На юге Чили – чрезвычайное положение. Представители индейского народа мапуче (арауканов) лет ведут борьбу с лесозаготовительными компаниями и полицией, а также с «белыми» местными жителями. Мапуче проводят митинги, портят технику лесозаготовителей, препятствуют их работе. Более радикальные группы индейцев поджигают дома «белых» и вступают в перестрелки с полицией. Ситуацию в исторической Араукании всё чаще характеризуют как партизанскую войну, или, согласно военной терминологии, конфликт низкой интенсивности.

Чили – самая экономически развития страна Латинской Америки. ВВП в $27058 (по ППС) и $16277 (по номиналу) в полтора раза превышает российские показатели и примерно соответствует Хорватии. МРОТ в Чили — $414 в месяц (в России — $183,24), уровень бедности – 18%, безработных – 10% (меньше, чем в Испании, и примерно столько же, сколько в Италии). Если к этому добавить низкую коррупцию и относительно умеренный разрыв в доходах богатых и бедных, мы получаем картину относительно благополучной страны, особенно по латиноамериканским меркам.

Индейцы-мапуче, конечно – дело другое. Как и среди других коренных народов по всему миру, уровень образования у мапуче ниже, чем у «белых» чилийцев (большая часть которых – не европейцы, а метисы), земельные наделы фермеров – меньше, зато безработица, преступность, алкоголизм и наркомания – выше. Ниже уровня бедности живёт 40% мапуче, в то время как в среднем по Чили – всего 8,7%. К сожалению, всё это общие беды всех коренных народов мира – от Канады до Австралии и от Чили до Чукотки.

Юридически индейцы равны всем остальным гражданам Чили. Есть индейцы – бизнесмены, интеллектуалы, деятели культуры, политики (в т.ч. спикер Сената Ясна Провосте). Но на бытовом уровне отношение «белых» к индейцам как к людям второго сорта в определённой мере сохраняется – опять же как и во всём мире, от Канады до Австралии и от Чили до Чукотки.

Особенность народа мапуче – в исторической памяти. Во всём мире знают, что этот народ успешно сопротивлялся испанским конкистадорам, и был покорён только независимой Республикой Чили в 1862-86 годах.Чилийские власти конфисковали большую часть земель мапуче, раздав её чилийским и европейским (немцы, англичане, французы, швейцарцы) колонистам. Последнее вооружённое выступление индейцев – правда, оно носило социальный характер, и в нём участвовали «белые» фермеры – произошло в 1934 году в местности Ранкель. После этого мапуче окончательно прекратили сопротивление. Чилийские власти предпринимали усилия по ассимиляции индейцев: на территории бывшей Араукании строились дороги, школы и больницы, хотя доступ индейцев к образованию и здравоохранению был ограниченным. Во второй половине ХХ века большинство мапуче переселилось в бедные пригороды Сантьяго и других городов.

В настоящее время около 1,5 миллионов граждан Чили из 19-миллионного населения считает себя мапуче, хотя ещё большее количество является испано-арауканскими метисами, забывшими арауканский язык и утратившими этническое самосознание.

В политической жизни Чили мапуче участвовали незначительно. При правлении генерала Аугусто Пиночета на индейских территориях была проведена «Столыпинская реформа»: общинные земли разделили и передали в частную собственность. 69984 семей мапуче стали земельными собственниками. Несмотря на небольшие размеры участков (в среднем 6,5 га на семью) и ограниченную финансовую помощь, получившие землю мапуче стали прочной социальной опорой Пиночета. «Пиночету принадлежит фраза: «Hoy no existen los mapuches, porque somos todos chilenos» — «Сегодня не существует мапуче, потому что мы все чилийцы». Но это про общий для всех жителей страны проект национального развития, а не про дискриминацию» (Китти Сандерс, https://blog.kittysanders.com/sol4/). Правительством Пиночета была построена транспортная магистраль Карретера Аустраль, связавшая Арауканию с Севером и Югом Чили: она способствовала созданию новых рабочих мест и развитию индейских территорий. Неудивительно, что мапуче объявили Аугусто Пиночета Futa Lonco, или Lonco Honorario — верховным вождём, и на плебисците 1988 года большинство индейцев голосовало за продление полномочий Пиночета. При этом перебравшиеся в города индейцы часто поддерживали левых, в т.ч. подпольные антидиктаторские группировки.

