Если есть в России чудак, считающий, что платят ему нормально, то это наверняка не бухгалтер. Вряд ли инженер или программист. И в магазине едва ли работает. Эти профессии названы при всероссийском опросе адекватными по зарплате. Таких работников в стране немало: одних бухгалтеров, по разным подсчётам, от миллиона до трёх с половиной. Формальная логика диктует: если бухгалтер или продавщица (торговых работников больше раза в три) выходят на протест, они это делают по идейным соображениям.

Чего не сказать о политиках. Финансовое содержание этой социальной группы считают возмутительно завышенным четверо из каждых пяти россиян. Это рекорд. Которого, впрочем, следовало ожидать. Ибо кто в Российской Федерации именуется политиком? Прежде всего чиновник – от президента и донизу включительно. Комментарии уже делаются излишними. Однако продолжим.За политика держат депутата. Прежде всего Госдумы, её дубликатов в нескольких мегаполисах и членов Совета Федерации. Потом идёт партийный функционер – но не всякой партии, а только системной. То есть представленной в тех же думах. Не обязательно член «Единой России», названия вообще не различаются. Есть понятие «партия»: система бытового обслуживания и увеселительных заведений для чиновной олигархии. Распределённая по отделам «ЕР», «КПРФ», «ЛДПР», «Яблоко», а теперь ещё с отдельным мироно-прилепинским цирком.

Рядом расположился т.н. «политолог» или «публицист», назойливо мелькающий в каждом утюге. Прорицатель типа профессора Соловья (это в лучшем случае). Конечно, телеведущий, вдохновлённый иными соловьями вкупе с киселями. Эти весьма богаты. Что неудивительно: песенку советских времён «Не только меч, не только кнут, и ложь нужна короне» – никто не отменял. Как и принципа, сложившегося к 1970-м годам в польской компартии ПОРП: секретарь по пропаганде должен быть самым глупым человеком в комитете. Иначе не сможет нести тот особо духовный бред, что требуется властям. А хорошая оплата такой деятельности вызывает в памяти узбекский фольклор: «У бая много денег, но мало ума».

В текущий век потребительского постмодерна ложь даже нужнее. Но жалованье полицейских тоже слишком задрано, полагает четверть россиян. Это много в общем раскладе опроса. При этом нельзя не учитывать: термин «полиция» в обыденном сознании означает все виды внутренних силовиков – МВД и госбезопасность, ФСО и Росгвардию, подчас даже частную охрану, особенно при крупных компаниях. Советская поговорка «Ты человек или милиционер?», приведённая автором «Номенклатуры» Михаилом Восленским как пример народной мудрости сохранила актуальность.

Много ли они получают? Все вышеперечисленные… политики? Когда как. Бывает средне. А бывает заоблачно, и это даже не связано с официальными окладами. Какая разница, выписывают Путину и Медведеву семьсот тысяч рублей в месяц или семьсот рублей в год – если все видели и геленджикский дворец, и утиное поместье. Менеджментские выплаты в госкорпорациях исчисляются миллионами в день, рядом с такими получателями глава государства бедняк. Причём альтруистичный: «Меня самого это коробит. Но вынуждены». В среднем же оклады в центральном госаппарате превышают полторы сотни тысяч, депутаты Думы назначили себе свыше трёхсот тысяч. Не считая обильных, скажем так, «соцпакетов», по определению прилагаемых к власти.Но не в цифрах суть. «Любой труд, какой бы они ни избрали взамен нынешнего, будет много продуктивнее, ибо их нынешний — нолевой, если не отрицательный», – констатировал Александр Солженицын по поводу агитпроповцев 1970-х годов. Нынешние политики перемен не произвели. Массы это понимают. Отсюда результаты опросов.

Наряду с политиками и полицейскими, в ряду получающих незаработанное стоят банкиры. Отметим, однако: в меньшей степени, нежели «слуги народа». Доходы финансистов считают чрезмерными не четверо, а трое из пяти. Их деятельность всё же держится за работу. Но опять же, ощущается наглая произвольность вознаграждения, многократно превышающая приносимую общественную пользу. Осознаётся и теснейшая связь финансовых структур – да и вообще как бы частного капитала – с государством РФ. Которое уже однозначно воспринимается как сугубо паразитическая система.

Спросили россиян и о тех, кому недоплачивают. Мало платят медсёстрам, няням, учителям, социальным работникам. В этих сферах, по официальным данным, заняты около 6 млн человек (для сравнения: чиновников в РФ около 2,5 млн). Средняя зарплата медсестры и учительницы – 25–30 тысяч рублей. Нормальными деньгами россияне – опять же, по опросам – считают 160–170 тысяч (москвичи – 220 тысяч, оренбуржцы – 124 тысячи). Мечтать не вредно. Компетентные эксперты «Альфа-банка» прогнозируют 2%-ный рост доходов в 2021-м после 5%-ного падения в 2020-м.

28 млрд – долларов, а не рублей – сняли сограждане за банковских счетов на протяжении прошлого года. Деньги шли на элементарное поддержание стандартного потребления. Без излишеств, без дорогих покупок или путешествий. Эффект коронавирусного локдауна весной-летом, фактического отсутствия государственной политики в условиях пандемии, волны увольнений, падения реальных зарплат, общеэкономического сжатия из-за турбулентности мировых цен на нефть, инфляционного разгона к концу года. Иначе говоря, мудрости и народолюбия политиков, прикрываемых полицейскими. Вспомним, к чему сводились их заботы в то время: премьерскопрокурорская чехарда, обнуление-продление, игнор и подавление Хабаровска, глушение Навального, подпирание ЛукашенкоТри месяца назад каждый третий россиянин называл себя бедным. Две трети из этой трети – 20% опрошенных – перемен в ближайшие годы не ждут. Знают политиков, верят в полицию.  7% то ли ждут, то ли не ждут, потому что сами не знают, знают они или не знают. Но особенно интересна позиция оставшихся 6% российской бедноты.

Эти людей ждут скорых перемен к лучшему. По разным причинам. Первый вариант – упование на чудо. Второй – смена руководства страны. Заметим, это разные позиции, что само по себе вселяет оптимизм. Третий – собственные силы для продвижения к лучшему. Здесь тоже возможны варианты. Некоторые из них настоятельно не рекомендуется публично обсуждать. Компетентные инстанции предупреждают: вредно для здоровья.

В Советском Союзе экономические показатели любили сравнивать с 1913 годом. Сегодня круг символически замыкается: эксперты отталкиваются от 2013-го – доходы россиян до сих пор не поднялись до уровня тех благословенных времён. Такова цена войны и диктатуры, мракобесия и тупизма, разгулявшихся с 2014-го. «Основательно положили основоположники» – шутили советские люди по поводу тогдашних духовных скреп. «Ценны традиционные ценности» – можно добавить сейчас.

Но цена не только в деньгах выражается. Вот ведь что главное. «Мы не очень прагматичны», как говорит Путин. И это правда, подтверждаемая суровыми реалиями. Крупнейшие протесты последнего времени не на цифрах поднимались.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

в России

Финансы

У партнёров