Аналитики давно отметили: ультраконсервативный до репрессивности курс российских властей в политике, социальной жизни и культуре дополняется разнузданным либерализмом в экономике. Причём не во всей. А в конкретной сфере – финансовой. Здесь решения принимаются такие, что растленный Запад приседает, разводя руками. Как, например, сейчас, когда президент РФ подписал закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Чаще его называют законом об амнистии капиталов.

Новый закон писался под специфического собственника

1431549775506Проект поступил из правительства в Госдуму в конце марта. Реакция специалистов была однозначной: избран самый либеральный вариант из всех теоретически возможных. Первый вице-премьер Игорь Шувалов (известный тем, что считает личное богатство добродетелью чиновника) с гордостью пояснял: «Всё то имущество, которое в декларации будет показано, освобождается от какой-либо ответственности». Закон очевидно писался под собственника с очень специфическими интересами. Попросту говоря – под нуждающегося в амнистии. И ему широко шагнули навстречу.

Начать с того, что, заполнив декларацию, её автор получает железные гарантии конфиденциальности. Данные о декларированных активах не могут быть никем затребованы. На них распространяется режим налоговой тайны. Отдельный момент: они не могут использоваться в качестве доказательств по уголовным делам. Зато разглашение влечёт для нарушителя конфиденциальности уголовную ответственность. Законность своих прав на деньги и имущество собственник тоже не обязан доказывать. Он лишь «имеет на это право» – если захочет и в «произвольной форме».

Всё, указанное в этой тайной декларации необлагаемо единовременными налогами или разовыми сборами. Предусмотрена возможность оформить обратно в собственность то имущество, которое прежде пришлось переписать на зиц-председателей Фунтов. Списываются все долги и просрочки по любым платежам, в том числе таможенным, прощается прежнее сокрытие имущества и создание «фирм-однодневок». От возмещений ранее понесённого ущерба бюджет отказывается.

Обладателей капиталов приходится уговаривать и заманивать

1488837_690xNoneПомнится, в конце 2008 года Владимир Путин вежливо просил западных лидеров не учить его либерализму. И убедительно это обосновывал: мол, в отличие от Америки, мы не вливаем государственные средства в частные банки, в отличие от Европы, не помышляем о национализациях. Хватит с нас Советского Союза. Мы применяем либеральные методы антикризисного регулирования.

С тех пор утекло много воды. Но кое-что осталось актуальным. Финансовая политика РФ действительно держит высокую планку либерализма. От сравнительно низких налогов (ставки сократились даже в Крыму) до самых льготных условий амнистии капиталов. Это на фоне политики, права и культуры, приближенных к временам не то что Брежнева, а уже Трулльского собора. Парадокс легко объясним. Во-первых, богатеть режим не запрещал никогда. Запрещалось другое – использовать богатство на что-либо, кроме личного потребления и служения властям. На благотворительность смотрели косо, но со скрипом допускали. Раньше, пока не скрепили всё духом самодержавия. Теперь Дмитрию Зимину не приходится рассчитывать на грандиозные поблажки, доступные любому амнистируемому.

Есть и важный ситуативный фактор. Экономические трудности современной РФ объективны – экономику госкомпаний заклинивает неизбежно. Между тем, тотализация режима и державное давление вовне – вещи затратные. Расходы на контрреволюцию в Украине и профильные мероприятия внутри России пришлись крайне не вовремя, спровоцировали международные санкции, да ещё совпали с циклическим падением нефтяных цен и постепенным освоением на Западе альтернативных энергоисточников.

rubricДолгое время власти лелеяли надежды пресечь уход капиталов в тень и утечку за рубеж простыми карательными мерами. Но то, что годится с оппозиционерами-«болотниками», не оказывает действия на обладателей крупных активов. Тут не обойдёшься сакраментальным «Навальный украл лес». Приходится уговаривать, заманивать, освобождать. За счёт усечения Уголовного кодекса формировать класс ленд-лордов, призванный стать, наряду с чиновниками, второй опорой трона.

Закон даёт хороший шанс вернуться в «чёрный список»

Но опять встаёт проблема из-за неуёмного внешнего мира. В котором существует такая структура, как FATF – Financial Action Task Force. В буквальном переводе: Оперативная группа финансового действия. В более вольном, но общепринятом и по смыслу вполне совпадающем: Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. Организация государственного уровня. Занимается противодействием легализации преступных доходов, пресечением финансирования терроризма. Штаб-квартира в Париже, но входят 34 страны. Россия состоит в FATF уже двенадцать лет.

«Становление бизнеса в нашей стране не всегда шло в рамках правового поля», – напомнил городу и миру премьер-министр Медведев. Что ж, экономическая история России известна, действительно, не всегда в рамках. Но сегодня, полагает второй человек государства, царят «правовая стабильность и предсказуемость», значит – «Нужно дать возможность людям спокойно и открыто сообщить о средствах, которые были получены так или иначе, и использовать эти средства официально. И тем самым помочь исправить ранее совершённые ошибки». Звучит логично, особенно по российским меркам. Но далеко не вся аудитория разделяет мнение Медведева о правовой стабильности.

1616832_originalОфициальное заявление FATF по поводу российского закона о капитальной амнистии уже прозвучало: «Признание деклараций налоговой тайной нарушает один из ключевых принципов». По факту это сокрытие важной финансовой информации. Создающее широкие возможности как минимум для отмывания преступно полученных денег. А потенциально и для финансирования террористических организаций. Где гарантии, что это исключено. Новый закон РФ гарантирует только конфиденциальность.

FATF имеет свой blacklist – список «несотрудничающих территорий». Иначе говоря, государств с сомнительными деньгами. Отношение к ним в легальном финансовом мире соответствующее, примерно как к нарушителям норм Интерпола. Последний раз он обновлялся в середине прошлого года. «Чёрный список» был недлинен: Иран, Северная Корея (как без них?), Алжир, Эквадор, Индонезия и Мьянма. Россия давно оттуда вышла, ещё в 2002-м (последний год надежд на прогресс времён раннего Путина). Закон о добровольном декларировании активов и счетов даёт хороший шанс вернуться. Кстати, будет вполне в ключе общей политики последних полутора лет: что это такое, вздумали бездуховные наши духовно скреплённые деньги проверять! Хотя пока что Минфин РФ обещает не допустить противоречий с нормами FATF. Консультации, говорят, уже начаты.

Вот такие сейчас у нас проблемы. Кстати, о Минфине. Вчера Антон Силуанов спрогнозировал период кризиса. По его словам, это ближайшие два-три года: «План по росту расходов в инфраструктуру, в определённые отрасли нам надо немножко попридержать». А капиталы амнистировать.

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров