vnesekonombank«Внешэкономбанк» не собирается участвовать в спасении ОАО «Мечел», так как все предложенные варианты убыточны. Одна из крупнейших горно-металлургических компаний должна кредиторам более $8,3 млрд. На многочисленных предприятиях оказавшейся под угрозой банкротства компании занято свыше 80 тысяч человек.

Еще несколько дней назад казалось, что план спасения «Мечела» вот-вот будет реализован. Планировалась допэмиссия акций на 180 млрд рублей. При этом предполагалось, что «Внешэкономбанк» (ВЭБ) выкупит эти акции за указанную сумму, которую ему возместят «Газпромбанк», ВТБ, «Сбербанк» и другие основные кредиторы «Мечела». (Ранее предлагался также план, подразумевавший, что конечным кредитором компании может стать Центробанк.)

Но теперь председатель «Внешэкономбанка» Владимир Дмитриев заявил, что предложенные ВЭБу варианты выгодны только кредиторам. Очевидно, имеются в виду вышеупомянутые «Газпромбанк» (кредитовавший «Мечел» на $2,3 млрд), ВТБ ($1,8 млрд) и «Сбербанк» ($1,3 млрд).

В 2008 году Путин фактически обрушил акции «Мечела» на 60%

Поручение разработать варианты финансовой помощи «Мечелу» дал правительству в марте нынешнего года лично президент Путин. Любопытно, что именно он фактически обрушил на 60% акции компании, но случилось это еще в 2008 году, когда Путин формально числился вторым человеком в государстве. Тогда на правительственном совещании в Нижнем Новгороде, посвящённом проблемам в металлургической отрасли, премьер Путин обвинил руководство «Мэчела» в продаже сырья за рубеж по ценам в два раза ниже внутренних. Такое практикуется, например, в схемах ухода от налогов или при выводе средств через аффилированые фирмы.

Глава и крупнейший акционер «Мечела» Игорь Зюзин на заседании отсутствовал тогда по болезни. Путин пообещал прислать «докторов» в виде Антимонопольной службы и следователей. После такого заявления капитализация «Мечела» на Нью-Йоркской фондовой бирже рухнула на 37,6 %. Но это было только начало — через четыре дня на заседании президиума правительства Путин вновь вспомнил «Мечел» и уточнил пропорции: «При внутренней цене 4100 руб. продают за границу себе же самим, своим собственным офшорным компаниям, в данном случае — в Швейцарию, по цене 1100 руб., то есть в 4 раза дешевле». После этого курс акций компании вновь обрушился, уже на 33,85 %. С учетом того,  что в промежутке между разгромными репликами Путина курс начал было чуть-чуть выправляться, итоговое падение составило 60 %.

При этом обещание Путина прислать Зюзину «докторов» вызвало панику на российском фондовом рынке и спровоцировало обвал котировок акций ряда компаний, премьером не упомянутых. Что касается «Мечела», то по данным на август 2011 года капитализация компании была все еще вдвое ниже, чем в июле 2008 года.

Но, как ни парадоксально, жесткий разнос «сверху» и последовавшее падение акций помогли «Мечелу» вовремя – как раз перед началом мирового кризиса — получить рефинансирование кредитов, выданными западными банками. Месяцем позже было бы слишком поздно обращаться за помощью банков-кредиторов.

В середине августа 2008 года ФАС признала «Мечел» виновным в нарушении закона «О конкуренции» по факту завышения цен на коксующийся уголь, но назначила сравнительно невысокий штраф — 5 % от годового оборота — 790 млн рублей. Помимо этого, было рекомендовано снизить цены на уголь на 15 %.

Как складывались взаимоотношения руководителя «Мечела» и руководителя государства, в деталях широкой публике неизвестно, но два года спустя – в июле 2010 года в Челябинске, на совещании по развитию черной металлургии, Путин покаялся: «Я помню выпад в адрес «Мечел», могу только сожалеть, что это привело к падению капитализации более чем на 20 %. Хочу поблагодарить Игоря Зюзина — все, о чем говорили, сделал, ведет себя корректно».

В последующие годы у Зюзина не раз возникали конфликты с миноритарными акционерами, которые обвиняли «Мечел» в ущемлении их прав. Но главной проблемой стало падение спроса на продукцию, а следовательно и доходов. Агрессивная политика по скупке предприятий горнодобывающей и металлургической отрасли под миллиардные кредиты, многие годы проводившаяся Игорем Зюзиным, всегда считалась рискованной. Но пока цены на мировом рынке росли, дела шли относительно благополучно.

К концу 2013-го  в залоге у банков было 88 % от всего пакета акций Зюзина в «Мечел». Forbes назвал это событие «фиаско года»

Ныне же «Мечел» должен кредиторам более $8,3 млрд (по некоторым из появившихся в СМИ сведениям, даже более $9 млрд). К концу 2013 года глава и главный акционер Зюзин потерял большую часть своего состояния. По сведениям Forbes, назвавшего это событие «фиаско года»,  состояние бывшего олигарха на 3 декабря не превышало $ 300 млн долларов — 2 % от максимальной величины. К этому времени в залоге у банков было 88 % от всего пакета акций Зюзина в «Мечел».

Не удивительно, что одним из главных условий участия в спасении «Мечела», потенциальные спасатели называют уход Зюзина от руля компании. О Зюзине говорят, «как о человеке тяжёлого характера, крайнего упрямства и неумения договариваться», из-за чего у него много недоброжелателей. Утверждают, что у него не сложились отношения с губернаторами двух областей, где расположены основные активы «Мечела». Но очевидно, что Игорь Зюзин не намерен оставлять свой пост, если останется надежда получить многомиллиардную финансовую помощь без ухода в отставку.

Пока же миллиарды — и бридж-кредит на 35 млрд рублей, который предполагалось выделить еще в июне, ни 180 млрд рублей на допэмиссию – пока остаются голубой мечтой. Продажа непрофильных активов тоже не решит проблемы. Схему же спасения «Мечела» с участием Evraz председатель ВЭБа Владимир Дмитриев назвал «непонятной», добавив, что с госкорпорацией ее еще никто даже не обсуждал.

Отказ «Внешэкономбанка» не окончателен – последнее слово в вопросе об участии в судьбе «Мечела» должен сказать наблюдательный совет ВЭБа, возглавляемый премьер-министром Дмитрием Медведевым. По некоторым сведениям, заседание совета состоится не ранее, чем через неделю.

 Геннадий Аркадьев, специально для «В кризис.ру»

в России

Промышленность

У партнёров