8 февраля 1906 года в Петербурге вышел первый номер журнала «Былое». Журнал был посвящён истории освободительного движения в России. В нём печатались материалы народников 1860—1880, документы «Народной воли», отчёты о судебных процессах Николая Чернышевского, Михаила Михайлова, Дмитрия Писарева, Николая Серно-Соловьевича и воспоминания революционеров.

Спонсировал выпуск «Былого» промышленник и меценат Николай Парамонов ― в его типографии «Донская Речь» печатались почти все номера журнала. Редакторами были писатель Василий Богучарский, историк Павел Щёголев и журналист Владимир Бурцев.

Собственно, именно состав редакции и определял лицо «Былого». Все они были единомышленниками ― что теперь в издательствах случается крайне редко. И, начиная с издателя, не преследовали корыстных материальных целей ― чего теперь вообще не встречается. Может быть потому у них всё и получилось.

Почему-то традиционно сложилось представление о дореволюционном предпринимателе, как о злобном беспринципном и непременно по-имперски настроенном эксплуататоре народа. Озабоченным только одним ― как бы содрать побольше бабла, а там хоть трава не расти. Миллионщик Николай Парамонов полностью опровергает этот стереотип. Он реально был владельцем заводов, газет, пароходов. Ещё шахт, пристаней, зернохранилищ. Короче, был баснословно богат. При этом люто ненавидел царизм, во время революции 1905—1907 издавал прокламации социалистов и эсеров. А для рабочих своих угольных шахт Донбасса и Дона основал университет, построил общежития, дешёвые столовые и больницы, открыл вечерние школы для взрослых, детские сады и аптеки. Полиция неоднократно возбуждала против него уголовные дела, его издательство «Донская Речь» несколько раз закрывали. В конце концов его приговорили к трём годам тюрьмы за неуважение к власти и призывы к свержению государственного строя.

Василий Богучарский  начинал блестящую военную карьеру в Петербурге в канцелярии Главного управления казачьих войск. Но прослужил недолго, поскольку был арестован за связи с народовольцами ― его адрес был найден при аресте Германа Лопатина. Полгода он провёл в Петропавловской крепости, а потом на три года был сослан на поселение в Тобольскую губернию. Там он начал собирать материалы о быте политссыльных. Но вскоре ― за протесты против нечеловеческих условий содержания ссыльных ― ему на два года продлили срок ссылки и отправили сначала в Сургут, а потом и вовсе в Якутию. После отбывания полного срока Богучарскому разрешили проживание в Воронеже. А с 1896-го в Москве, ещё через год в Петербурге. И тут он сразу же стал участником революционных объединений. Много бывал за границей, встречался с Плехановым, Засулич, Струве. Писал для эмигрантских газет, в том числе для «Искры». Но самым главным его делом стало издание «Былого». Замысел этот возник после того, как Богучарский совместно с Щёголевым издал сборник «Общественные движения в России в первую половину XIX века. Том 1. Декабристы».

Павел Щёголев закончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Но не сразу. Вскоре после поступления, в 1899 году, он был исключён за организацию студенческого выступления. Сначала посидел в каталажке, затем был сослан в Полтаву. Но и там не проявил законопослушания ― за участие в очередных революционных событиях был отправлен на поселение в Вологодскую губернию. Вернувшись 1903-м в Петербург, он сдал экстерном экзамен за курс историко-филологического факультета. И первоначально занимался историей русской литературы ― он до сих пор считается одним из самых авторитетных пушкинистов. Однако вскоре перешёл к истории общественных движений. В 1909-м за публикации в журнале «Былое» антиправительственных материалов Щёголев был приговорён к трём годам тюремного заключения в Петропавловской крепости. После Февральской революции 1917 года был членом Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. Разбирал архивы Департамента полиции. Был принципиальным противником освобождения из-под стражи царских деятелей: «Пусть посидят, я же сидел».

«Былое» было первым в России легальным изданием, рассказывающим об истории революционного движения. Но до этого в Лондоне, Женеве и Париже в 1900―1904 вышли шесть номеров сборника «Былое». Большинство материалов в них составляли документы и литература «Народной воли». Выпускали их бывший чайковец Леонид Шишко и Владимир Бурцев.

Леонид Шишко окончил Михайловское артиллерийской училище и учился в Петербургском технологическом институте. С 1872 стал членом кружка чайковцев, в котором в разное время состояли Софья Перовская, Лев Тихомиров, Сергей Степняк-Кравчинский, Марк Натансон, Феликс Волховский и Пётр Кропоткин ― компания в общем, вполне достойная. Он вёл пропаганду среди юнкеров и рабочих, участвовал в хождении в народ. Был автором революционной брошюры-прокламации «Чтой-то, братцы». Был арестован, и по «процессу 193-х» осуждён на 9 лет каторги. В 1890 с неё бежал. Перебрался за границу. Основал «Фонд Вольной русской прессы». В 1902-м вступил в ПСР и стал членом заграничного комитета партии, работал в редакции «Революционной России».

И наконец Владимир Бурцев ― Шерлок Холмс русской революции. Самый успешный и прозорливый разоблачитель полицейских провокаторов. До того, как им стать он тоже прошёл славный боевой путь. Учился на знаменитом (кто из революционеров там только не учился!) физико-математическом факультете Петербургского университета, откуда был исключён за участие в студенческих беспорядках. Отправился в Казанский университет (тоже боевой! Задолго до Ленина). Но и там крамольничал и был арестован по народовольческим делам. Год провёл в Петропавловской крепости, затем был сослан в Сибирь. Вскоре бежал. Жил в Швейцарии, писал в эмигрантских газетах, издал свою книгу «Белый террор при Александре III». В Париже привлекался по «делу о бомбах», в Лондоне провёл полтора года в тюрьме за издание журнала «Народоволец». После этого снова вернулся в Швейцарию, издал ещё один номер «Народовольца» ― за это навсегда был выслан из страны. Помотавшись ещё несколько лет за границей, издав несколько книг и выпустив шесть номеров «Былого» Бурцев нелегально вернулся в Россию. Где после амнистии официально стал работать в русском издании «Былого».

Попыток возрождения этого уникального сборника было несколько. Даже при большевиках. Но эта попытка была самой неудачной ― большевистская цензура очень строго следила за тем, чтобы в печать не просочилось ни слова правды. После нескольких номеров проект был закрыт навсегда.

В нашем, XXI веке издательство «Былое» зарегистрировал писатель Виталий Шишкин. Произошло это в 2012 году, а через три года Шишкин был арестован и осуждён по ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды) и ч. 3 ст. 212 УК РФ (призывы к массовым беспорядкам)  на максимальный (по тем временам) срок лишения свободы ― четыре года. В 2015 году «Мемориал» и Союз солидарности с политзаключёнными признали Шишкина политзаключённым. Он оттрубил свой срок от звонка до звонка в Курской колонии. И едва не был схвачен снова, прямо на выходе из колонии, но успел скрыться. Сегодня Виталий Шишкин живёт за границей, является президентом Международного благотворительного фонда помощи детям политзаключённых и основателем Международного общественного комитета «Нет — беззаконию, пыткам и рабству».

Вот интересно, почему людоедским режимам ― будь он царским, коммунистическим или путинским ― так не нравится правда о былом?

У партнёров