Генеральная прокуратура отказывается считать статью 212.1 Уголовного кодекса, разрешающую давать реальные сроки за митинги, нарушающей Конституцию. Об этом сегодня с трибуны Конституционного суда заявила полномочный представитель надзорного ведомства Татьяна Васильева.

24 января Конституционный Суд РФ в открытом заседании рассматривает дело о проверке конституционности статьи 212.1 УК РФ по жалобе Ильдара Дадина, сообщает РИА Новости.

Данная статья предусматривает уголовную ответственность за неоднократные нарушения порядка организации или проведения собрания, митинга, демонстрации. Оппозиционер Ильдар Дадин был осужден по этой статье и приговорен к 2,5 годам лишения свободы. В настоящий момент он отбывает наказание в колонии в Алтайском крае.

По словам представителя надзорного ведомства, данная норма помогает «обеспечить индивидуализацию юридической ответственности» и позволяет оппозиционерам «предвидеть правовые последствия своих действий и изменить свое поведение». Васильева признала, что статья содержит недостатки. Однако заявила, что признавать её неконституционной нет оснований.

Представитель министерства юстиции Мария Мельникова заявила на суде, что статья 212.1 УК, по которой осудили Дадина, в целом соответствует Конституции, однако в некоторых формулировках «требует совершенствования».

В частности, «примечание к статье допускает неопределённость толкования. Использованные в нём формулировки «ранее», «в течение» не позволяют однозначно оценить, когда может наступить уголовная ответственность. Возникают вопросы и о том, будет ли гражданин в случае дальнейших нарушений привлекаться к административной или уголовной ответственности», – отметила Мельникова.

Ранее, утром 24 января СМИ распространили заранее поступивший в КС отзыв Генпрокуратуры о спорной норме. В нём замгенпрокурора Владимир Малиновский, в частности, говорит о том, что «неоднократность совершения правонарушений не может рассматриваться как обстоятельство, повышающее степень опасности таких действий до уровня, характерного для преступлений».

Однако Татьяна Васильева объяснила мнение Малиновского тем, что «цитирование представленного в КС документа было проведено некорректно». Кроме того, по ее словам, такая позиция Генпрокуратуры была сформулирована в 2014 году, когда принимался спорный закон. Теперь мнение надзорного ведомства изменилось.

Без рубрики

в России

У партнёров