Петербург ― культурная столица России. С этим уже давно никто не спорит, и никто на это высокое звание не претендует, даже не пытается. Тем интереснее проанализировать питерские культурные новости. Ведь по столице равняется вся страна. Вот и столица южная поспешила за северной ― закрыт «Гоголь-центр», устроена зачистка в «Современнике». Однако далеко пока москвичам до невских берегов.

Лихорадить начало ещё на прошлой неделе. С выступления самого культурного петербуржца ― директора государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского. Когда-то Пиотровский был просто директором одного из величайших музеев мира. И вроде бы даже неплохо начинал. Но государственный статус в определённых государствах повреждает сознание. Пиотровский превратился в государственника. И ударно выступил: «Война ― это кровь и убийство, самоутверждение нации». Фурор произвёлся неслабый. Некоторые аналитики, общественники и вообще добрые люди поверить не могли, что такое сказать мог почётный гражданин нашего города. Оправдывают, конечно. Коррупцией.

Дескать, на Пиотровского надавили. Ведь стоит только копнуть, и у него в Эрмитаже непременно что-нибудь найдут. Вообще-то, давно нашли и замов пересажали. Так что с этой стороны бояться вроде уже нечего. Да и странно как-то оправдывать подлость негодяйством. Тем более, даже это не совсем так: доверенным лицом Путина директор Эрмитажа стал добровольно и радостно. И гораздо раньше, чем открылись хищения в подведомственном ему музее. А после посадки замов его сына приняли на службу в Смольный. Возложили тяжкую ношу надзирателя за культурой.

Но надзирает Борис Пиотровский-младший не так, чтобы очень бдительно. Не далее, как в минувшие выходные в Пушкине проходил фестиваль «День русской славы». Организовал мероприятие Ижорский региональный общественный фонд молодёжных и военно-исторических программ «Качур». Не самостийно, а по согласованию с администрацией Пушкинского района. Финансировал городской комитет по культуре.

Праздник удался. Особенно выставка «Мариуполь ― битва за русский мир!» Это собрание трофеев. Которые бережно собрал директор «Музея Боевого братства» (Бывший «Музей Новороссии») Герман Владимиров. И поставил свой лоток посреди фестиваля, под русско-патриотическими литерами «Z» и «V». Большой интерес к экспозиции проявила заместитель главы администрации Пушкинского района Татьяна Боголюбова – в плане пропаганды нацизма. Сакральные Z и V были сорваны. Надо признать, позиция вполне резонна. Ладно V – победный знак польской «Солидарности». Но Z – шифр блока казней в Заксенхаузене и эмблема дивизии СС – может и правда не стоит детям показывать.

На следующий день местный скандальчик перерос во всероссийскую склоку. Владимиров поведал, что никогда ещё не подвергался такому унижению со стороны чиновников. Если речь только о чиновниках, то может быть. А вообще-то разное случалось. «Музей Новороссии» даже поджигали в пасхальную ночь. Это, впрочем, явно прилетало от народа, но и сотрудники полиции не находили иных слов, кроме как «скорей бы закрыли эту богадельню». Потом обыскивали по делу о взрыве, потом вышибали дверь, и так пока не действительно не закрыли… Так что не привыкать. Ведь и на фестивале экспозиция продолжалась и после сорванных знаков.

Сильнее Владимирова разъярился Миронов, некогда «третий человек государства», а ныне сопред при Прилепине. Бывший спикер сената потребовал наказать Боголюбову (получается, за неуважение к нацистской символике) и пригрозил пожаловаться самому Беглову. Однако прежде, чем жалоба дошла до губернатора, с разъяснениями выступил вице-губернатор по культуре Пиотровский-младший: выставка, по его словам, «включала в себя трофейные предметы с нацистской и фашистской символикой, демонстрация таких предметов запрещена». По контексту выходит, речь шла о Z. Ведь только Z (заодно и V) чиновница сорвала. Остальное не тронула.

Культура Петербурга ― это ещё и сам город, его улицы, парки, дома. Которые тоже приходится защищать. Занимается этим местное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Ещё недавно защищало от чиновников местного Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Структура вполне бюрократическая, КГИОП отстаивает интересы государства: сейчас, например, пересматривает принципы охраны исторических зданий. Требует исключить из списка охраняемых дома, построенные до 1917-го, за исключением «ценных». Между тем, любой студент-первокурсник, обучающийся архитектуре, знает, что лицо города создаёт именно рядовая застройка.

