Среди классических ленинских признаков революционной ситуации – раскол элит. Когда верхи не могут управлять по-старому. Начинается грызня за передел власти и скудеющих финансовых потоков. При этом стоит учесть, что российские революции традиционно начинаются с Санкт-ПетербургаПетроградаЛенинграда. Раскол питерских верхов – индикатор тектонических процессов внутри правящего класса всей России. По-иному российским элитам не с чего пока колоться. Но и то, что есть, смотрится многообещающе.

Нечто подобное можно наблюдать в Северной столице прямо сейчас. Вынесен приговор по делу о «питерских» махинациях «крымского» 2014-го в подмосковном Ново-Огарёво. Знаковое место: здесь Михаил Горбачёв продвигал «новоогарёвский процесс» – переговоры с лидерами республик о сохранении СССР. Закончился процесс Августом 1991-го. Судьба СССР известна.

Но пока что всё выглядит скромнее. Арестованы три генерала северостоличной полиции. Параллельно тянется петербургская сага о том, как поссорились путинский губернатор Александр Беглов и «путинский повар» Евгений Пригожин.

28 июня к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима приговорён петербургский бизнесмен Дмитрий Михальченко. Основатель многопрофильного холдинга «Форум». В не столь уж давние, но в основном забытые годы – из теневых хозяев региона. Своего рода властный посредник-диспетчер между чиновниками, силовиками и магнатами. Его тогдашняя роль где-то напоминает того же Пригожина ныне. Правда без войны и геополитики, но так и времена были другие. Менее духовные.

Прошла неделя, и были арестованы три генерала МВД – Сергей Умнов, Алексей Семёнов и Иван Абакумов. Генерал-лейтенант полиции Умнов – прототип Сергея Жамнова из сериала «Ментовские войны». В 2012–2019 годах возглавлял ГУ МВД России по Петербургу и Ленобласти. Затем переведён в центральный аппарат МВД, помощником министра Владимира Колокольцева. Генерал-майор Алексей Семёнов, начальник питерской ГИБДД – односельчанин Умнова, оба родом из села Волое в Калужской области. Отставной генерал-майор Иван Абакумов – бывший начальник тыла главка питерской полиции. Пенсионера задержали на отдыхе в Крыму.

Служебная и общественная репутация трёх генералов была весьма различна. Умнова многие воспринимали как крепкого профессионала. Семёнов всегда был прочно связан с начальником-земляком. С Абакумовым случались скандалы и прежде. Результат пока на троих один. Индивидуальные особенности малозначимы, если политическое решение явно принималось в Москве. И не по полицейской линии, а в ведомстве госбезопасности. Силовая система РФ продолжает унифицироваться под единым управлением. С оппозицией проблем не так много, но есть задачи масштабней. «Меж великих князей свой счёт и своё понимание» (Александр Солженицын).

Когда в кабинете Умнова – по соседству с кабинетом самого министра Колокольцева – проходил обыск, издание «Невские новости» опубликовало интервью своего владельца Евгения Пригожина. Он обвинил губернатора Беглова в провале инвестиционной политики и назвал руководство Северной столицы «шайкой людей, набивающих карманы». Храбрость и решительность в обличении власти поразительны для современного российского предпринимателя. К тому же не в первый раз. Парламентским ораторам есть у кого поучиться. «Почему в своём докладе наш начальник не сказал, что уж год гниёт на складе целый пиломатерьял?!»

В контексте «шайки» и «карманов» были упомянуты Андрей и Игорь Захватовы. Братья считаются «спецпредставителями» Беглова. А также экс-замполпреда президента по СЗФО Маргарита Рудакова, которая курировала реформу социального питания в Петербурге. Аккурат в то время, когда из этой отрасли были оттеснены фирмы Пригожина.

Правоохранительные органы в ближайшее время «сделают выводы» о «самодуре-губернаторе, его дружках с криминальной репутацией и коррумпированных чиновниках», предрёк предполагаемый владелец ЧВК «Вагнер». После этого сайт «Невских новостей» перестал открываться. Сам же Беглов призвал своего оппонента сообща бороться с «западной и украинской пропагандой». Чем и известны медиа, предположительно контролируемые Пригожиным. Стойко принимавшие чувствительные удары оппонентов. Возможно, по причине убеждённого следования беспредельно духоскрепной идеологии.

«Дело Михальченко» и «ментовская война» 2022-го могут быть направлены против активов, связываемых с именем генерала армии Евгения Мурова. Который считался одним из самых доверенных президентских силовиков и в 2000–2016 годах возглавлял ФСО. Во всяком случае, такой версии придерживается «физлицо-иноагент» Андрей Захаров, журналист «СМИ-иноагента» Би-би-си. Трудно пока сказать, насколько версия отражает реалии. Для того и другого вполне достаточно политических мотивов – централизации силового управления под ФСБ, зачистки властных рудиментов «раннепутинских» периодов. Что же до бегловско-пригожинского конфликта, тут высвечиваются уже нынешние, «позднепутинские» реалии. Номенклатурно-олигархические группы с трудом демаркируют сферы своего контроля. Общество в любом случае не причём.

