• 20 января 2014 Общество

    Грозные законы вдохновили майдан

Евромайдан провозглашает себя народным вече. Это уже совсем другой формат и другие последствия. Вчера он снова собрал сотни тысяч. Силовые столкновения, массовые свалки продолжались порядка шести часов. Сотни активистов отделились от вече и атаковали милицейские кордоны на улице Грушевского. Пошли в ход коктейли Молотова. Милиция ответила водомётами и слезоточивым газом. Несколько десятков  равоохранников получили физические повреждения, до полусотни госпитализированы, один боец «Беркута» побывал в заложниках. Примерно та же статистика у противостоящей стороны. Только военные заслоны предотвратили прямой контакт манифестантов с обитателями правительственных зданий.

Толчок к уличным боям дал Виктор Янукович, подписавший в пятницу пакет «антиэкстремистских» законов. Жёсткие ограничения свободы собраний, пользования Интернетом и сотовой связью, усиление цензуры, уголовно-правовое регулирование исторических споров, введение понятия «иностранный агент» — все эти инициативы знакомы гражданам РФ. Но в Москве тысячи оппозиционеров поднимают яростные протесты всё в том же Интернете. В Киеве сотни тысяч выходят на улицы из-за таких отвлечённых материй.

Лидеры оппозиции, как обычно, ринулись успокаивать своих сторонников, дабы не довести до греха. Арсений Яценюк из тимошенковской «Батькивщины» огласил как бы конструктивный план: формировать новую Народную Раду – вместо Рады Верховной, которая после утверждения в четверг законодательного пакета для миллионов украинцев перестала существовать как парламент. Дальше по плану — легитимировать новую раду самостийным референдумом и начать подготовку новой конституции Украины. Януковича и его власть не замечать. И конечно, только по закону, не дать повода для беркутовской бойни. Тем более, что дело о массовых беспорядках формально возбуждено, ряд задержаний произведён.

Виталий Кличко из христианско-демократического УДАРа бросился на Грушевского и вновь лично вставал на защиту «Беркута». Увидев, как трудна эта миссия, он обратился к Януковичу, буквально упрашивая его не идти вслед за Чаушеску и Каддафи, найти какой-нибудь иной путь, более благоприятный для страны и менее пагубный для себя. Кажется, президент что-то услышал. Во всяком случае, на сегодня запланировано создание совместной антикризисной комиссии из представителей власти и оппозиции. Ясно, что среди первых пунктов её повестки будет отмена законов, подписанных президентом 17 января. Пойдёт ли на это Янукович? Сможет ли после этого претендовать на принятие хоть каких-то решений. Не говоря о том, насколько значимы подобные заседания – если они действительно состоятся – для тех, кто непосредственно бросается на милицейские цепи?

Так или иначе, в полной мере прояснились два момента. Во-первых, вопрос о формах и сроках евроинтеграции занимает для украинской оппозиции – а главное, для идущих под её лозунгами масс – глубоко подчинённое место. Борьба идёт не за то, чтобы подвинуть киевские власти в сторону Евросоюза, а зато чтобы власти устранить. Европейские же ценности воспринимаются в Украине скорее в духе казачьей вольницы, чем брюссельского политкорректного бюрократизма.

При таком раскладе трудно найти точки соприкосновения. Которые ещё недавно были возможны именно на основе европейского вектора, о котором рассуждал Янукович. Но президент недальновидно закрыл себе этот путь.

И второе. На первый уличный план выходит конкретная структура, взявшая на себя ответственность за вчерашние силовые атаки. Внепарламентская коалиция праворадикальных националистов называется «Правый сектор» (название создаёт правомерные аллюзии с футбольным стадионом – в активе много фанатов). Характерно, что эти ребята – откровенно против вступления Украины в Евросоюз, который они приравнивают к союзу Таможенному. Идеология радикальной бандеровщины и непримиримой самостийности. Методология ультрас. Опыт декабрьских беспорядков на Банковской. Теперь – и вчерашних атак.

Наличие «Правого сектора» как структуры достаточно многочисленной и уже способной к публичности – одно из главных отличий украинской ситуацию от российской. Наши маргинальные радикалы действуют, скрывая лицо. Переход их к публичной активности, если таковой произойдёт, обозначит тревожный рубеж. Как вчера у соседей. 

У партнёров