Скоро три месяца, как в Петербурге идут аресты по делу из ранних девяностых. Последним по времени арестован Марат Аристов. Пока заочно. Обвиняется он в убийстве почти тридцатилетней давности. А ещё 9 декабря за то же убийство был арестован Владимир Кулибаба – один из самых авторитетных петербургских бизнесменов «лихого десятилетия». Понятно, что «сколь верёвочке» и т.д. Но отчего-то именно в наше неспокойное время. Когда крупный криминал не бывает вне государства и политики…

16 августа 1993 года на улице Фрунзе были расстреляны предприниматель Игорь Савин (носивший авторитетное прозвище Кувалда) и его охранник Кирилл Угольников (по совместительству сотрудник милиции). Аристов произвёл десять выстрелов в Савина. Владимир Карпинский уложил Угольникова полутора десятками пуль. Доставил киллеров к месту действия, а потом развёз по домам Анатолий Мотыль. Ныне Аристов разыскивается, Карпинский и Мотыль арестованы. В статусе респектабельных предпринимателей: Карпинский занимал должность гендиректора строительной фирмы «Восход Нева», Мотыль – фирмы по производству детского питания «Мейджик Меню».

Но не факт, что эти аресты получили бы такой медиа-резонанс, если бы с ними не отправился в СИЗО предприниматель ещё респектабельнее: Кулибаба Владимир Леонидович. Директор благотворительного фонда, председатель спортивного профсоюза, бывший помощник председателя Олимпийского комитета России, бывший президент петербургской федерации вольной борьбы. И, что существенно в данной ситуации – индивидуальный предприниматель (без образования юрлица). ИП занималось арендой и управлением недвижимостью. Если точнее – реализацией земельных участков в Ленобласти, особенно во Всеволожском районе.

Кулибаба никогда не имел клички. Нечасто в таких кругах. Но прочно занимал место в галерее легендарных личностей Петербурга девяностых, да и двухтысячных тоже. Один из тех, кто создавал славу города как «криминальной столицы».

Он считался правой рукой незабываемого Константина Яковлева. Константин Карольевич, известный как Костя Могила, был президентом «Фонда развития телевидения», смотрящим по Питеру от московских воров в законе и, пожалуй, самым одиозным «авторитетом» тех лет. Владимир Леонидович в теневом сообществе Константина Карольевича много лет заведовал силовой составляющей. В том числе в период т.н. «тамбовско-могильной» войны на рубеже 1990–2000-х – когда бизнес-группа Владимира Кумарина-Барсукова останавливала в Северной столице агрессивную экспансию московского воровского сходняка.

Но к этому положению дела шли без малого десятилетие. Первоначально вторым номером (а по некоторым оценкам, первым) в группировке Могилы был не Владимир Кулибаба, а Игорь Савин. Очень амбициозный и нетерпеливый, кличку Кувалда он получил не зря. Ждать, когда Могила исчезнет сам, Кувалда не хотел. 31 июля 1993-го три бывших спортсмена посетили офис Яковлева на Варшавской улице. С автоматом и двумя пистолетами. Убиты были четверо, в том числе один из киллеров, павший от дружественного огня. Костя Могила, при виде вошедших рухнувший под стол, отделался шишкой на лбу.

Двоих выживших повязали. И они признались, что кончать Могилу их подрядил Савин. Понятно, что Яковлев спускать такое не собирался. Осуществить священную месть, по версии следствия, взялся Кулибаба. Тогда свидетелей расстрела Кувалды не нашлось. Дело было как бы забыто. Аж на 28 лет. Но в конце прошлого года выяснилось, что один свидетель всё-таки имеется. И даже дал показания. На основании которых дело снова получило ход в производстве. Так начались нынешние аресты. Маховик, похоже, ещё далёк от полных оборотов.

Кстати, решив вопрос с Кувалдой, деловой Кулибаба принял его перспективное наследие. Так в притяжении группировки Могилы оказались Денис Волчек и Дмитрий Скворцов. Оба имели сильный задел – авторитетных отцов: старший Волчек был крупным коммерсантом, старший Сковрцов – авторитетным деятелем советского криминала с четвертьвековым сроком за плечами. Обоих ждало большое будущее.

