«Аль-Каида», «Исламское государство» и «Талибан» — запрещённые в России организации

Новости из Африки редко попадают на экраны телевизоров России, Европы и Америки. А если попадают, они чаще всего связаны с действиями исламских террористических группировок. В последние годы такие новости обычно приходят из Нигерии, где исламисты то и дело захватывают учащихся школ. Их обычно отпускают за выкуп, девочек же насильно выдают замуж за исламистских боевиков или превращают в сексуальных рабынь (что одно и то же). Время от времени становится известно о столкновениях исламских боевиков с армейскими и полицейскими подразделениями, о нападениях на сёла и даже города.

Нападения в Нигерии связаны с группировкой, называющей себя «Западноафриканская провинция Исламского государства», в просторечии именуемой «Боко харам» (первое слово обозначает светское образование, второе – по-арабски «запрет»). «Боко харам» — это нечто похожее на афганский «Талибан» или сирийско-иракское «Исламское государство», которому оно присягнуло в 2015 году. Группировка выступает против всего неисламского – образования, традиций, законов, политической деятельности, образа жизни. Так же, как сирийские, иракские, йеменские и афганские единомышленники, «Боко харам» не признаёт никаких властей, кроме исламских (которых, по его мнению, нигде в мире не существует), и считает долгом каждого мусульманина восстать против них. Для того, чтобы понять уровень боко-харамского обскурантизма, можно вспомнить, что в 2009 году их тогдашний лидер Мохаммед Юсуф заявил Би-би-си, что идеи Дарвина, круговорот воды в природе и сферичность Земли противоречат исламу.

Первоначальная группировка, из которой выросла «Боко харам», называлась «Мусульманская молодёжь». В 2002 году мусульманский проповедник Мохаммед Юсуф построил в городе Майдугури религиозный комплекс, включающий школу. Первые стычки нигерийских «талибов» (те тоже, как известно, были учениками религиозных школ) выглядели несерьёзно: парни Мохаммеда Юсуфа, разъезжая на мопедах, принципиально не одевали шлемы. Полиция пыталась призвать их к порядку, а те в ответ использовали камни и ножи, а потом и начали стрелять. В 2004 году Мохаммед Юсуф со своими приверженцами создал уже настоящую военную базу в штате Йобе, получившую говорящее название «Афганистан». Оттуда отряды «талибов» совершали нападения на полицию в разных районах. При этом комплекс в Майдугури продолжал действовать, вербуя молодёжь.

В 2009 году отряды боевиков попытались поднять восстание в Северной Нигерии (в отличие от христианского юга, север страны преимущественно мусульманский). Восстание было плохо организовано, боевиков было несколько тысяч, что недостаточно для захвата даже части 100-миллионной Нигерии, и полиция разгромила повстанцев. Комплекс в Майдугури был взят штурмом, Мохаммед Юсуф был арестован полицией и погиб при невыясненных обстоятельствах. Базу «Афганистан» ликвидировала армия.

Однако рассеявшиеся по всей Северной Нигерии боевики оказались ещё более опасными, чем раньше. 7 сентября 2010 года они атаковали и захватили тюрьму в городе Баучи, в которой содержались арестованные участники восстания, и освободили их. В декабре того же года они организовали серию взрывов в христианских церквях, убивших десятки людей, и подорвали армейскую казарму в столице Нигерии Абудже.

Боевики "Боко харам"
С тех пор ситуацию в Северной Нигерии можно охарактеризовать как конфликт низкой интенсивности, иными словами – повстанческая война. Время от времени интенсивность конфликта резко возрастает, и он на короткое время становится полномасштабной войной, но затем боевики отступают и скрываются.

Боевики регулярно взрывают христианские церкви, нападают на школы, атакуют полицейские участки и армейские казармы. Взрывают и мечети, не поддерживающие «Боко харам». Атакам подвергаются тюрьмы – освобождённые бандиты пополняют ряды боевиков. Иногда целями нападений становятся магазины, рынки, заправочные станции и пивные. Группировка использует и террористов-смертников. В ноябре 2011 года большие отряды боевиков атаковали целые христианские кварталы в городе Даматуру, убивая всех подряд – тогда погибли сотни людей. В 2012 году крупные города Майдугури и Кано, большинство населения которых мусульмане, стали напоминать Бейрут времён гражданской войны: там непрерывно рвались бомбы и происходили перестрелки.

