С первого дня «спецоперации» в России начались антивоенные протесты. Сначала массовые ― демонстрации, митинги, сходки. Режим быстро пресёк это движение. В первую же неделю количество задержанных по стране приблизилось к десяти тысячам, затем превысила тринадцать. Специально под «спецоперацию» были изменены Уголовный и Гражданский кодексы. Агитация за мир любому ― пикетчику, блогеру или простому обитателю Сети ― может обойтись до десяти лет тюрьмы.

Власти рассчитывали такими методами сбить пацифистскую активность. Однако случилось иначе. По городам и весям необъятной началось «тихое сопротивление». Протест одиночек. Не поддающийся точной статистике, но явно массовый. Кажется, с большим охватом, чем акции прежнего формата.

На улицах ежедневно ― особенно в Питере и Москве ― появляются люди с надписями на сумках и рюкзаках: «Нет войне». Появилась мода на такие куртки и пальто. Значков с перечёркнутым нацистским Z едва ли не больше, чем самого этого Z, наляпанного административным порядком. (Вообще-то, что Z, что белые повязки путинистов достойны преследования по статье 354.1 УК РФ.) Креатив – замена ценников в магазинах. Вместо привычных стикеров с цифрами активисты вешают свои: в том же стиле, что и обычные, но с добавлением антивоенных призывов. Это движение оказалось настолько интенсивным и массовым, что в питерской сети «Пятёрочка» (по крайней мере, об этом известно точно) сотрудников обязали отлавливать и «сдавать в соответствующие органы».

Только за неделю в Казани, Новосибирске, Петербурге было зафиксировано около десятка таких случаев. Вычислить активистов удаётся не всегда. Но тех, кто попадается в лапы бдительных продавцов и охранников, в лучшем случае ожидает наказание по административной ст. 20.3.3 КоАП РФ («дискредитация использования вооружённых сил»). Её уже вменили казанцам Азату Сабмрову и Ирине Бадердиновой. Питерскому реаниматологу Андрею Македонову. Покупательнице питерской «Ленты» Татьяне, сфотографировавшей крамольный стикер. Двум девушкам из Екатеринбурга, задержанным на месте и проведшим в полиции ночь без адвоката. С тем же обвинением нижегородская полиция разыскивает девушку, поменявшую ценники в магазинах «Пятёрочка» и «Спар».

Но начинаются уже и уголовные преследования. 13 апреля Василеостровский суд Петербурга на полтора месяца отправил в СИЗО художницу Александру Скочиленко. Её обвиняют уже по ч. 2 ст. 207.3 УК РФ («информация об использовании вооружённых сил»). Максимальный срок наказания по этой статье ― до десяти лет.

Надо отметить, что этот случай вообще уникальный (пока). Во всех предыдущих случаях задерживали на основании показаний видеокамер. На Александру Скочиленко донесла бдительная покупательница. «Культура стука в периоды репрессий всегда расцветает», ― констатирует основатель и координатор проекта «Сказки для политзаключённых» Елена Эфрос.

Кстати, этот проект ― тоже новая форма сопротивления. Хотя возник задолго до начала украинских боёв. В интервью «В кризис.ру» Елена Эфрос рассказала:

«Гуманитарный проект “Сказки для политзаключённых” родился в конце 2015 года. И был тогда ориентирован, в основном, на поддержку письмами узников Болотного дела. Довольно быстро в списке наших адресатов стали появляться и фигуранты других дел – как резонансных, так и малоизвестных. Среди резонансных дел того времени можно назвать, скажем, преследование украинцев и крымских татар на фоне развязанной уже в 2014 году войны. А среди малоизвестных ― дело несуществующей террористической организации АБТО. В 2018―2019-м ― процессы над молодыми “террористами” и “экстремистами” из “Сети” и “Нового величия” (этих самых, запрещённых в РФ, поскольку у страха глаза велики). Также дело несколько иного характера о поджогах ФАН и НТВ. В 2017-м, 2020-м и 2021 годах ― масштабные посадки участников протестных акций по статьям о насилии над сотрудниками полиции.

Последние семь недель ряды политических заключённых, которым мы пишем письма поддержки, или которым обязательно будем писать, ежедневно пополняются десятками участников антивоенных акций. На них завели уголовные дела по новой статье 207.3 УК РФ ― распространение т.н. “фейков” о российской армии. Эта статья — фактически калька с советской 190-1 УК РСФСР: “Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй”. А то и 70-й статьи, она же бывшая 58-я: “Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти… распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй”.

