Самый что ни на есть первоисточник в лице министра финансов РФ Антона Силуанова заявляет: в России кончаются деньги. Пока – частично, в Резервном фонде (РФ). Следующим по идее должен стать Фонд национального благосостояния (ФНБ). Вот тогда настанет пора для ответственной жизни по средствам. А также для серьёзного разговора за жизнь.

images (1)Пока расклады таковы. Многие авторитетные эксперты утверждают, что за «тучные» (они же – «прожранные») нулевые Россия получила от экспорта газа и нефти порядка $5 трлн. Ладно, пусть не самые умопомрачительные деньги. У Китая, с которого Москва торопится брать пример, золотовалютные резервы колеблются вокруг $3 трлн. Но тем не менее.

Конечно, некоторая часть ресурсов пошла на удовлетворение первоочередных народных нужд. Повысились зарплаты части бюджетников, индексировались пенсии и пособия. Правда, до капитального ремонта многоквартирных жилых домов или налаживания дорожно-транспортной инфраструктуры средства не дошли. Зато появилась «русская Ривьера» в виде Сочи. Когда же на одном представительном совещании прозвучал вопрос по поводу моста на остров Русский, ответ был: «Это не транспортный объект, а символ могущества России на Дальнем Востоке!»

Случился и мировой кризис, который, закончившись в остальном мире, у нас плавно перетёк в Крым, международные санкции, обвал рубля и «духовные скрепы». Справедливости ради следует отметить, что профессионалы-западники из кабинета министров смогли удержать ситуацию и тотального коллапса не допустили. Однако, похоже, повторяемость постепенно начинает им надоедать. Отсюда весьма нелицеприятные оценки финансового будущего нашей страны.

20090715090416Если отталкиваться от их анализа, то ситуация такова. Федеральный бюджет является основным инструментом экономической политики. Он должен быть адаптирован к макроэкономическим реалиям. В качестве подушки безопасности использовались РФ и ФНБ. Из первого фонда покрывались социальные траты и выплаты по внешним долгам. Из второго финансировались пенсионные отчисления. Деньги в фонды поступали от сверхприбылей за продажу углеводородов. Важное уточнение – происходило это согласно до недавних пор незыблемому «бюджетному правилу», по которому расходы бюджета формировались, исходя из средней цены на нефть за прошедшие годы. Разница и шла в РФ и ФНБ.

Сейчас это правило уже не действует, финансовая система, подобно политической, перешла в режим приказов и заклинаний. Мол, вот баррель скоро скакнёт, тогда и заживём. С учётом того, что скоро на мировой рынок хлынет иранская нефть, а саудовская уже начала завоёвывать Европу, трудно понять, чего в этих ожиданиях больше – глупости или дерзости. В общем, в ближайшее время реального притока денег не предвидится. Однако власти по-прежнему гарантируют выполнение всех обязательств. Социальных внутри страны, геополитических за её пределами. Например, защиту интересов Ирана в Сирии – чтобы новый союзник, в преддверии будущих доходов, мог ещё и экономить.

По Силуанову, за последнее время объёмы государственных финансовых резервов сократились более чем наполовину. Конкретно – на 2,6 трлн рублей. В этом году доходы бюджета ожидаются на 1,3 трлн рублей ниже, чем в прошлом, тогда как расходы вырастут на 11%. Как результат, дефицит-2015 составит 3% ВВП. Денег в закромах при таких темпах осталось максимум на год. При самом благоприятном прогнозе, в 2018 году в РФ (в смысле, в Резервном фонде) будет порядка 500 млрд.

Potok2Конечно, есть ещё и ФНБ. Для чего он, собственно, предназначен, все, похоже, уже забыли. К нему выстроилась очередь. В основном из людей небедных. Просят, например, газовики и нефтяники. Посыл один: не дадите денег на развитие, отрасль загнётся. Дать, конечно, можно. Только на память приходит масса примеров, скажем так, не совсем разумной траты средств. Весьма типичный – история с зарытыми «Газпромом» в землю 18 млрд рублей. Если в двух словах, то было так. Газовый монополист начал строительство «Южного коридора», по которому газ должны были подать то ли в «Южный поток», то ли в поток «Турецкий». Строили, строили, наконец – построили. Надеялись, что всё схвачено. Однако турки соглашение о строительстве газопровода так и не подписали. 240 километров труб стоимостью 18 млрд рублей оказались закопанными в землю. Есть мнение, что если так будет продолжаться и дальше, сумма убытка возрастёт и до 40 млрд.

Конечно, можно сказать, что это – форс-мажор. И вообще, кому какое дело, как «Газпром» тратит финансовые ресурсы – свои или заёмные. Хотя, если вдуматься… Если углеводородные так монстры обходятся со своими деньгами, как же будет с чужими?

К слову, можно ещё раз вспомнить Сирию. Нас уверяют – для госбюджета операция необременительна. Радуют вестями с ракетных заводов, перешедших на трёхсменный график работы. Оставим за скобками вопрос, как это менее чем за месяц несколько десятков российских боевых самолётов опустошили погреба с боезапасом. Задумаемся о другом. Ракету делают российские специалисты из отечественного сырья. Все получают свой заработок. Потом изделие взрывается где-то в окрестностях Хомса… Интересно, как это поможет наполнению трещащего РФ?

Как там в «Иване Васильевиче…»: «Минуточку! За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет?». Догадайтесь с одного раза.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

Финансы

У партнёров