Пытаясь утихомирить бунтующих мусульман, нигерийские власти ввели в 12 северных штатах страны законы шариата, но это не помогло. С 2011 года нигерийские власти и тогдашний президент Гудлак Джонатан неоднократно пытались начать переговоры с «Боко харам», но представитель движения Абу Кака заявил, что «Боко харам» будет вести переговоры с правительством Нигерии «только после того, как поставит его на колени».

С 2014 года боевики «Боко харам» нападают на беззащитные деревни – для их защиты не хватает полицейских и армейских подразделений. Боевики часто одеты в армейскую форму, и передвигаются на джипах, как воинские части. 14 апреля 2014 года боевики группировки впервые похитили сразу 270 школьниц в посёлке Чибок: лидер «Боко харам» Абубакар Шекау заявил, что «девочки должны покинуть школу и выйти замуж». С тех пор захваты детей стали «визитной карточкой» группировки.Боевики демонстрируют журналистам похищенных детей

Крестьяне христианского вероисповедания начали формировать отряды добровольцев, вступающие с исламистами в столкновения. Но эффективность добровольческих отрядов невелика из-за численного превосходства мусульман на севере страны и из-за недоверия к ним официальных властей. Что неудивительно: в 2014 году военный трибунал Нигерии признал 10 генералов и 5 других старших офицеров виновными в снабжении оружием и оперативной информацией террористов «Боко харам». 21 августа боевики «Боко харам» впервые захватили город Буни Яди в штате Йобе: там они провозгласили создание халифата (в то же время ИГИЛ вёл мощное наступление в Ираке и Сирии).

В 2014 году отряды «Боко харам» начинают действовать за пределами Нигерии – сначала в Камеруне, а затем в Нигере и Чаде. Армии этих стран начали военные действия против «Боко харам», но предотвратить нападения на свои территории не могут.

В 2015 году президентом Нигерии был избран генерал Мухаммаду Бухари – бывший военный диктатор страны. Он начал энергичное наступление на базы «Боко харам», уничтожил сотни боевиков и освободил сотни заложников и рабов группировки. Бухари даже заявил о разгроме «Боко харам», но это оказалось только словами. Группировка активно действует и по сей день, сея ужас и смерть по всей Северной Нигерии и в прилегающих районах Камеруна, Чада и Нигера.

Безусловно, конфликт в Северной Нигерии связан с исламским экстремизмом в Сирии, Ираке и Афганистане. Ещё основатель «Боко харам» Мохаммед Юсуф отправлял боевиков на «стажировку» в Афганистан. Боевики группировки тренировали в Сомали в период, когда там у власти находились их идейные «родственники» из организации «Союз исламских судов». Аль-Каида и Исламское государство неоднократно заявляли о солидарности с нигерийскими «коллегами», а «Боко харам», как указывалось, объявило себя составной частью ИГ.

Разумеется, теснее всего связи «Боко харам» с организациями «Западноафриканская провинция Исламского государства» и «Аль-Каида в странах исламского Магриба», ведущими террористическую войну в Сахаре и Сахеле (Алжир, Ливия, Мавритания, Буркина-Фаса, Мали, Нигер и Чад). Несмотря на то, что против террористов Сахеля, помимо местных войск, действует французская армия, эта огромная территория, простирающаяся от Атлантики до Судана, в значительной степени контролируется боевиками-исламистами. Генсек ООН Антонио Гуттериш на совещании, посвящённом ситуации в регионе, в сентябре 2019 года заявил: «Я считаю, что мы проигрываем войну с террористами в зоне Сахеля».

