, вскоре был взорван. По данным ЧК, эсером Василием Орловским. Но данные эти выбиты уже в Москве во время следствия по делу правых эсеров, в 1922-м.

И вот что особенно интересно. Член боевого террористического отряда ПСР, рабочий Никита Сергеев, прикончивший политкомиссара, скрылся бесследно. Как сообщала «Новая Петроградская газета», он перепрыгнул через забор, бросил бомбу в сторону преследователей и бросился в Неву. Переплыл её и исчез. Чекисты его так и не нашли. Видно, в городе у него нашлось достаточно сочувствующих.

У партнёров