С именем Дмитрия Михальченко связан Многофункциональный морской перегрузочный комплекс (ММПК) «Бронка» в Большом порту Санкт-Петербург. До 2017-го ММПК принадлежал холдингу «Форум». Незадолго до отставки Мурова, весной 2016-го, года Михальченко был обвинён в коррупции при строительстве объектов ФСО и арестован. В 2017 году порт «Бронка» перешёл в ООО «Бронка групп», принадлежащее семьям Мурова и бывшего замначальника петербургской ФСБ генерал-лейтенанта Николая Негодова.

Структуры холдинга «Бронка Групп» значатся среди учредителей «Фонда содействия программ ГУВД Санкт-Петербурга и Ленобласти». Полицейским генералам Умнову, Семёнову и Абакумову инкриминируют злоупотребление полномочиями. Заключалось оно в организации пожертвований в «бронковский» Фонд через структуры ГИБДД. По данным следствия, для этих целей в Петербурге действовала сеть из одиннадцати коммерческих межрайонных регистрационно-экзаменационных отделов (МРЭО). Ежемесячный оборот каждого МРЭО мог превышать 15 млн рублей в месяц. Куда шли деньги из фонда, вопрос отдельный.

Михальченко оказался в СИЗО «Лефортово» в 2016 году по делу о контрабанде элитного алкоголя. В 2018 году Басманный суд Москвы приговорил бизнесмена к 4 годам и 7 месяцам колонии. В том же 2018-м Михальченко обвинили в создании «преступного сообщества». По версии следствия, это «сообщество» растратило деньги, выделенные по госконтракту на строительство объектов в Ново-Огарёво. На территории официальной резиденции президента России. Строительство дома приёмов, гостиницы со спортзалом, комендатуры, КПП, гаража, ангара, котельной и ограждений, по версии следствия, обеспечило хищения на общую сумму около 1,3 млрд рублей.

Вместе с Михальченко по делу о «ново-огарёвской ОПГ» проходили бывший гендиректор компании «Стройфасад» (входит в «Балтстрой») Сергей Литвинов и бывший гендиректору фирм «Климат проф» Борис Мальцев. И сразу три функционера ФСО: бывший начальник службы инженерно-технического обеспечения (СИТО) ведомства генерал-майор Игорь Васильев, его бывший подчинённый полковник Дмитрий Улитин и экс-директор ФГУП «Атэкс» ФСО Андрей Каминов. Все пятеро предпочли признать вину. Четверо из них заключили сделки со следствием и свидетельствовали на процессе Михальченко. Второй Западный окружной военный суд рассматривал «ново-огарёвское дело» с осени 2019 года. До конца, как видим, оказалось неблизко.

В начале 2022 года порт «Бронка» из-за его «коррупционного происхождения» решили отдать госкорпорации «Ростех». Которую возглавляет Сергей Чемезов – сосед и коллега Владимира Путина по временам службы в Дрездене. По ходатайству Генпрокуратуры у Михальченко и «Бронка Групп» были изъяты другие важные активы — «Единый медицинский центр» и «Единый миграционный центр». И наконец, суд признал Михальченко и пятерых его «подельников» виновными в особо крупной растрате.

Но не только. Михальченко и Каминов осуждены также за «организацию преступного сообщества», а Литвинов за участие в таковом. Сроки получились от трёх до двадцати лет.

Прецедент с «оргпреступным сообществом» из двух человек в городе уже есть. В марте 2019-го Владимир Кумарин-Барсуков получил по данному обвинению не 20, а 24 года. По апелляции, правда, срезали шесть месяцев. Вячеславу Дрокову отмерили 21, срезали те же полгода, но он уже на свободе по УДО. Впрочем, на этом все сходства кончаются. «Ночной губернатор Кумарин» – фигура совсем иного плана, нежели Михальченко (или Пригожин). Таких, как Барсуков, олигархи за своих не держат и ничего не прощают. Здесь не нарушение элитных правил – здесь неповиновение элите. Отсюда предстоящие Барсукову фантастичные процессы за организацию убийств. И депутата Галины Старовойтовой, и телохранителя Георгия Позднякова, и своего же партнёра Яна Гуревского. «Вали кулём, потом разберём». Но это, пожалуй, к слову.

«Новоогарёвский процесс» 2022 – классический пример применения статьи УК РФ о «преступном сообществе». Независимо от конкретных обстоятельств дела Михальченко и коммерческих споров между башнями Кремля, эта статья по праву может считаться универсальным инструментом «превентивной контрреволюции». Ведь любую оппозиционную организацию, если даже она по каким-то причинам не попала в реестр экстремистов, террористов или иноагентов, можно классифицировать как «преступную».

Конечно, не стоит сгущать краски и преувеличивать. Непарламентская политическая оппозиция, неформальное «ночное губернаторство» в бизнес-среде и «аполитичная» бытовуха (пусть и на уровне «сообществ») могут сосуществовать в мегаполисе и никак не пересекаться. Но такое возможно в более-менее «стабильной» и спокойной обстановке. При росте доходов на верхах и сглаживании нищеты в низах. Когда никому ни до кого попросту нет дела. Бывало так и в Петербурге до предкризисного 2007-го. Бизнесмены средней руки могли даже что-то пожертвовать в милицейские «фонды содействия».

Однако за полтора десятилетия политическая тусовка, деловой и «теневой» мир Северной столицы претерпели кардинальную трансформацию. Лишних постов во власти и лишних денег ни у кого нет и не предвидится. Элитная грызня за управленческие прерогативы и усыхающий бюджетный пирог будет только обостряться.

Фёдор Ястребинский, специально для «В кризис.ру»

У партнёров