• 3 октября 2013 Финансы

    Банкиры на стороне Обамы, Ку-Клукс-Клан за конгресс и Асада

Оппозиция, контролирующая нижнюю палату конгресса, тоже стоит на своём. Республиканцы отказываются утверждать бюджет и даже санкционировать временное финансирование правительственных учреждений. Они выдвигают жёсткое условие: финансирование госучреждений возобновится только при условии остановки медицинской реформы – той, через которую 44-й президент США должен масштабно войти в историю. Администрация это условие отклоняет без обсуждения.

«Закрытие правительства» — так называется то, что третий день происходит в США. По смыслу русского выражения, что-то вроде государственного переворота или, по крайней мере, отставки правящего кабинета. Но в американском прочтении всё гораздо спокойнее. Так называется прекращение финансирования администрации и осуществляемых ею общенациональных программ. Ситуация не столь уж редкая (17-й раз менее чем за 40 лет) и в общем довольно рутинная. Но так бывало раньше. В нынешнем году финансово-процедурная нестыковка между Белым домом и Капитолием грозит обернуться по-настоящему тяжёлыми последствиями.

1 октября в Соединённых Штатах начинается финансовый год. К этому времени проект бюджета должен быть утверждён обеими палатами конгресса. Если этого не происходит, юридически казна оказывается пуста. Формально государственные службы остаются без финансирования. Прекращаются программы, находящиеся в ведении федерального правительства (кстати, «правительством» в США принято называть не только администрацию во главе с президентом, но и две другие ветви федеральной власти – конгресс и Верховный суд), останавливается содержание федеральных госслужащих. Теоретически Америка в таких ситуациях переходит на полное общественное самообеспечение.

Во времена первопроходцев, фургонных лагерей и судов Линча такое было возможно. Но не теперь. Поэтому давно прописаны нормы, сохраняющие финансирование ключевых госслужб – национальной обороны и безопасности, здравоохранения, коммуникаций, инфраструктурного и социального обеспечения. В любом случае, администрация и конгресс стараются обычно избегать таких ситуаций. Бюджетный компромисс ищется заблаговременно. Америка не Европа, госсектор здесь значительно меньше. Но и тут остановка госслужб гарантирует потери в сотни миллионов ежедневно. Поэтому чтобы дойти до такой ситуации требуется действительно принципиальный конфликт. Что и получилось нынешней осенью.

Шло к тому с зимы, когда лишь экстренные меры предотвратили «фискальный обрыв». Президент Обама и спикер Бейнер (по факту нынешний лидер республиканцев) в последний момент согласовали компромиссные параметры: демократы несколько урезали госрасходы, республиканцы согласились на некоторое повышение налогов. Но ясно было, что столкновение не закончено. Оно лишь откладывалось до осени. В преддверии нового финансового года республиканцы снова дали бой.

Обычно американская оппозиция не раскручивает конфликт ради конфликта.  К тому же, правое крыло демократов и левое крыло республиканцев (при всей условности этих критериев) склонны блокироваться. Между прочим, типичный пример такой позиции являет никто иной, как Джон Маккейн. Ярый республиканец, идейный неоконсерватор, политический рейганист, в социальных вопросах он часто голосует вместе с демократами. Однако в сентябре получилось иначе. Курс республиканцев определили не либерал-консерваторы и не прагматики, а консервативные традиционалисты, либертарианцы и правые популисты из движения «Чаепитие».

Да и вопрос, действительно, более принципиален. Налоговые ставки, расходные статьи – это вопросы количественные. Реформа же Medicare, получившая обиходное название Obamacare – это уже о фундаментальном качестве системы. Демократы настаивают: каждый должен иметь гарантии медицинской помощи. Иное – социал-дарвинистские джунгли. Человека без страховки бросят умирать под забором. Республиканцы отвечают: каждый должен иметь право выбирать врача. Иное – тоталитарная эскулапократия. Человека по чиновному произволу бросят умирать под забором, как в жутком итальянском рассказе полувековой давности. Тут уж республиканцы стали стеной. С их точки зрения речь идёт не о гуманизации общества, а о беспрецедентном для частноинициативной Америки усилении государственной бюрократии.

