• 30 января 2009 Финансы

    В правительстве обсуждают новые способы поддержки банковской системы

Как сообщил в кулуарах Всемирного экономического форума в Давосе первый вице-премьер Игорь Шувалов, очередное заседание возглавляемой им комиссии правительства состоится 3 февраля. По словам господина Шувалова, оно будет посвящено помимо прочего и обсуждению текущих вопросов по поддержке банковской системы, в том числе выделению ей субординированных кредитов.

Игорь Шувалов подтвердил «Ъ», что проблема распределения средств на рекапитализацию банков обсуждалась на совещании в правительстве в понедельник, 26 января. Тем не менее он не подтвердил информацию об общей сумме 900 млрд руб., которую государство намерено потратить на рекапитализацию банков. Размер общего лимита расходов ЦБ и правительства на эти цели сообщил еще в декабре 2008 года вице-премьер Алексей Кудрин — по его словам, он составляет $40 млрд. Однако господин Шувалов пояснил, что дискуссии на эту тему продолжаются, и первые расчеты на эту тему комиссия господина Шувалова готова будет представить не ранее чем через полторы недели.

Заместитель главы Минэкономики Станислав Воскресенский сообщил, что в Белом доме сейчас обсуждаются альтернативные варианты поддержки кредитно-финансовой системы, в том числе схемы реструктуризации активов банковской системы путем выделения на баланс отдельных структур портфелей «плохих активов». По словам господина Воскресенского, в правительстве «шведскую модель» реструктуризации (она активно использовалась в кризисе начала 90-х в Швеции) считают обсуждаемой исключительно в отношении банков как средства для «расчистки» их балансов. Напомним, с лета 2008 года регуляторы в США, ЕС, Швейцарии и ряде других стран обсуждали временную «переброску» портфелей высокорисковых активов банковской системы на балансы отдельных юридических лиц под контролем государства для дальнейшей реструктуризации и списания. Тем не менее массовой она пока не стала — например, в случае швейцарской UBS близкая по смыслу схема была дополнена частичной национализацией банка, чего в чистом виде «шведская модель» не предполагает. Аналогичная модель обсуждалась регуляторами США для реструктуризации активов Citigroup.

Основная цель таких схем — перевести на баланс «плохого» банка кредитные деривативы, потерявшие ликвидность с осени 2007 года до ипотечного кризиса на рынке США. Речь идет об ипотечных деривативах (MBS), деривативах на кредитные портфели (CDO) и кредитно-дефолтных свопах (CDS). В США и частично ЕС низкая ликвидность этих бумаг при неопределенных рисках и высокой доходности приводила банки в кризисное состояние при достаточно качественных фундаментальных показателях — перевод бумаг на баланс «плохого» банка в течение нескольких лет позволял «расчистить» баланс исходного банка, а впоследствии погасить часть убытков на балансе «плохого» банка. Для России эта проблема малоактуальна — секьюритизация кредитных портфелей российской банковской системы началась лишь в 2006 году.

По словам господина Воскресенского, схема реструктуризации обсуждается исключительно для банковской системы, причем она не будет применима для Внешэкономбанка. Напомним, разновидностью «шведской схемы», применявшейся в 50-е годы в США и упоминавшейся в сентябре 2008 года в первых версиях плана Полсона, было создание госфонда-агентства, который выступал бы в роли единого «плохого» банка кредитно-денежной системы. В России кандидатами на роль такой структуры могли бы быть ВЭБ и АСВ, однако, по данным «Ъ», речь о таком варианте в Белом доме пока не идет. Игорь Шувалов подчеркнул, что пока правительство крайне осторожно относится к любой форме выкупа рискованных активов (в том числе и внешнего долга российских компаний). Первый вице-премьер пояснил «Ъ», что расходы ВЭБ на рефинансирование частного внешнего долга при общем лимите в $50 млрд (определен еще в сентябре 2008 года решением правительства) составляют сейчас «около $11 млрд» при наличии «более сотни» заявок компаний на рефинансирование общей суммой более $75 млрд. Господин Шувалов отметил, что ряд компаний сняли заявки в ВЭБ. Сумма $11 млрд называлась руководством ВЭБа еще в конце

У партнёров