Гении создают шедевры, которые становятся эталоном стиля. Именно стиля, а не норматива для копирования. Ординарные постройки ― это и есть город. Это контекст, в котором только и могут существовать прекрасные творения великих зодчих. Если снести рядовую застройку, заменив её новоделом, города не останется. Возникнет другое поселение. Где Исаакий, Петропавловка, Зимний будут выглядеть чужеродно и неуместно. А сносят ведь и не только обычные безымянные постройки. Последние утраты ― дом Лапина, манеж лейб-гвардии Финляндского полка, здания «Васильевского винного городка», корпус Торговых бань Екимовой.

Возмутились даже бесправные муниципальные депутаты.  Обратились в Следственный комитет с требованием остановить снос исторических зданий. Бастрыкин внял. В КГИОП прошла основательная проверка. В отношении «неустановленных сотрудников» возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий. Как полагают следователи, ими выдавались ложные заключения, в которых даже годы постройки изменены на послереволюционные. Вообще-то в Петербурге немало замечательных зданий, построенных и после 1917-го. Но об этом, кажется, и заикаться уже не решаются. Хоть что-то бы сохранить.

А было время, когда ВООПИиК и КГИОП выступали единым фронтом. В 2014-м, например, именно КГИОП подал в суд на «Компанию СВС», арендовавшую помещение в знаменитом Доме эмира Бухарского на Каменноостровском проспекте. По договору аренды «Компания СВС» должна была выполнить там реставрацию декоративных элементов, но не сделала этого. И была оштрафована на 100 тысяч рублей с обязательством выполнить все реставрационные работы.

Это был второй случай, когда в медиа-пространстве появилось имя Бориса Васильева. Он ― совладелец «Компании СВС» и одновременно жилец того же Дома эмира Бухарского. Если проявить немного терпения, можно полюбоваться одним из его Rolls-Royce, въезжающим в ворота дома. Впервые же широкая петербургская общественность услышала про Бориса Васильева при покушении на его брата ― совладельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева. В 2006 году.

Сергей Васильев ехал тогда на Rolls-Royce (видимо семейная традиция), который был обстрелян на Левашовском проспекте. Сам Васильев пострадал не сильно, но погиб его шофёр. За это был осуждён «ночной» губернатор Петербурга пенсионер Владимир Барсуков (тоже своего рода культурный феномен). На суде выяснилось, что Сергей Васильев оплачивал показания свидетелей из собственного кармана. Присяжные Барсукова оправдали. Но Верховный суд народным мнением пренебрёг. Прошёл ещё один суд, и Барсуков был осуждён на изрядный срок. Который сейчас и отбывает. Дожидаясь ещё одного суда. А потом ― ещё одного. А потом пока что до бесконечности. Тут не просто культура, включена уже и политика.

Ночное губернаторство «дневная» власть не прощает. А лояльность ценит. Сергей Васильев живёт в Вырицком дворце и сегодня стало известно, что их с братом Борисом «Компания СВС» стала стопроцентным собственником ООО «Вега Финанс» ― дочки ПНТ Михаила Скигина.

А поскольку ПНТ в прошлом году признали стратегическим инвестором Петербурга, КГИОП перестала интересоваться какими-то нарушениями в договоре аренды помещения в объекте культурного наследия регионального значения Доме эмира Бухарского. То есть интересуется, конечно. Там выявили немало ― замена исторических дверей, утрата деревянных балясин лестницы, разрушение плиток пола, утрата лепного декора. Но виновным признан «Жилкомсервис №1 Петроградского района». Кого же ещё?

И ВООПИиК тоже теперь этим не заинтересуется. Потому что снова слился с КГИОП в объятьях. Точнее, сольётся уже завтра. Сегодня лишь объявлены результаты выборов нового руководства питерского отделения. Как заявил новый председатель Центрального отделения Антон Иванов, конференция прошла «в такой очень конструктивной обстановке, очень прошла хорошо и позитивно, кворум был, всё хорошо». Хотя сомнения в том, что всё так уж хорошо, имеются. С февраля и до кануна этого исторического события ВООПИиК прямо-таки сотрясали скандалы и склоки.

