Мы уже не раз писали о противостоянии, которое захлестнуло воровской мир после убийства патриарха российской преступности Аслана Усояна (Деда Хасана). И вот, новые вести с фронта межворовской войны.

В Москве оперативники уголовного розыска и ФСБ при поддержке полицейского спецназа задержали Руфата Насибова (Руфо Гянджинского). Его одно время называли боевиком-киллером Ровшана Джаниева (Ровшана Ленкоранского). Последнему приписывается заказ на убийство Деда Хасана. Есть версия, что решение Ленкоранского исполнял Гянджинский. Вместе с Руфо попались несколько его земляков-азербайджанцев. Есть информация, что они могут быть причастны и к другим громким преступлениям. Например, к убийству вора в законе Алибала Гамидова (Годжы). Правда, пока улики ограничиваются якобы поддельными документами, которые нашли у Насибова.

Любопытна фабула, по которой находившийся в федеральном розыске Руфо оказался в Москве. Сразу после убийства Деда Хасана появились слухи, что убит и он. Кстати, подобное до сих пор говорят и о Джаниеве. Так ли это, доподлинно неизвестно. Если судить по аналогии с Насибовым – вряд ли. Так или иначе, разыграв нехитрую комбинацию, Руфо настолько уверовал в свою неуязвимость, что даже не удосужился покинуть Москву. Известно, какое качество губит вора…

Как бы то ни было, на улицы выплескивается самый настоящий беспредел в стиле «лихих девяностых». Говорить же о воровском сообществе как о цельном явлении становится почти невозможно — как, если наблюдается буквально заказ на заказе? Чего стоит перестрелка на московском строительном рынке с наивным названием «Славянский мир». Где только что застрелили 25-летнего выходца из Таджикистана.

Всё началось с обычной драки, быстро переросшей в массовую. Одна из сторон пустила в ход огнестрел. Раненого пытались на частной машине довезти до ближайшей больницы. Не довезли. Прибывшие полицейские собрали стреляные гильзы и возбудили уголовное дело. Одно из десятков, если уже не сотен подобных.

В многосерийном телефильме «Бандитский Петербург» злодей Антибиотик говорит своему прикормленному милицейскому информатору нечто вроде: «Они неактуальными проблемами занимаются, когда страна задыхается от уличной преступности». Речь шла о «правильных ментах», которые пытались бороться именно с организованным криминалом. Но, если вдуматься, киношный негодяй был не так уж неправ. Обывателю по большому счёту безразличны разборки между мафиозными главарями (хотя нельзя сказать, что они его совсем не затрагивают). А вот подворотная гопота – совсем иное дело. И как раз криминальные боссы довольно эффективно держат её в узде.

Поясняем. Американская полиция не суётся без нужды в афроамериканские кварталы или чайна-тауны. Порядок на этих территориях поддерживают local leaders. Таковыми в России становились представители новой русской «братвы». Методом проб и ошибок они постепенно отходили от бандитизма в реальную экономику, ставили на место «отмороженных» и составляли всё более жёсткую конкуренцию всё тем же ворам. Последние крайне болезненно реагировали на успехи новой генерации. «Бандитско-воровские войны» 1990-х ещё будут исследованы не с чисто криминальной, а с социально-исторической стороны. Как типичная борьба нового и динамичного со старым и отжившим.

Убийство Аслана Усояна привело к кровавому переделу воровских вотчин и поиску новых сфер влияния. Этому могли бы противостоять авторитеты новой «теневой» генерации. Особенно те, что с середины 1990-х вышли на свет, провозгласив, как в Петербурге, лозунг «Кончаем кормить дармоедов!» (имелись в виду именно воры в законе). Но как-то так складывается, что из года в год такие деятели попадают под интенсивный прессинг со стороны властей. Акции государственной правоохраны поразительным образом совпадают с интересами воровского сообщества. Особенно показательно в этом плане питерское «дело Барсукова». Порой складывается впечатление, что народное наименование нынешней «партии власти» недалеко от истины. Классовая близость так и сквозит.

Однако внутренняя воровская грызня, запущенная уходом Деда Хасана, приводит к усилению противовеса. Особенно это характерно для Урала и Сибири. Знамя сильного лидера, когда-то поднятое Александром Хабаровым, постепенно закрепляется в руках Евгения Ройзмана. Конечно в совершенно иных условиях. Хабаров поднимался во взаимодействии с Борисом Ельциным и Эдуардом Росселем. ОПС «Уралмаш» сотрудничал с тогдашней «партией власти» (которая в те времена была не той, что сейчас). Он активно противостоял вторжению в регион кавказских воров. За что, видимо, и оказался сначала в камере, потом в петле.

Ройзман известен прежде всего отпором наркоугрозе. Теперь он – мэр столицы Урала, выдвинутый от условно оппозиционной «Гражданской платформы» Михаила Прохорова. Победа далась ему явно нелегко, достаточно вспомнить свистопляску вокруг подсчёта голосов. Когда были оглашены результаты голосования, многим почему-то подумалось – как хорошо, когда в качестве наблюдателей на избирательных участках присутствуют не дотошные интеллигенты и задорные юноши с девушками, а крепкие ребята с сосредоточенными выражениями лиц. У этих не забалуешь. Думается, что с учётом данного фактора все попытки отодвинуть Ройзмана от законно полученного поста вряд ли увенчаются успехом.

Ещё один пример – Красноярск, где прошли выборы в городской Совет. Сейчас эксперты много спорят : как это так, добрая половина депутатов — молодые люди 1980-х годов рождения, к тому же не отягощенные высшим образованиям? Ответ же прост. Росли в 1990-е, знают изнанку жизни. И есть вероятность, что постараются сделать её лучше. При этом немаловажно, что за многими из них стоит фигура Анатолия Быкова. Который прошёл те же девяностые и в случае чего сможет подсказать молодой поросли, как избежать ошибок.

Остаётся надеяться, что этот опыт окажется полезен для всей страны. Мы стоим на пороге серьёзных перемен. Пора, наконец, понять, что хоть мафия и бессмертна, мафия государственная обществу вовсе не нужна.

У партнёров