Обвал-рубляСегодняшний день обозначил веху в финансовой истории России. Общая оценка ситуации: «Рубль вернулся в 1990-е». Центральный банк РФ ночью принял решение повысить ключевую ставку до 17%. С утра доллар продавался по 58 рублей 59 копеек, евро по 72 рубля 90 копеек. Но уже к двум часам дня на торгах ММВБ доллар подскочил до 74 рублей, евро превысил 91 рубль. Подобного разноса не помнится со времён дефолта-1998, хотя нынешнее падение уже характеризуется как более глубокое. Президент устами безотказного Пескова отказался комментировать происходящее.

За год державной политики российская национальная валюта потеряла 40%. Темпы обесценивания таковы, что самые слабые валюты мира смотрятся на этом фоне как образцы устойчивости. Исключение – разве что доллар Зимбабве. И ещё украинская гривна, упавшая несколько ниже рубля. Но уже ненамного.

Международные финансовые эксперты говорят об «экономической капитуляции» правительства и Центробанка РФ. Налицо фактический отказ от перспектив экономического роста ради сохранения остатков финансовой системы. Остановить падение валюты, избежать девальвации – вся экономическая политика, казалось бы, подчинена этому. О долгосрочных производственных факторах думать становиться некому.

Высказываются и российские компетентные аналитики. «Необходимо сокращать кредитование, чтобы вынудить банки и корпорации продавать валюту» — таково мнение председателя наблюдательного совета ВТБ Сергея Дубинина. Тут стоит прислушаться. Особенно если учесть, что Дубинин стоял во главе ЦБ в дефолтном году. Председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин говорит о повышении ставки ЦБ до 20% – иначе  «падение рубля ничто не остановит».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов, как ему и положено, отстаивает иные приоритеты: «Производство в таких условиях становится под большим вопросом. В послании президента Федеральному собранию мы слышали, что надо развивать бизнес, новые технологии, инвестиции, импортозамещение. Решение ЦБ категорически против этого всего. Спасать рубль за счет развития экономики, мне кажется, по крайней мере неразумно». Но даже быстрый пересмотр процентной политики – на что не приходится рассчитывать – не изгладит из памяти момент, когда в бизнес-планах приходилось учитывать 17%-ную кредитную нагрузку. С соответствующими последствиями для инвестиционного климата. Тем временем банки заказывают для обменников уличные табло уже с пятизначными цифрами – готовятся к пробиванию 100-рублёвого потолка. В магазинах начинается обозначение цен в у.е.

Девяностые реально выходят на марш. Как говорил тот же пресс-секретарь Песков, «мы так долго мечтали о спокойной жизни»… Мечты тем и опасны, что им свойственно сбываться. Особенно если прилагать к тому титанические внешнеполитические усилия.

putinБольше других в комментариях, как обычно, позволил себе Алексей Кудрин. Он назвал очень конкретную причину текущего обвала. По его мнению, финансовый рынок перегорел от 625 млрд рублей, выделенных госкомпании «Роснефть». Несколько раньше прошла информационная утечка, будто держатели ценных бумаг структуры Игоря Сечина выходят на валютный аукцион.

«Рынок негативно «разогрела» непрозрачная сделка по кредиту «Роснефти»… Крайне не вовремя», – написано в кудринском Твиттере. Произошло это в контексте падения цен на нефть и начинающих сказываться международных санкций. Столь откровенное субсдирование приближённой компании действительно подсекает всякое доверие к экономическим властям. Вместо общенациональных проблем решаются корпоративно-групповые. Причём вполне определённой группы. Официальные заявления «Роснефти» о том, что ни рубля из кредита не будет потрачено на валюту, мало кто воспринял буквально. Да и не имеет это принципиального значения. Достаточно самого факта предоставления кредита.

Ситуация приведена в такое состояние, что едва ли обойдётся без политических решений. Снова возникает развилка. Либо окончательный перевод экономики и общества в мобилизационный режим (по Мао Цзэдуну: «Наш коронный номер – война и диктатура»), либо – либерализаторские манёвры. Но высшая власть, похоже, старается удержаться на грани, не переходя её ни в ту, ни в другую сторону. В 1998-м, кстати, это в какой-то мере удалось – Ельцин назначил правительство Евгения Примакова, опиравшееся на КПРФ, психологическая обстановка изменилась, но курс в основе оставался прежним. Сейчас наперебой предлагается снимать, наконец, кабинет Медведева, сформированный в своё время именно на этот случай. В качестве потенциального премьера чаще всего называют… Правильно, Кудрина.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

У партнёров