Памятник Чапаеву перед Военной академией связи им. Будённого.

Автор этого памятника скульптор Матвей Манизер создал его в 1932 году. Для Самары, где Чапаев воевал. Там, в том же году монумент увидел Киров. И восхитился. Памятник действительно хорош, очень динамичный, экспрессивный, по-настоящему героический. Аккурат такой, какой требовался Кирову ― будущему орденоносцу и главному действующему лицу Съезда победителей 1934-го. Чтобы воспламенял сердца и души, звал к трудовым подвигам и вообще воодушевлял на строительство светлого будущего, за которое Чапаев положил свою жизнь. Короче, Манизеру было приказано срочно изготовить копию для Ленинграда.

Манизер тут же взял под козырёк и приступил к делу. К 1934-му памятник был готов. Но 1 декабря Киров был убит. Якобы бывшим сотрудником Института истории партии Ленинградского обкома ВКП(б) Леонидом Николаевым. Якобы за то, что Киров приставал к его красавице-жене Мильде Драуле со скабрёзными предложениями. Как было на самом деле, никто до сих пор точно не знает, но в городе появился новый партначальник. Упёртый и послушный Жданов. Который уже никуда особенно не звал, но строго следил за порядком на подведомственной территории. «Побрякушки первых лет революции» (Солженицын) уже были ни к чему. Наступила эра Большого террора, поводом к которому и послужило убийство Кирова. Поэтому уже готовый памятник отправился на задворки дома № 34 по Крестовскому проспекту. Там он и простоял больше десяти лет.

Но началась война, потом блокада Ленинграда. Но концу 1942-го наступил перелом, а 12 января 1943-го началась операция «Искра», блокадное кольцо было прорвано. От истощённых, едва живых горожан тут же потребовали активно включиться в борьбу на будущую победу. И понадобился героический пример. Чапаева тут же отмыли от голубиного помёта и водрузили ― исключительно силами курсантов академии ― на деревянный пьедестал. В те дни памятник стоял иначе ― легендарный начдив во главе стойких бойцов грозно шёл на врага. Без затей, прямо в лоб. Как при жизни. Развернули его на 90 градусов через четверть века, когда сподобились наконец поменять бревенчатый постамент на гранитный. А в 2014-м ещё и огородили прочной решёткой. Подальше от народа, дабы не возбуждать у него излишние сильных чувств.

Авторы ― скульптор Матвей Манизер и архитектор Николай Бровкин.

У партнёров