Напряжённость в Араукании начала нарастать после перехода Чили к демократии, в начале 1990-х. Причины этого определить нелегко. Свою роль сыграло понятное при таком переходе осознание того, что «теперь можно», особенно свойственное нетерпимой молодёжи всего мира — полиция при демократах действовала куда мягче, чем при Пиночете. Но был и ещё один фактор: общий рост национального (точнее, расового) самосознания индейцев всего Западного полушария. Индейский национализм и расизм начал расти в Перу, где бывший лидер коммунистов Исаак Умала порвал с марксизмом и создал расистское Этнокасеристское движение, заменившее лозунг «власть – рабочим» на «власть – индейцам». В Боливии появилось несколько движений такого рода, сильнейшее из которых, Движение к социализму (МАС), с 2006 года побеждает на выборах. Индейские движения также появились в Эквадоре и Колумбии. Они стали своего рода отражением расистских движений чернокожих в США типа «Чёрных пантер» и «Нации ислама», требующих не равенства с белыми, а господства над ними. Требования коренных жителей Америки заключаются в возврате земель, отобранных и купленных «пришельцами», и закреплении за индейцами преимущественных прав на всё: на участие во власти, получении финансовой помощи, приоритета в предоставлении рабочих мест и высшем образовании.

Первоначально мапуче требовали возвращения земель, причём не только отобранных колонистами в XIX веке, но и купленных по закону. Разумеется, «белые», многие из которых уже несколько поколений живут и трудятся на бывших землях индейцев, категорически против нового передела земли.

В 1996-2004 мапуче протестовали против строительства крупнейшей в Чили ГЭС «Ралко», что привело (как всегда и везде при строительстве ГЭС) к отъёму земли. За которую, впрочем, индейцам неплохо платили. Эту проблему также решили путём выплат компенсаций.

В 1998 году самые радикальные активисты мапуче создали подпольную Координацию Арауко-Мальеко (CAM), объявившую о себе как о партизанской армии, борющейся за освобождение мапуче.

В 2009 году левое правительство Мишель Бачелет столкнулось с резкой активизацией движения: активисты мапуче начали захватывать земли, принадлежащие «белым» или выкупленные лесопромышленными компаниями, применяя поджоги зданий (в т.ч. частных домов «белых» фермеров) и стычки с полицией. 12 августа 2009 года пролилась первая кровь: 80 мапуче захватили усадьбу «белого» фермера Серхио Гонсалеса, и прибывшая по его вызову полиция застрелила молодого индейца. Правительство Чили выразило готовность выкупить часть земель у «белых» владельцев, и передать их мапуче, но те отказались продавать землю. Президент Бачелет не стала рассматривать вопрос о возвращении земель индейцам: в противном случае пришлось бы эвакуировать из Араукании неиндейское население, а оно составляет там большинство.

В 2013 году активисты САМ провели марш протеста в Сантьяго, в ходе которого они забрасывали устраивали погромы. 4 января 2013 года усадьба супружеской пары Лучсингер-Маккей была атакована группой мапуче: в завязавшейся схватке один из нападавших был ранен, а владельцы усадьбы погибли в огне. 30 апреля партизаны САМ около посёлка Кольипульи остановили поезд, и пустили его под откос. После этого в отношении протестующих индейцев, применяющих насилие, начал использоваться антитеррористический закон, принятый ещё при Пиночете.

