kourliandsky15 декабря в Чили состоялся второй тур президентских выборов. Победу одержала кандидат левоцентристской коалиции Мишель Бачелет. Об итогах всеобщих выборов в далёком южноамериканском государстве и вероятных перспективах политики нового правительства мы беседуем с французским экспертом по Южной Америке Жан-Жаком Курляндски, сотрудником парижского Института международных и стратегических исследований.

— Жан-Жак, вначале я бы попросил прокомментировать новую политическую конфигурацию в Чили.

— Недавние выборы в Чили носили всеобщий характер – переизбирали президента, обе палаты конгресса, региональные органы власти. На всех этих уровнях победу одержала широкая левоцентристская коалиция «Новое большинство» (НБ). Мишель Бачелет выиграла у своей соперницы от правого лагеря Эвелин Маттеи почти 25 пунктов, более миллиона трёхсот тысяч голосов. Блок НБ действительно установил новое большинство и в палате депутатов, и в сенате. Силы левого центра взяли убедительный реванш за поражение четырёхлетней давности. И произошло это в первую очередь благодаря харизме Мишель Бачелет, избранной на высший пост второй раз.

Итак, центр тяжести явно сместился влево. Можно сказать, в Чили пришло время для нового социально-политического цикла. И, что немаловажно, внутри левого лагеря центр определённо смещается в левую сторону. «Новое большинство» — это уже не прежняя Демократическая ковергенция, хотя христианские демократы формально продолжают оставаться первой партией левого центра. Но само «Новое большинство», благодаря интеграции в этот блок Коммунистической партии Чили, стало левее.

В то же время консервативный Альянс, даже проиграв, сохранил заметную поддержку электората — 35-38% голосов на выборах в обе палаты Национального конгресса.

— Для стороннего наблюдателя общая ситуация в Чили кажется вполне сносной. Тогда почему потерпел поражение правивший блок?

— В самом деле, Чили — правовое государство с отлаженной политической системой и стабильными экономическими показателями. При уходящем консервативном президенте Пиньере экономический рост колебался в пределах 5-6% в год, инфляцию удавалось обуздывать до 2 %, а безработица продолжала сокращаться до 4%. В сравнении с многими странами это очень благополучные показатели.

Но чилийское общество остаётся социально хрупким и очень дифференцированным. И социально, и ментально — я имею в виду глубокую историческую рану: отношение к событиям 1973 года и пиночетовскому этапу чилийской истории. Это историческое измерение очень влияет на выбор будущего. А последние опросы показывают, что около 55% чилийцев оценивают эпоху генерала Пиночета как плохую или очень плохую.

Но и президентство Пиньеры нельзя оценивать лишь по экономическим индикаторам. Граждане считают, что он проводил политику прежде всего в интересах своих компаньонов из крупного бизнеса. У многих чилийцев есть основания думать, что четырёхлетний мандат Пиньера использован для обогащения и без того богатых. Поэтому общество оказалось столь восприимчивым к идеям «Нового большинства» о широкомасштабной реформе образования и повышении налогов на крупные корпорации.

Не забудем и персональный фактор: Мишель Бачелет могла победить и четыре года назад. У консервативного лагеря просто нет в наличии адекватной кандидатуры, приемлемой для избирателей центра.

— Какие ключевые оси предвыборной программы Мишель Бачелет и её блока вы бы особо выделили?

— Прежде всего – отмену многих спорных элементов в системе высшего образования, вызывавших студенческие акции протеста. «Новое большинство» настаивает на том, что чилийская экономика может позволить бесплатное высшее образования: пора покончить с ситуацией, когда студент-выпускник, как правило, становился на долгие годы должником. Социалисты и их союзники требуют также расширить государственные инвестиции в образовательную сферу.

Во-вторых, реформу налогообложения, делающую налоговую систему более социальной. Предполагается, в частности, увеличить обложение крупных компаний с нынешних 20% до 25%. Это не нанесёт вреда средним слоям, но увеличит приток в бюджет на крупные социальные проекты.

Сложнее третий комплекс мер, о которых говорят сторонники Мишель Бачелет – радикально порвать с оставшейся от Пиночета Конституцией в пользу нового Основного закона. Чтобы реализовать этот план, необходима иная расстановка сил в конгрессе. Но широкую общественную дискуссию по реформированию основ политической системы новые власти затеют.

— Следует ли ожидать изменений во внешней политике Чили?

— Я не думаю, что мы увидим радикальную переориентацию в целом уравновешенной внешней политики Чили. Её преемственность в последние десятилетия не ставится под вопрос. Но будут определённые коррективы. Так, Чили имеет самую открытую экономику в Южной Америке. Поэтому при президенте Пиньере упор делался на особые экономические отношения с Соединёнными Штатами, тесную кооперацию с тихоокеанскими государствами Западного полушария, активное участие Чили в проекте Транс-Тихоокеанского экономического партнёрства.

Я не вижу препятствий для продолжения этого тихоокеанского вектора при Мишель Бачелет. Но в «Новом большинстве» есть силы (не только коммунисты, но и в большой степени социалисты), которые считают, что в прошлом Чили недостаточно участвовала в межамериканских конструкциях, в частности, в Союзе южноамериканских наций. Кстати, сама Бачелет признаёт это и обещает исправить.

Разумеется, политические отношения с Аргентиной и Бразилией станут приоритетом. Я также убеждён, что мы будем наблюдать динамику в отношениях с Китаем, ставшим в последние годы очень серьёзным коммерческим партнёром Чили. Международная политика «Нового большинства» будет, вероятно, более дифференцированной и гибкой, чем при правом правительстве.

Жан-Жак Курляндски
Эксперт парижского Института международных и стратегических исследован

Мнения экспертов

У партнёров