Сегодня первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов должен был провести заседание правительственной антикризисной комиссии. Стародавняя советская практика «есть проблема? нужен орган! лучше два» возрождается и на этом направлении. Поговорить было о чём. Экономическое положение известно, а первые 22 млрд рублей вроде как уже согласованы Минфином и Минэкономразвития. Однако заседание оказалось перенесено. Уточнение задач требует дополнительного ознакомления с бумагами.

shyv2Бороться с кризисом, как и прежде, предполагается денежными вливаниями. Кардинального решения проблем это, естественно, не даёт, поскольку болезни наркозом не лечатся. Но других инструментов в распоряжении правительства нет. Подлинная антикризисная политика означает структурные реформы, демонтирующие сложившуюся политическую систему. В этом заинтересовано общество, но не государство. Самосохранение власти со всеми её изысками 2014 года и составляет суть планов «борьбы с кризисом». Поэтому ничего по-настоящему серьёзного комиссия Шувалова ни предложить, ни, тем более, решить не в состоянии. Только распределить деньги между горячими точками экономики и ждать, пока они кончатся.

Примерный набросок первого «антикризисного» расходования выглядел следующим образом. 10 млрд рублей – на агрокомплекс, в распоряжение Минсельхоза. 5 млрд – автопрому (вероятно, предприятия типа АвтоВАЗа рассматриваются как локомотив экономики). Ещё 5 млрд должны пойти на помощь банковской сфере, ими решили профинансировать процентные выплаты по кредитам, которые брали промышленники на оборотные средства. Один миллиард пойдёт региональным администрациям на закупку газомоторных автомобилей – мощная поддержка инноваций.

Последний миллиард – на докапитализацию Российского экспортно-импортного банка. Это ассигнование смотрится даже загадочно: почему именно? Уточняя, узнаём: все акции Росэксимбанка принадлежит агентству экспортного страхования ЭКСАР. Директорами ЭКСАРа являются зампред государственного Внешэкономбанка Пётр Фрадков (сын путинского премьера 2004-2007 годов) и тот же Игорь Шувалов, председатель правительственной комиссии.

Первое, что бросается в глаза – подчёркнутая скромность в расходах. Созданный государством антикризисный резерв оценивается в 166 млрд рублей, но министерство финансов вообще против выделения из него средств на первый квартал текущего года. Ведомство Антона Силуанова традиционно настаивает на сдерживании трат, считая жёсткую экономию лучшим лекарством от кризиса. Министерство экономического развития, возглавляемое ещё большим либералом Алексеем Улюкаевым, запрашивало 100 млрд из резерва. Сошлись для начала на 22. С вышеобрисованным распределением.

shyv1В «антикризисной комиссии» Шувалова состоят и Силуанов, и Улюкаев. Из коллег-министров – вице-премьер Аркадий Дворкович, главы Минпромторга и Минтруда Денис Мантуров и Максим Топилин. От аппарата президента – экономический помощник Андрей Белоусов. Разумеется, председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. Планируется кооптировать председателя правления Сбербанка Германа Грефа. Конечно, советоваться с гуру экономического либерализма экс-министром финансов Алексеем Кудриным (как в начале перестройки Горбачёв говорил, что «любит советоваться с Лениным»). А заодно кооптировать представителей Госдумы и Совета Федерации. Они-то несомненно украсят, в свете нынешних парламентских мудростей.

Нынешнее правительство РФ формировалось весной 2012 года, на фоне путинской инаугурации и исторического 6 мая, когда полицейский удар на Болотной сшибал протестное движение. (Аналогичная акция «Беркута» 30 ноября 2013-го необратимо запустила наступление Майдана – как говорится, почувствуйте разницу.) В задачу ему изначально вменялась не столько антикризисная политика как таковая, сколько изыскание экономических ресурсов для спасения политического режима. Именно поэтому в кабинете оказалось такое количество системных либералов. К таковым с некоторыми оговорками относят и Шувалова: «С Алексеем (Кудриным – Ред.) мы просто старые товарищи». Поиск отсутствующих денег поручен буржуазным специалистам.

Но в самом кошмарном сне эти специалисты не могли предвидеть сегодняшнего – сакральных гор, уникальных генетических кодов, украинских фронтов, поисков национал-предателей, арестов многодетных матерей. Такие дела стоят бешеных денег, гораздо больших, чем любая антикризисная программа. «Что нужно для войны? – рассуждал Людовик XV.  – Три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги».

Выбор «сислибов» огласил за них всё тот же Шувалов в выступлении на Давосском форуме: «Если русский ощущает любое давление извне, он никогда не отдаст своего лидера. Никогда. И выдержим любые лишения, которые будут внутри страны — меньше потреблять продуктов, меньше электричества, я не знаю, еще какие-то вещи, к которым мы все привыкли. Но если мы будет ощущать, что кому-то извне хочется поменять нашего лидера и это не наша воля, что это влияние на нашу волю, мы будем просто едины как никогда. Чем больше будут санкции, тем хуже будет экономике, но в политической сфере у президента Путина будет очень большая поддержка». Принципиальный миллионер знает, о чём говорит – он действительно лишения сможет выдерживать долго. «Независимо от групп влияния». А вот какие лишения предстоят стране, этого с кондачка не решишь. Надо подумать, поработать с документами. Даже перенести заседание комиссии.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

У партнёров