Эта оценка не кажется чересчур пессимистичной на фоне того, что в марте 2018 года исламистские боевики атаковали столицу Буркина-Фасо Уагадугу, несмотря на присутствие там французских войск. Охране французского посольства пришлось вести многочасовой бой с нападавшими, прежде чем их уничтожили ударами с вертолётов. Базы правительственных войск Мали, Нигера и Буркина-Фасо всё чаще подвергаются хорошо организованным атакам террористов, действующих крупными силами.
Французские солдаты в Мали
12 декабря 2019 года военная база армии Нигера была атакована близ границы с Мали объединёнными силами сахельских боевиков и отряда нигерийской «Боко харам»: это свидетельствует о координации действий самых опасных экстремистских движений Чёрной Африки.

«Дуга напряжённости» в Африке распространяется от Нигерии и стран Сахеля на запад: исламские экстремисты орудуют и в Центральноафриканской республике, Судане и Эфиопии. В Сомали продолжает действовать сильная группировка Харакат аш-Шабаб аль-Муджахидин («Молодёжное движение моджахедов»), а в Кении и Танзании активно городское исламистское подполье. В последнее время радикальные исламисты неожиданно активизировались в католическом Мозамбике: группировка «Ансар аль-Сунна» закрепилась в северной провинции Кабу-Делгаду, и после тяжёлых боёв захватила города Пальма и Пемба – центры добычи газа французской компанией Total.

Таким образом, несколько стран Африки безуспешно борются с радикальными исламистскими группировками, присягнувшими на верность Исламскому государству. Помощь правительствам этих стран со стороны США, Евросоюза, России (ЦАР и Мозамбику), и прямое участие французских войск в борьбе с террористами не приводят к успехам. Более того: террористические организации усиливаются, используют всё более современную технику и средства связи, и усиливают координацию своих действий. Торговля людьми (выкуп за заложников и организация отправки мигрантов в Европу), ценной древесиной, «кровавыми алмазами» и наркотиками приносят террористам доходы, достаточные для продолжения и расширения войны.

На успех террористов работает слабость госструктур и армий Чёрной Африки. При этом Евросоюз (кроме Франции) и США не готовы активно участвовать в подавлении террористов далёкого, нестабильного региона, население которого не симпатизирует «белым» европейцам и американцам. Победа в такой войне ещё сомнительней, чем в Ираке и Афганистане, а угроза американским и европейским городам со стороны «Боко харам» и «Аш-Шабаб» кажется маловероятной.

Отряд исламистов в Сахеле
Можно ли ожидать, что в какой-то момент огромные толпы боевиков начнут штурмовать города Нигерии, Мали, Чада и ЦАР, чтобы затем, объединившись, создать какой-нибудь Африканский халифат?

Теоретически такую возможность исключить нельзя, но практически это весьма маловероятно. Потому, что самым большим препятствием на пусти создания общеконтинентальной исламо-экстремистской структуры являются… сами африканские экстремисты. Лидеры местных группировок готовы признать себя воинами всемирного джихада – это красиво и романтично (разумеется, с их точки зрения), и присягать неведомому им Исламскому государству. Оно далеко и управлять ими не может. Более того: даже неважно, есть ли оно на самом деле. Это – лозунг, оправдание тех бесчинств, которые творят террористы. «Зачем мне считаться шпаной и бандитом – не лучше ль податься мне в антисемиты», — пел Высоцкий. Для Африки – лучше податься в сторонники Исламского государства, оправдывая тем самым грабежи, насилия и прочие зверства.

Такая позиция главарей движения делает реальное объединение практически невозможным: для этого потребуется как минимум общепризнанный вождь. А как его выбрать, если исламистов разделяют этнические противоречия? Объединяться с конкретной целью – например, для атаки военной базы – они способны. Но признать кого-то главным – нет.

«Боко харам» первоначально состояла в основном из представителей народа канури. Он проживает в Нигерии, Нигере и Чаде, всюду являясь национальным меньшинством, а значит, подвергающимся дискриминации. Самый многочисленный мусульманский народ Нигерии, хауса, гораздо меньше подвержен исламистской пропаганде, и в большинстве своём лоялен светским властям. Это связано с тем, что хауса – земледельцы, и в градации мусульманских этносов Чёрной Африки стоит ниже, чем кочевники и полукочевники, к которым принадлежат те же канури.

