• 26 октября 2011 Энергетика

    «Китайские предупреждения» теперь приходится адресовать Китаю

С 1 января нынешнего начались поставки в Китай российской нефти по трубопроводу Сковородино – Дацин (ответвление от трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан). Сделку с китайской госкомпанией CNPC и госбанком КНР заключили контролируемая государством НК «Роснефть» и стопроцентно государственная «Транснефть». Подписанное в феврале 2009 года соглашение предусматривало предоставление Банком Китая кредита в размере $25 млрд. В ответ на что предусматривались поставки 15 млн тонн нефти ежегодно в течении 20 лет (9 млн тонн поставляются «Роснефтью», 6 млн – «Транснефтью»). Цена поставляемой нефти определяется ежедневно с привязкой к рыночной конъюнктуре.

Проект реализуется в рамках диверсификации потребителей российских энергоресурсов. Дело в том, что на энергетических рынках зависимость поставщика и потребителя обоюдна, и обе стороны стремятся такую зависимость уменьшить через расширение круга продавцов или, соответственно, покупателей. Так, например, Западная Европа пытается снизить долю российского газа в своём энергопотреблении, а Российская Федерация ищет новых потребителей своих энергоресурсов. Китай в силу ёмкости своего рынка и растущей индустриальной мощи представляет особый интерес.

Долгосрочность контракта создаёт, конечно, серьёзные риски. Объёмы поставок определены на 20 лет вперёд, что создаёт впечатление стабильности. Но нет никаких гарантий, что сам наш великий сосед останется стабильным в течение этого срока, немалого для быстро и непредсказуемо меняющегося современного мира. Да и способ определения цен может при определённых условиях привести к серьёзным потерям для поставщика. Это сейчас они более или менее устойчиво растут. Но кто поручится, что эта тенденция сохранится на два десятилетия? Не придётся ли тогда поставлять нефть себе в убыток?

Вызывает вопросы и сама логика внешнеэкономической стратегии. Поставлять всё больше нефти и газа, чтобы вырученные деньги пускать на расширение производства нефти и газа и строительство новых нефте- и газопроводов, чтобы поставлять ещё больше нефти и газа, чтобы…

Но помимо долгосрочных рисков есть, оказывается, и текущие проблемы. Китайские партнёры, как выясняется, недоплачивают за транспортировку поставляемой нефти. Возник затяжной конфликт. Переговоры сопровождаются периодическими угрозами российской стороны передать дело в суд.

По оценке «Транснефти», китайская сторона недоплачивает по $13 с каждой поставленной тонны. Нетрудно посчитать, что за год это должно составить немалую сумму в $135 млн, а за 20 лет действия контракта – $2,7 млрд. Более 10% от всего объёма кредита. Побочным результатом становится задолженность «Транснефти» перед «Роснефтью».

Переговоры о погашении недоплаты ведутся едва не с самого начала поставок. В мае китайская сторона погасила часть своей задолженности, но всё же недоплатила по $3 с тонны. Тогда из уст президента «Транснефти» Николая Токарева впервые прозвучала угроза обратиться в Лондонский суд. Несколько мягче выступал вице-премьер Игорь Сечин, курирующий топливно-энергетический комплекс (до недавнего времени, кстати, даже формально возглавлявший «Роснефть»). Он выразил надежду, что конфликт удастся разрешить в ходе досудебных процедур.

В сентябре состоялся очередной раунд переговоров, оставшийся безрезультатным. Теперь Николай Токарев заявляет, что есть надежда на погашение китайской задолженности российским нефтяникам в течение двух-трёх недель. К настоящему моменту её объём достиг $75 млн. плюс $700 тысяч пеней и штрафов. А вот если погашения не произойдёт, то уж тогда точно подадут в Лондонский суд… Начинает немного напоминать «тысяча первое последнее серьёзное предупреждение», каковыми в начале 1950-х прославился Мао Цзэдун. Тогда их называли «китайскими». Теперь это может измениться.

Российские официальные лица отрицают, что проблемы с нефтяным контрактом могут повлиять на переговоры по газовому соглашению. Они идут уже несколько лет и упираются прежде всего в вопрос цены. Разница между предложениями сторон по цене за тысячу кубометров составляет около $100. Но даже согласованная цена может быть перечёркнута необязательностью партнёров. А Китай, очевидно, не Украина и не Белоруссия… И поставить вопрос о получении российских денег, видимо, несколько сложнее, чем провозглашать бодрые внешнеполитические декларации. Здесь нужна реальная твёрдость государственной позиции. 

У партнёров