С 2016 года в Араукании насилие постоянно возрастает. Партизаны САМ сжигают здания (в т.ч. 15 церквей), нападают на грузовики, вступают в перестрелки с полицией. В свою очередь, озлобленные насилием силовики и местные «белые» стреляют в протестующих, не всегда разбирая, кто из них партизан, а кто нет. Так, в 2018 году близ города Эрсилья без всяких причин был убит Камило Катрильянка, внук индейского вождя.В январе 2019 года в Араукании было сформировано антипартизанское движение правого толка — Ассоциация за мир и примирение в Араукании (АПРА). Его активисты – как «белые», так и мапуче; его главный лозунг – «Араукания против коммунистов и наркокартелей». Лидер движения, Мария Глория Навейлан, в ноябре 2021 года победила в своём округе на выборах депутата парламента – это значит, что АПРА пользуется значительной поддержкой в Араукании.

Особенно тяжёлое положение в Араукании сложилось в 2021 году. 8 февраля боевики САМ подожгли административные здания в городе Вильярика, 10 февраля сожгли 11 фур в провинции Арауко. 4 марта 2020 года в окрестностях города Виктория был сожжён заживо в грузовике дальнобойщик Альфредо Барриос. 16 июня 2021 года в районе Биобио после поджога «белой» фермы Ла-Пасион произошла перестрелка между полицией и вооружёнными мапуче. Через несколько дней группа боевиков САМ напала на лесозаготовительную компанию, ранив двух полицейских и рабочего. 30 октября 2020 под городом Темуко из засады застрелили капрала карабинеров Эухенио Себастьян Наин.

В октябре президент Чили Себастьян Пинера, в ответ на столкновения между силами безопасности и боевиками САМ объявил чрезвычайное положение в Араукании и направил туда армию.

САМ – движение, идеология которого представляет собой смесь левацкого радикализма и национализма. Его лидер, Эктор Лльяйтул Каррильянка, в молодости был членом подпольных террористических группировок Левое революционное движение (МИР) и Патриотический фронт имени Мануэля Родригеса (ПФМР). Эти группировки пытались вести партизанскую борьбу против режима Пиночета. После возвращения Чили к демократии обе группировки потеряли и без того небольшую социальную базу. В настоящее время МИР представляет собой малочисленную политическую группу, а ПФМР превратился в незначительную оргпреступную группировку.

Каррильянка порвал отношения с МИР ПФМР после восстановления демократии, но он привнёс левацкую идеологию с движение мапуче. В декабре 2018 года он посетил Венесуэлу, где встречался с руководством Боливарианской республики: об этом свидетельствуют многочисленные фотографии. На одной из них лидер САМ сфотографирован с Диосдадо Кабельо – вице-президентом при Уго Чавесе, нынешним спикером парламента, который руководит наркокартелем «Лос Солес», являющегося основой венесуэльского режима. Правое издание Semana в Колумбии опубликовало копии документов, найденных в компьютере лидера Армии национального освобождения Колумбии (АНО) Андреса Лондоньо, убитого в октябре 2020-го: они свидетельствуют о связях Каррильянки с этой группировкой.

АПРА утверждает, что САМ связан не только с колумбийскими террористическими группировками и венесуэльским режимом, но и с перуанской левацко-расистской Sendero Luminoso, и с правительством Кубы. САМ также обвиняют в ввозе в Чили оружия и наркотиков. Левые партии Чили, поддерживающие САМ, это яростно отрицают, но как быть с тем фактом, что 7 января 2021 года в посёлке Темукуикуи полиция арестовала восемь индейцев, у которых было конфисковано оружие, наркотики и $12,3 млн. наличными? Причём при аресте бандиты застрелили руководившего операцией инспектора.