Мы дружно, строевым шагом, пришли к тоталитаризму советского образца. Репрессии обещают стать массовыми. Пока что они носят всё же скорее точечный характер. Пересажать всех пацифистов — такой цели пока не ставится. Задержания, обыски и посадки практикуются, чтобы одних, выбранных случайным образом — посадить, остальных ― запугать, заставить молчать и не высовываться.

Пока что антивоенный протест в Петербурге задавить не удалось. Но, конечно же, с каждым таким уголовным делом участников станет меньше. А тех, кому пишут письма волонтёры «Сказок» — больше…

Думаю, больше станет и самих волонтёров. Придут те, кто не может молчать и бездействовать. Но не готов, по разным причинам, пополнить списки узников совести. Гражданская активность будет перенаправляться в другое, более безопасное русло: писать письма, делать передачи, другими способами помогать тем, кто оказался в спецприёмниках, СИЗО и колониях по политическим мотивам.

Да, это только пока оно безопасно. В любой момент тоталитарное государство может криминализовать и поддержку политзаключенных. Но это не значит, что мы перестанем ― вот этого они точно не дождутся!»

Репрессии ещё только набирают обороты, и новая уголовная статья применяется пока нечасто. А если применяется, то как-то криво, без разбору, без различия пола, возраста и… гражданства. Московский Басманный суд заключил под стражу до 8 июня Альберто Энрике Хиральдо ― гражданина Колумбии. По той же 207.3-й. Дело возбуждено из-за постов в Facebook. Причём не так, чтобы очень антироссийских. Он высказался в том смысле, что США используют Украину как «марионетку», чтобы «экономически ослабить Россию». Это скорей в поддержку Кремля и Путина. Но видимо, слова «Украина» и «Россия» уже взводят курки в правоохране и юстиции. Как персонаж пьесы группенфюрера Йоста снимал пистолет с предохранителя при слове «культура».

Участники «тихого» сопротивления подчас умеют ввести в ступор охранников режима. На станции московского метро «Лубянка» полиция целый за час не решалась задержать Михаила Подивилова, вставшего в пикет с банковской картой «Мир». Другой москвич Константин Голдман встал в пикет на аллее городов-героев возле гранитного блока, посвященного Киеву, в Александровском саду. С книгой Льва Толстого «Война и мир». За это его задержали. На следующий день екатеринбуржец Дмитрий вышел на пикет с гениальной цитатой из оруэлловского «1984»: «Война — это мир». Его тоже задержали. Актуальный роман стал причиной ещё одного задержания ― ивановца Дмитрия Силина схватили за то, что он бесплатно раздавал его прохожим.

Новгородский архитектор Антон Горбань лёг возле памятника Тысячелетие России в жовто-блакитном мешке. Из него выкрикивал имена украинских городов. Бучи, Мариуполя, Харькова… В общем, «искажал и дискредитировал». Акция продлилась 20 минут ― четверо полицейских были на месте сразу. Но долго не могли извлечь Гробаня из мешка.

Но самое стильное задержание, пожалуй, произошло в Питере. Артур Дмитриев вышел в одиночный пикет, написав на плакате фразу из путинского выступления на 75-летие Победы в Великой Отечественной войне: «Война принесла столько горя, что забыть это невозможно. Нет прощения тем, кто вновь замышляет агрессивные планы». Подписи автора не было. В результате в протоколе было сказано, что плакат «символизировал протест против войны, борьбу с ней», то есть «дискредитировал задачи по использованию российских войск за пределами РФ». Судья с этим мнением полностью согласился и назначил нарушителю штраф 30 тысяч рублей.

Только после этого Дмитриев сообщил, чья это цитата. Президенту РФ пора бы поосторожнее выражаться. А то ведь закон суров. Таких фраз, отдыхая между своими спецоперациями, он наверняка наговорил на миллионные штрафы. Если не на порядочный срок. Как в фильме «Генрих VIII и его шесть жён»: «По вашему собственному закону обвиняемый в измене не может обращаться к королю!»