В яростной полемике прошёл весь сентябрь. Утвердить бюджет не удавалось. В последний день минувшего финансового года республиканское большинство палаты представителей вотировало законопроект, демонстративно исключавший финансирование Obamacare. В тот же день демократическое большинство в сенате заблокировало решение нижней палаты.

1 октября страна встретила без бюджета. Первоначально отключились министерства торговли, транспорта, энергетики, гражданские служащие Пентагона, субсидирование государственной продуктовой благотворительности, налоговые и паспортные службы, музеи и заповедники. Военным, авиадиспетчерам, операторам атомных станций, отделам ЧС содержание сохранялось. Временно. А, скажем, аэрокосмическая служба NASA, если на Америку сейчас полетит комета, предупредить об этом не сможет.

Конгрессмены заверяют, что закрытие правительства не отразится на национальной безопасности. Но директор Национальной разведки (сообщество 16 разведслужб, включая ЦРУ, ФБР, АНБ, военные управления и профильные спецслужбы) Джеймс Клэппер придерживается иного мнения. «За полвека службы вижу такое впервые», — отметил 72-летний Клэппер. По его словам, вынужденное сворачивание 70% агентурных сетей создаёт небывалые возможности для террористов всех мастей.

Обама прокомментировал действия оппозиции с необычной для себя жёсткостью. Республиканцы, по словам президента-демократа, пытаются переиграть результаты выборов 2012 года, ставят партийные установки выше общественной справедливости и народного волеизъявления. «Этого не должно было произойти, — заявил Обама. – Бюджетный кризис был полностью предотвратим. К сожалению, республиканцы продолжают увязывать вопрос с требованиями идеологического характера».

Медицинская реформа Обамы расколола американское общество. У неё много противников. Однако позиция конгрессменов-республиканцев отвергается подавляющим большинством американцев. Даже консерваторы возмущены закрытием правительства. На стороне оппозиционных конгрессменов около 10% населения, рейтинг Обамы повысился до 45%. Почти 70% американцев требуют утверждения бюджета, считая этот вопрос более важным, нежели медицинская реформа. Похоже, республиканцы передавили ситуацию. Популярность партии – за исключением отдельных её деятелей, типа того же Маккейна — вероятно, заметно снизится. Такое уже происходило полтора десятилетия назад, когда республиканские конгрессмены во главе с Ньютом Гингричем тоже перешли неписаные границы в саботаже инициатив демократа Билла Клинтона.

Обама встретился с элитой Уолл-стрита – «Форумом финансистов». Руководители крупнейших банков и инвестиционных компаний — Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Morgan Stanley, Citigroup, Bank of America, HSBC – выразили поддержку президенту и категорическое недовольство позицией республиканцев. Известно, что большая часть финансовых магнатов Америки давно ориентируются на демократов, а не на республиканскую «партию крупного капитала». И поддерживают наращивание государственных программ.

Гендиректор Goldman Sachs Ллойд Блэнкфайн особо озабочен главным – политика республиканцев реально грозит дефолтом. Здесь и кроется особенность нынешнего финансово-политического кризиса в США. Бюджетный конфликт наложился на другой – более глобальный. 17 октября должно быть принято решение о повышении потолка государственного долга, который уже сейчас, к возмущению консервативных республиканцев превышает $13 трлн. Если конгресс продинамит и это, вся финансовая деятельность американского государства перестанет быть законной. Дефолт США может произойти по факту, даже без официального объявления. Нынешняя ситуация, в общем, пустяк в сравнении с тем, что грозит через две недели.

Тем временем шумную акцию протеста против президентской политики проводит воспрявший Ку-Клукс-Клан. Белые расисты протестуют не только против экономической и миграционной политики (в Америку тоже, по их мнению, чересчур «понаехали»), но и против «политики мирового жандарма». Башар Асад куклуксклановцам куда ближе Барака Обамы. Только таких союзников недоставало республиканцам.

У партнёров