Именно полукочевники, а конкретно – народ фулани поставляет основные кадры для «Боко харам» и исламистских группировок Сахеля (Исламское государство Большой Сахары, Фронт освобождения Масина, «Ансар ад-Дин», «Ансарул ислам» и др.). Сахельские террористы – последователи проповедников-фулани Хамаду Куффы и Малама Ибрагима Дикко, но корни проблемы лежат куда глубже.

Фулани – чернокожие полукочевники, разбросанные от Сенегала до Судана, приняли ислам в XI веке. Новая вера стала для них идеологическим оправданием покорения земледельческих народов. Уже тогда фулани совместно с марокканскими Альморавидами уничтожили земледельческую империю Гана. С середины XVIII века фулани вели непрерывный джихад против земледельческих народов Сахеля, причём как языческих, так и мусульманских (в т.ч. нигерийских хауса). Джихад фулани был остановлен только около 1900 года, когда в регион пришли английские и французские колонизаторы.

Колонизаторы пришли и ушли, а проблемы Сахеля мало изменились с тех пор, когда свирепые всадники-фулани громили земледельцев Ганы. Только численность населения выросла в десятки раз, а значит, земли и воды на душу населения стало гораздо меньше. В настоящее время численность фулани, по разным оценкам, составляет от 20 до 40 миллионов. Они не составляют большинства ни в одной стране, но всюду считают себя элитой, которой сам Бог повелел править другими народами.

Однако чуть севернее, в Сахаре, богоизбранным народом и природными господами считают себя туареги; поэтому между группировками фулани и туарегами, несмотря на идейную идентичность, происходят вооружённые столкновения. Если туареги присягают «Аль-Каиде», фулани – «Исламскому государству», и наоборот. А нигерийские канури и чадские тубу не желают кланяться ни фулани, ни туарегам. Малийский вожак фулани Дикко погиб от рук единомышленников-туарегов в ходе разборок якобы между «Аль-Каидой» и «Исламским государством»; многолетний лидер «Боко харам» Шекау (канури) покончил с собой, окружённый «соратниками»-фулани, обвинившими его в «предательстве идеалов» и… жестокости (!!).

Абубакар Шекау, застрелившийся, чтобы не попасть в руки "единомышленников"
И уж совсем трудно представить себе, что кому-то из перечисленных групп подчинится сомалийская «Аш-Шабаб» — сомалийцы сами считают себя природными господами Африканского Рога. Для сахарских террористов – «белых» арабов Алжира, Мавритании, Ливии и Судана – все они в первую очередь презренные чернокожие, и лишь во вторую – братья по религии и соратники в борьбе. И совсем отдельная тема – мозамбикские исламисты. Эти португалоязычные бывшие католики – уволенные по сокращению штатов военные и полицейские, не нашедшие себя при переходе страны к рыночной экономике, и пошедшие грабить и убивать под исламистскими лозунгами. Представить себе, что они признают своим вождём какого-то нигерийского или малийского чужака очень трудно.

Таким образом, можно ожидать активизации деятельности исламских террористов в Чёрной Африке, и захвата ими отдельных территорий, на которых они провозгласят «провинцию Исламского государства» — подобно тому, как это делали сомалийцы из «Аш-Шабаб» или «Боко харам» в захваченных городах. Но длительное время контролировать обширные территории, а тем более занять и контролировать огромную территорию Сахеля они не смогут. Потому, что не сумеют по-настоящему объединиться, как объединились афганские талибы, представляющие один народ – пуштунов.

Но это не значит, что террористы не представляют опасности для стран Сахеля и Нигерии. Они способны вести войну много лет (в Алжире они ведут её 30 лет, в Нигерии – уже 19). Эта война не даёт региону развиваться и решать социальные проблемы. А нерешённые проблемы, в свою очередь, провоцируют войну. Получается замкнутый круг, из которого не видно выхода. Возможно, что усиление конфликтов разрушит страны региона (особая опасность грозит Нигерии, Мали и Буркина-Фасо), раздробит их, и превратит в несостоявшиеся государства, подобно современным Ливии, Йемену и Сомали. Это, конечно, не создание Африканского халифата, но будет не менее трагично для народов региона.

Евгений ТРИФОНОВ

У партнёров