• 1 декабря 2011 Общество

    Политическую систему трансформируют рожденные перестройкой

Докладчиком был президент ЦСР, доктор экономических наук Михаил Дмитриев. Уроженец Ленинграда, выпускник ЛФЭИ, народный депутат России в начале 1990-х, первый заместитель министра труда и социального развития в конце «лихого» (так еще иногда по инерции говорят) десятилетия, первый заместитель министра экономического развития и торговли в первой половине 2000-х. Он подчеркнул, что доклад носит не научный, а экспертный характер. Это значит, тезисы строятся не только на основе твердо установленных фактов, но и на оценках вероятных процессов и тенденций. Вместе с тем подтверждение ряда прогнозов первого доклада заставляет достаточно серьезно отнестись и к выводам вчерашнего обсуждения.

Какие же прогнозы подтвердились? Прежде всего – об износе «бренда стабильности» и переломе в общественных настроениях. Растет недовольство ситуацией, усиливается спрос на перемены. Стихийно – пока стихийно – складывается некий «протестный блок», объединяющий группы с весьма разными и даже противоположными устремлениями. Тут и «условно левые», ориентированные на уравнительно-перераспределительный патернализм. И «условно правые», заинтересованные в большей свободе, равных возможностях, сокращении прерогатив госаппарата на экономику. Те и другие нуждаются в демократических механизмах выражения своих интересов. По мнению авторов доклада, в этой ситуации особенно опасно бюрократическое блокирование правых – их потенциальные сторонники принуждаются голосовать за левых. Однако тот факт, что власти точно так же препятствуют левому политическому структурированию, в докладе почему-то не отражен.

В Европе повсеместно падает популярность рыночных принципов, а кое-где и демократии (отсюда подъем леворадикальных и ультраправых сил). Но Россия неожиданно демонстрирует рост положительного отношения граждан к демократии и рынку. По мнению Михаила Дмитриева, ситуация все больше напоминает последние годы застоя с их закупоркой социальной мобильности, когда поколение советских «беби-бумеров» (рожденных в конце 1950-х – первой половине 1960-х), вступая в активную жизнь, сталкивалось с ограниченностью перспектив. Именно поэтому они стали массовой базой перестроечных перемен. Сейчас в активную жизнь вступают дети этих «беби-бумеров». Напомним, что годы перестройки отличались всплеском рождаемости, и это новое поколение является самой многочисленной возрастной когортой в России. И одновременно – самой образованной (по крайней мере, по формальным показателям). Отсюда высокие социальные запросы.

Социолог Сергей Белановский, один из соавторов доклада, подробнее остановился на тенденциях массового сознания. На материалах различных опросов он показал снижение доверия к власти и ее представителям. Снижение, естественно, неодинаково в разных группах населения. Сильное падение отмечается у людей старшего и активного возраста. Зато среди девушек 18–25 лет неожиданно отмечен рост популярности властей и их лидеров. Так что, возможно, некоторые эпатажные акции поддержки были не вовсе искусственными…

Экономист Светлана Мисихина говорила о динамике развития российского среднего класса, который к концу десятилетия может составить до трети населения. Михаил Дмитриев считает, что ядром его станут те самые «беби-бумеры-2». Массовый средний класс есть социальный стабилизатор, позволяющий разным политическим силам чередоваться у власти без риска великих потрясений. Пока же риск дестабилизации высок. На его снижение могли бы повлиять нетривиальные действия по обновлению элиты – например, назначение после президентских выборов на пост премьер-министра яркого харизматика. Однако такие шансы оцениваются весьма скептически. Готовой кандидатуры просто нет.

Доклад отличался оптимистическим настроем, однако по конкретным аспектам активно критиковался. Прежде всего за неоправданное смешение категорий российского среднего класса. Значительная, если не бóльшая его часть – люди, связанные с государством и зависимые от него (мелкие чиновники, работники пригосударственных компаний и т. п.). Реальная масса среднего класса асоциальна и аполитична. С этой точки зрения данный социальный слой – скорее опора, нежели оппонент власти. Лилия Очарова из Независимого института социальной политики обратила внимание еще на один важный аспект: состав среднего класса весьма текуч. Носителями радикального протеста скорее способны выступить люди, по разным причинам выпадающие из его состава.

…Некоторая интрига ситуации – мало кем замеченная – состоит в том, что Центр стратегических разработок создавался в конце 1999 года как мозговой трест для разработки программы будущего президента Владимира Путина.

У партнёров