29 марта 1908 года в Швейцарии умер «художник в деле террора» и «тигр революции», основатель, идеолог и движущая сила Боевой организации эсеров Григорий Гершуни.

Жизнь Гершуни мало связана с Петербургом. Родился он Беларуси (тогда Ковенский уезд), учился в Украине, работал в Москве. Когда вступил на путь революции долго путешествовал по российской глубинке, часто жил за границей, ссылку провёл в Сибири. Но всё-таки в жизни его есть один эпизод, связанный с Петербургом. В имперской столице Военно-окружной суд приговорил его к смерти, а царь «помиловал» его к пожизненному заключению.

Гершуни обвиняли в организации убийств министра внутренних дел Сипягина и уфимского губернатора Богдановича, в подготовке покушений на харьковского губернатора Оболенского, обер-прокурора Победоносцева и петербургского генерал-губернатора Клейгельса.

Вообще-то все они заслуживали казни. Сипягин был преданным царским карателем ― жестоко подавлял все революционные движения в стране. Богданович нёс ответственность за расстрел рабочей демонстрации в Златоусте. Оболенский лично участвовал в подавлении крестьянских волнений в Харьковской губернии. Победоносцев был главным теоретиком и проводником духоскрепия, а Клейгельс ― известным антисемитом и организатором еврейских погромов (они, впрочем, случились позже).

Не всё удалось. Оболенский, Победоносцев, Клейгельс благополучно избежали кары и отошли в мир большинства, что называется, при нотариусе и враче. Но до ареста и ссылки Гершуни успел воспитать целую плеяду народных мстителей ― Петра Карповича, Ивана Каляева, Егора Сазонова и многих-многих других. «Боевая организация не только совершает акт самозащиты, но и действует наступательно, внося страх и дезорганизацию в правящие сферы», ― учил он. И был прав ― террор стал кошмаром режима. Все, включая царя Николая, живо интересовались Боевой организацией ПСР и не жалели средств для её ликвидации. Без толку, конечно.

В мае 1903-го Гершуни был арестован в Киеве и переправлен в Петербург, где до суда и во время него содержался в тюрьме Петропавловской крепости. К этому времени относится любопытный эпизод, рассказанный Виктором Черновым.

Когда смертный приговор уже был произнесён и Гершуни готовился к смерти, к нему в камеру заявился вице-директор департамента полиции Макаров. С предложением написать прошение о помиловании. Дескать, революционный долг выполнен, можно и о себе подумать. А то «будет сделана попытка вызвать его родных, его родителей, имеющих право и даже обязанных сделать это ради него — без него». Гершуни возмутился: «Зачем же причинять лишние страдания безвинным даже с вашей точки зрения людям, чья жизнь и без того близка к последнему порогу? Если в вас не всё человеческое угасло — я готов это допустить — ваш долг один: оставить их в покое». Потом, уже вырвавшись на свободу с Акатуйской каторги (в бочке с квашенной капустой, через Японию и США), Гершуни вспоминал: «Не знаю, ошибаюсь я или нет, но мне тогда показалось, что в Макарове что-то шевельнулось. Во всяком случае, он глухим голосом произнёс: «Хорошо, пусть будет по вашему желанию». И действительно, родных моих не трогали».

А теперь внимание!

В минувшие выходными в Ростове-на-Дону был арестован пенсионер Юрий Жданов, отец Ивана Жданова, директора ФБК ― абсолютно российской организации, признанный нынешним режимом иноагентом. «У меня нет никаких сомнений, что эта уголовка связана со мной и с тем, что я делаю», — написал Иван Жданов. Хотя официально Юрий Жданов арестован и отправлен в СИЗО по уголовному делу по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Будто бы, работая в администрации членом жилищной комиссии в дальнем ненецком посёлке, он выделил одной семье социальную квартиру, хотя эта семья уже получала жилищную субсидию. Квартиру, кстати, уже отобрали. А Юрию Жданову грозит до четырёх лет застенков. Хотя в прошлом году проверка ничего криминального в этом деле не нашла.

Так вот. Зверюга царский сатрап ничем не грозил родным Григория Гершуни (художнику в мире террора). Он всего лишь хотел, чтобы они написали прошение о его (террориста № 1) помиловании. Но вняв просьбе Гершуни (тигра революции), не стал их беспокоить. Царь помиловал его и без прошения. Сегодня в «свободной и демократической» РФ охранники режима сажают в СИЗО больного и явно не собирающегося никуда бежать пенсионера за то, что его ничего противозаконного не совершивший сын руководит совершенно мирной, легальной и даже не запрещённой в РФ организацией.

С царизмом по концовке поступили по справедливости: он этого заслужил, загубив миллионы человеческих жизней. Того же Гершуни, который умер в 38 лет, заработав на каторге болезнь лёгких…

У партнёров