30 декабря 1916 года во дворце князя Феликса Юсупова-младшего на Мойке, 94 был убит фаворит царского семейства Григорий Распутин. Участниками убийства были депутат государственной думы Владимир Пуришкевич, заведующий его санитарными учреждениями капитан медицинской службы Станислав Лазоверт, великий князь Дмитрий Павлович, князь Феликс Юсупов-младший и его товарищ по Оксфордскому университету  британский разведчик Освальд Рейнер и поручик в резерве чинов Главного управления Генерального штаба Сергей Сухотин

Удивительным образом это убийство сошло всем с рук.

Пуришкевич, который как считается, выпустил последнюю, смертельную пулю в Распутина, на следующее же утро укатил на румынский фронт. Искать его там и тем более предъявлять какие -либо обвинения никому не пришло в голову. И друзья, и враги в один голос утверждали, что убийство он совершил исключительно из любви к родине. За эту горячую любовь Пуришкевичу прощали многое ― тоже и друзья, и враги. Причём друзья меньше ― в 1917 году Пуришкевича исключили из Союза русского народа за недостаточный монархизм. Что в общем-то справедливо. Февральскую революцию он встретил с восторгом: «Строй, державшийся 300 лет, пал. Пал волею народа. Оскорблённый народ заставил уйти царскую власть». Враги прощали ему больше и за большие прегрешения. Даже большевики. После октябрьского переворота он был арестован по страшному обвинению в контрреволюционном заговоре. Но вскоре выпущен из тюрьмы, да и ещё и по личному приказу Дзержинского. Условием поставили неучастие в политической деятельности, причём только во время отпуска из тюрьмы. А потом и вовсе амнистировали. Уже без всяких условий. Чем он и воспользовался. Сразу уехал в Киев, издал там воспоминания «Смерть Распутина» и основал Общество активной борьбы с большевизмом. Потом перебрался к Деникину. Издавал газету «В Москву!» Умер в Новороссийске от тифа в 1920-м.

Доктор Лазоверт выехал из Петрограда одновременно с Пуришкевичем. В 1918-м добрался до Нью-Йорка и там опубликовал короткие воспоминания об убийстве Распутина. Потом переехал в Париж и жил неподалёку от Юсупова. Умер в 1936 году.

Великому князю Дмитрию Павловичу участие в убийстве Распутина прямо-таки жизнь спасло. Его наказали отправкой на Кавказский фронт. Февральскую революцию он поддержал и даже просился назад в Россию. Но после октябрьского переворота попросился добровольцем в британскую армию в ряды Антанты. Потом эмигрировал в Великобританию, затем перебрался в США и занялся коммерцией. Торговал шампанским. Но вскоре перебрался во Францию, завёл роман с Коко Шанель, которая в память об этом любовном эпизоде создала духи Cuir de Russie. Некоторое время увлекался эмигрантской политикой, побывал даже партбоссом в национал-монархическом движении младороссов, которые открыто контактировали с советами. Потом женился на богатой американке и ушёл в тихую семейную жизнь. Но ненадолго, быстро развёлся, купил замок в Нормандии и уединился в нём. А через несколько лет продал замок и уехал в Швейцарию. Умер в 1942 году.

Самого Феликса Юсупова царь лишь выслал в курское имение. Вскоре Юсупов вместе с фамильными драгоценностями, двумя Рембрандтами и красавицей-женой (племянницей Николая II) уехал на Мальту, потом в Лондон, а оттуда в Париж. Во Франции Юсупов основал модный дом IRFE (с темя филиалами в Лондоне, Берлине и Туке), создал собственную парфюмерную линию с таким же названием (духи для блондинок, брюнеток, шатенок и женщин «элегантного возраста»), открыл ресторан и написал книгу «Конец Распутина». В 1932 году заработал £25 тысяч, отсудив их у голливудской киностудии Metro-Goldwyn-Mayer. За фильм, в котором утверждалось, что его жена Ирина была любовницей Распутина. В тиши и спокойствии дожил до 80 лет.

Друг и однокашник Юсупова Освальд Райнер получил звание капитана. В 1918 году работал в стокгольмской резидентуре британской МИ-6, занимался вербовкой русских для засылки их в Россию. В 1919-м побывал в России сам, служил во Владивостоке, в 1921-м приезжал в Москву в составе торговой делегации. В 1927 году вместе с Юсуповым перевел на английский язык его книгу про убийство Распутина. Назвал в честь Феликса Юсупова своего сына. Последние годы жизни Освальд Райнер провёл в тихой деревеньке в графстве Оксфордшир. Умер в 1961 году.

Сергей Сухотин спокойно продолжал служить. Царю, Временному правительству и даже большевикам. При них он служил заведующим Отделом заграничных металлов в Главном управлении по снабжению металлами при Высшем совете народного хозяйства РСФСР. Но с большевиками не всё сложилось гладко ― в 1918-м его едва не расстреляли за спекуляцию и коррупцию, но заменили высшую меру пожизненным заключением в Таганской тюрьме. Там он вместе с князем Александром Чагодаевым организовал Великорусский оркестр народных инструментов. За это в 1921-м был освобождён и назначен комендантом музея Льва Толстого в Ясной Поляне. Где вскоре женился на внучке Толстого. А в 1925-м бросил жену (она тут же заочно с ним развелась и вышла замуж за Сергея Есенина) и уехал лечиться во Францию. Все расходы по его лечению взял на себя Феликс Юсупов. Воспоминаний Сухотин не оставил, но уверял Чагодаева, что Распутина прикончил именно он. Умер в 1926-м в Орли.

В общем, кто бы ни убил Распутина, никто из участников никаких серьёзных последствий не имел. Разве что Юсупов, получивший от Metro-Goldwyn-Mayer солидный куш. «А безнаказанность убийц была очень замечена, ― писал Солженицын, ― и обернулась тёмным истолкованием: либо о полной правоте убийц, либо что наверху правды не сыщешь, и вот государевы родственники убили единственного мужика, какому удалось туда пробраться. Так убийство Распутина оказалось не жестом, охраняющим монархию, но первым выстрелом революции, первым реальным шагом революции. Распутина не стало, а недовольство брызжело ― и значит на кого теперь, если не на царя?»

И вот прошло сто лет. Попытка убийства Навального доказана. Убийцы названы. И ― безнаказанны. Навальный, судя по активности ФСИН, в Россию не скоро вернётся. А недовольство по-прежнему брызжет ― и значит на кого теперь, если не на царя?

У партнёров