Традиционные выступления тоже остаются в арсенале противников «спецоперации». Ежедневно на Невский выходит с антивоенными плакатами замечательный петербуржец Николай Бояршинов. Участники питерского движения «Мирное сопротивление» регулярно стоят на улицах города с антивоенными плакатами. Сегодня ночью к Ольге Смирновой, её соратнику Асану Мумжи и в магазин к предпринимателю из Ленобласти Дмитрию Скурихину явились «патриоты». Исписали и залили двери какой-то жидкостью, набросали навоза и наклеили угрожающие стикеры. В ответ на двери своей квартиры Ольга Смирнова повесила стикер «Я вам не присягала! Тут ― моя квартира, мой город и моя страна! Вы сгинете, а я останусь».

Сопротивляются «спецоперации» ― уже не очень тихо ― даже депутаты и чиновники. Депутат независимой коалиции «Новосибирск 2020» Хельга Пирогова пришла на сессию горсовета в венке из желтых цветов и голубой рубашке. Во время сессии потребовала добавить в раздел «разное» вопрос о том, на какие средства и для чего мэрия закупила наклейки с литерой Z. После этого её и других депутатов независимой коалиции назвали сепаратистами (?) и предложили сдать мандаты.

Депутат райсовета Воронежской области коммунистка Нина Беляева на заседании выступила против войны в Украине и назвала действия российских властей военным преступлением. После этого её исключили из партии, а в прокуратуру полетело заявление с просьбой оценить её деяния. Сейчас она в польском лагере для украинских беженцев.

В калмыцкой Элисте арестован сотрудник мэрии Алтан Очиров. Пока ― на два месяца по той же фейковой статье. По версии следствия, Очиров прямо на работе со служебного компьютера вёл телеграм-канал «Вольный Улус». Где публиковал посты о событиях в Украине.

В Горно-Алтайске суд оштрафовал уже целую еженедельную газету «ЛИСТок». Издание 300 тысяч рублей, а директора Ольгу Комарову ― на 100 тысяч. По «административке» 20.3.3. Позавчера в редакции прошли обыски, изъяли технику. Одновременно обыскали квартиры сотрудников издания ― бывшего главреда Инны Жулаевой, действующего главреда Виктора Рау, юриста редакции, самой Комаровой. Журналиста Сергея Михайлова задержали в Москве. Суд отправил его на два месяца в СИЗО Горно-Алтайска. Уже по «уголовке» ― 207.3.

Репрессии ужесточаются. Но антивоенные выступления уже не остановить. Выходят люди в Москве, в Уфе, в Брянске, в Казани, в Белгороде, в Севастополе, повсюду. Стоят с плакатами. Обклеивают города десятками антивоенных листовок. Срывают антиукраинские агитки. Заливают краской и протыкают шины авто с загадочной буквой Z ― не хотят любоваться шифром блока казней Заксенхаузена и полицейской дивизии СС. Пожалуй, рекордная по длительности акция «тихого» протеста  завершилась сегодня в Петербурге. Ровно пятьдесят дней, с февраля, провисел пацифистский плакат на окне, выходящем на оживлённую улицу в Петроградском районе. 15 апреля он таинственным образом с окна исчез. Хозяйка квартиры (и плаката) предполагает, что его снял Человек-Паук, — а кто бы еще мог дотянуться до высокого второго этажа? Хотя, возможно, это были коммунальные службы вкупе с полицией. Кстати, в Питере (а может быть, и не только) вместе с пацифистскими листовками появляются и другие. Тоже за мир в Украине, но сзывающие русских против «кремлёвской своры». Расклеивают их не в центре, а на окраинах ― в районах, где живут якобы путинские избиратели-«ватники».

Такие настроения, поначалу мирные, как и «тихий» интеллигентский протест, а потом уже иные, очевидно, будут нарастать. Не обязательно даже от пробуждения гражданского сознания. Достаточно вполне банального обнищания. Оно уже сейчас ощущается беднейшими гражданами ― в магазинах, в транспорте, да хотя бы и в пивной… Такой удар по карману и привычной жизни действует куда сильнее, чем песни любого соловья-киселя. Вряд ли обитателей рабочих кварталов можно напугать штрафом и тем более обязательными работами. А если жёстче ― так всех не пересажаешь. Оно и небезопасно для самих властей: тюрьмы с зонами превращены в такие университеты, что стараются, наоборот, выпускать побыстрее. Дабы выросший в дворе пацан не оказался за проволкой как дома, да ещё в кругу единомышленников.

…Разные веяния вселяют надежды. Пока робкие. Но только пока.

Юлия Кузнецова, «В кризис.ру»

Общество

У партнёров