Началось всё с того, что Иванов, тогда заместитель председателя центрального отделения, был отстранён от должности. Формально ― за отказ предоставить финансовую отчётность по своим направлениям работы, пропуск заседаний без уважительных причин, отказ от участия в работе. На самом-то деле это не совсем так. Иванов очень даже участвовал. Но в работе, мало связанной с градозащитой. Занимался просветительством, волонтёрами, налаживанием прочных связей с городской администрацией. По указке КГИОП вписался в проект «Открытый город». Подвизался его рекламировать и сгонять волонтёров. Открывал Центр культурного наследия имени академика Б. Б. Пиотровского. Красную ленточку на открытии перерезал Михаил Пиотровский, ножницы ему подавал Иванов. А вот что касается собственно охраны питерских объектов культурного наследия, тут больше известны другие.

Например ― Александр Кононов, Борис Вишневский, Алексей Ковалёв. У них-то как раз с властью по большей части отношения не складывались. Слушанья, суды, народные сходы… Что, по мнению Иванова, было «не созидательной практической работой, а лишь провокациями, митингами, политическим самопиаром». И увольнение своё он, разумеется, не признал. Отправил жалобу в федеральный ВООПИиК. Встретил там полное понимание. Зачем столичным чиновникам люди, противостоящие государству и привилегированным инвесторам. Работу питерского ВООПИиК «приостановили». До выборов, которые назначили на 29 июня. За неделю до этих выборов в семи местных районных отделениях прошли собрания: избирали делегатов на городскую конференцию.

Выборы могут считаться состоявшимися, если присутствуют делегаты не менее половины (то есть четырёх) районных отделений. И тут совершенно неожиданно оказалось, что членов районных отделений гораздо больше, чем предполагали их руководители. В списках активистов оказались сотрудники фирмы Антона Иванова, волонтёры проекта «Открытый город», начальник отдела КГИОП Пëтр Яковлев и многие другие. Всё просто: «Подали заявление и заплатили членские взносы». Руководитель Адмиралтейского отделения Анна Капитонова вместо 37 членов, которых знала поимённо, обнаружила на собрании 70. И естественно, захотела узнать, как это произошло. Вместо объяснения охранник попросил её удалиться. Новых членов обнаружил на собрании в списке Василеостровского отделения его руководитель Сергей Васильев (не магнат, тёзка-однофамилец). А вот Кононова на это собрание не пропустила охрана. В Центральном отделении в списках не нашлось места Борису Вишневскому.

Позавчера Кононов, Ковалёв, Капитонова и Вишневский узнали: президиум Центрального совета ВООПИиК исключил их из славных рядов ВООПИиК. За деятельность, дискредитирующую общество, препятствие его работе, несоблюдение устава и прочее столь же тяжкое.

Однако делегаты пяти районных отделений ― Сергей Васильев (от Василеостровского), Галина Груздева, Михаил Мильчик (от Пушкинского), Александр Кречмер, Мария Соболева (от Центрального), Марина Диброва, Людмила Семыкина (от Петроградского), Илья Львов, Юрий Дзядзин (от Петергофского) ― на конференцию не пришли. Вчера вечером они собрались в садике неподалёку от Литейного, 37, где проходила конференция. К ним присоединились исключённые. Написали заявление, в котором отказались признавать результаты голосования. Ну и ещё, конечно, Вишневский пообещал, как обычно, сообщить, куда следует о попытке «рейдерского захвата» ВООПИиК. Как обычно, откуда следует, ему ответят. Что всё соответствует закону. Давний противник Вишневского городской активист Ярослав Костров ― отнюдь не депутат, не знаток законов. Но увидел чётко: «Всеми нами уважаемый КГИОП решил сыграть на этот раз по-крупному, банально захватив независимое общество с помощью своих наймитов, пилящих госконтракт».

Искренне жаль, конечно, хороших градозащитников. Но если бороться, то вряд ли жалобами. Как-то даже и странно: жаловаться охранникам режима на представителей режима, которые политику этого режима (в данном случае градостроительную) претворяют в жизнь. Есть ведь и другие средства. Хотя бы те, которые указал сам Иванов ― градозащитные митинги. Их, между прочим, никто не запрещал. Проходят в Питере без проблем.

Многогранна, в общем, культура в своей столице.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров