mefistofМитинг протеста против уничтожения знаменитого барельефа Мефистофеля на Лахтинской, 24 собрал около пяти сотен возмущённых петербуржцев. В течение часа на табуретке, используемой в качестве трибуны, ораторствовали общественники-градозащитники, депутаты ЗакСа, возмущённые граждане. Однако протест иссяк ровно в ту минуту, когда митинг был объявлен закрытым.

По замыслу устроителей, апофеозом стихийного митинга должно было стать водружение на месте барельефа цветного баннера, этот барельеф изображающего. Воплотить креативное начинание в жизнь не удалось. Законопослушные протестанты так и не дождались разрешения на это символическое деяние. А без разрешения «с подписью начальства» — хотя бы самого мелкого чиновника КГИОП — на это никто не решился.

Баннер был аккуратно свёрнут и унесён в неизвестном направлении. Как пообещал депутат Борис Вишневский, наиболее рьяно выступавший за то, чтобы водрузить баннер на крышу, это непременно будет сделано. Когда будет получено разрешение. А до этого, посоветовал другой депутат — Александр Кобринский — можно «осторожно» разойтись.

Не все участники митинга согласились с решением депутатов. «Казаки Петербурга», которые взяли на себя ответственность за разрушение барельефа, пережившего бомбёжки блокадного Ленинграда, никакого разрешения на свои действия не имели. Очевидно, что и вывешивание баннера могло обойтись без него. Едва ли жители дома, в немалом количестве присутствовавшие на митинге, воспротивились этому.

Как заметил один из участников митинга, политолог Евгений Бестужев, если никому не известные «петербургские казаки» действительно хотят бороться за православие, им следовало обратить свои взгляды отнюдь не на скульптурный портрет великого Шаляпина в образе Мефистофеля. В Санкт-Петербурге ещё достаточно памятников настоящим врагам православия — Ленину, Дзержинскому и всей большевистской камарилье.

Несколько лет назад петербургские антикоммунисты уже очищали Северную Пальмиру от тоталитарной символики. Окрасилась в красное гранитная доска на доме, где некогда проживал первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Романов. Бесследно исчезла памятная доска председателя Петроградской ЧК Урицкого. Залиты кроваво-красной краской мраморная доска на музее-квартире Елизаровых, где, по легенде, прятался Ленин и памятник ему же возле музея Невская застава. Вдребезги разбита доска, прославляющая расстрельщика Кронштадтского восстания Трефолева…  Губернатор Полтавченко в срочном порядке принял закон, гарантирующий, что более никаких мемориальных досок в городе не появится. Восстановлением утраченных не озаботился. Так что нынешнее пародирование ИГИЛ не является эксклюзивом обскурантов (скорее эпигонством). Но различие очевидно.

Остатки разбитого барельефа Мефистофеля были найдены в мусорном бачке. Возможно, вскоре в том же бачке окажется и митинговый баннер. Вряд ли депутаты дождутся официального разрешения, а вывешивать его в собственной квартире, скорее всего не жаждут. Неужели для того, чтобы урезонить разнузданных мракобесов, требуется повторение ленинопада? События последних полутора лет доказывают, что это — только начало…

Общество

У партнёров