Следствие по делам о связях САМ с иностранными террористами и торговле оружием развалились в суде по причине того, что разведывательное подразделение полиции UIOE сфальсифицировало некоторые документы, чтобы усилить обвинительную базу – так, ввоз оружия в Чили активистами САМ не доказан. Но, какими бы фальсификациями не занималось UIOE, они не отменяют контактов САМ с колумбийскими террористами и венесуэльским режимом, что подтверждает документами и фотографиями. Другое дело, что САМ, очевидно, не удаётся ввести в Арауканию оружие из Колумбии и Венесуэлы, во всяком случае, в большом количестве. Это не отменяет самого факта, что САМ и его лидер Каррильянка контактирует с террористами и пытается получить от них помощь, не только моральную, в борьбе против демократический власти в Чили.Конфликт, разгоревшийся в Араукании, подливает масла в огонь общего противостояния между левыми и правыми в Чили. В контексте этой борьбы решается главный вопрос: продолжится ли начатая при Пиночете интеграция мапуче в единую чилийскую нацию (в правовом смысле; на языковую и культурную самобытность индейцев правые не покушаются), или же осуществится левая программа, в соответствии с которой мапуче получат другие права и обязанности, фактически перестав быть гражданами Чили. Левый путь непременно приведёт к попытке отделения Араукании от Чили, что вызовет тяжелейшие проблемы: большинство её населения – «белые», метисы и чистокровные мапуче, желающие быть чилийцами со всеми вытекающими юридическими последствиями. А это значит, что отделение Араукании – это не только насилие между мапуче и «белыми», не только расовые чистки и депортации, но и конфликт среди самих индейцев. Как уже упоминалось, в рядах правой АПРА немало мапуче, готовых защищать свою «чилийскость» с оружием в руках.

В экстремистском движении участвует меньшинство мапуче. Но это меньшинство способно дестабилизировать ситуацию не только в Араукании, но и во всём Чили. Так же, как малочисленные большевики в 1917 году дестабилизировали ситуацию в России.

Индейский расизм как политическое, а ряде случаев военно-политическое течение, оформившийся как самостоятельная ветвь левого движения, сначала охватил самые «индейские» страны Латинской Америки – Перу, Боливию, Эквадор, Мексику и (в меньшей степени) Колумбию. В последние годы он распространился и на Чили. Левые, подбивающие индейцев выступать против «белого колониализма», равнодушны к реальным проблемам коренного населения – они стремятся использовать его гнев и обиды для того, чтобы самим сделаться вождями и, в конечном итоге – начальниками в новых государствах или автономиях. Таким, как перуанский экс-коммунист Исаак Умала, «исторический лидер» Sendero Luminoso «председатель Гонсало» или президент Боливии Эво Моралес всё равно, выступать ли в президентском дворце под портретами Маркса, Ленина и Мао, или всходить на трибуну в индейском головном уборе из перьев. Главное – всходить. Командовать, вершить судьбы народов, красоваться перед толпой и пользоваться благами, приличествующими настоящему каудильо. Поскольку индейские расисты апеллируют к реальным обидам и используют реальную ярость индейцев, индейский расизм опаснее изжившего себя левачества в духе Мао Цзэдуна и Че Гевары. Хотя левацкие каудильо, как правило, пытаются совместить милое их сердцам левачество с теориями превосходства «краснокожих» и мести «белым колонизаторам».

Раскол этнического поля на «белых» и «угнетённых индейцев» — это кризис национальной идентичности в странах, значительная часть населения которых относится к коренным народам. Распад перуанской, эквадорской и боливийской наций, которые и так окончательно и не успели сложиться, станет трагедией для этих народов и угрозой существованию Перу, Эквадора и Боливии как государств. В Чили процессы национальной консолидации и интеграции потомков европейцев и коренным населением зашли гораздо дальше, чем в упомянутых выше странах. Значит, новое разделение чилийцев по расовому признаку будет более искусственным, а значит, и более жестоким. Конфликт в Араукании, при разрастании нынешнего конфликта, разрушит с таким трудом достигнутое (и достаточно относительное) благополучие Чили, лишит перспектив эту страну. А значит, он вреден для всего чилийского народа – как для потомков европейских поселенцев, так и для коренных жителей.

Евгений ТРИФОНОВ

У партнёров