Денис Волчек, как принято было считать, курировал при Могиле доходную коммерцию (особенно фармацевтическую) и связи с органами власти. Он побывал депутатом питерского ЗакСа от ЛДПР, посидел в тюрьме за растрату, потом за мошенничество. В общем, человек известный. Дмитрий Сковрцов поднялся круче: дослужился до полковника МВД, был помощником генерала Романова в бытность того заместителем министра внутренних дел генерала Колокольцева. Служил, понятно, в Москве, связи с Северной столицей держал плотно. Ныне следственные органы (генерал Романов курировал в МВД именно следствие), считают его организатором минимум четырёх убийств (последнее в 2001-м) по заказам, исходившим от Могилы через Кулибабу. Ныне Скворцов объявлен в международный розыск – с 2020 года в России его нет.

25 мая 2003 года уголовный мир был потрясён гибелью Кости Могилы. Расстреляли его по-итальянски – с мотоциклов изрешетили машину в московском переулке. Расправу учинили кореша-воры из-за противоречий в питерском стройбизнесе. Исполнила заказ легендарная «братская бригада» Олега Маковоза. Эти же киллеры вскоре устранили Рустама Равилова – Рому Маршала, поклявшегося отомстить за Костю… А вот до Кулибабы даже не пытались дотянуться. Он быстро шагнул в сторону, и легализовался бизнесе и зажил на свободе с чистой совестью. Словно только и ждал момента. Как в прочувственном стихотворении: «Я всё ждал, когда его пристрелят, босса дорогого моего…»

В общем история кроваво запутанная. Но наибольшую таинственность всем этим событиям придаёт сам факт возбуждения дела через 28 лет. Почему раньше-то не искали, не задерживали, не сажали? Каким образом удавалось Кулибабе, Карпинскому, Аристову, Мотылю, Скворцову беспечно избегать проблем с законами и карающими мечами?

По мнению некоторых осведомлённых источников, так бы продолжалось и поныне. Подвела политика. Причём не петербургская, а федеральная. Проблемы прилетели из Москвы. В преддверии 2024-го.

ИП Кулибаба занимался, напомним, операциями с недвижимостью. К которой резко повысился интерес некоторых высокопоставленных функционеров президентской администрации и аппарата госбезопасности. Разумеется, не для личного проживания на дачах во Всеволожске. Но для консолидации ликвидных активов в своих структурах. Запасной экономический аэродром никому не может помешать в преддверии политических потрясений. Кулибаба с его размашистыми операциями оказывался лишним уж как минимум весь прошлый год.

Полномочным выразителем коллективного интереса московской чиновно-силовой группы стал другой предприниматель в сфере торговли недвижимостью. Назовём его – Олег С. (фамилия известна в редакции). Владелец нескольких ООО оптовой торговли, грузоперевозок, производства стройматериалов. И тоже – индивидуальный предприниматель в сфере аренды и управления недвижимостью. С акцентированной бизнес-активностью во Всеволожском районе.

В своё время он был не последним человеком из окружения Константина Яковлева. Давний знакомый Владимира Кулибабы. А отношения в этой среде, как мы уже видели, вообще отличались невероятной теплотой и дружественностью. А уж теперь, когда давно нет консолидирующей фигуры…

По информации неформальных экспертов, ранее связанных с коммерческими структурами и правоохранительными органами, можно предположить: именно г-н С. активировал дело об августовском убийстве 1993 года. Через конфиденциальные связи в профильном подразделении ГУ МВД.

Устранение препятствия проведено вполне технично. Но не факт, что инициаторы предвидели всё дальнейшее. Дело Кулибабы оказалось стержнем, вокруг которого автоматически завертелось несколько дополнений непредсказуемого характера. 11 февраля арестованы Алексей Смирнов и Дмитрий Чванов, подозреваемые в исполнении четырёх заказных убийствах – тех самых, по подозрению в организации которых разыскивается по всему миру полковник в отставке Скворцов. Оба служили Могиле под началом Кулибабы. Оба дают показания. Причём такой ценности, что Чванов – при таких обвинениях – в качестве меры пресечения получил домашний арест. На первый план выдвигается убийство вице-спикера ЗакСа Виктора Новосёлова – один из ключевых актов «тамбовско-могильной войны». Призрак новых обвинений нависает и над Маковозом – потенциально подрывая его показания, использованные обвинением против «тамбовского» лидера Барсукова.

В общем, потянулась цепочка последствий. Не в последнюю очередь – для органов МВД, где впору вспомнить о длительной службе Скворцова. До центрального аппарата включительно. С его бэкграундом и биографией. (Не исключено, что взятый размах и темп означает ему косвенный сигнал не подниматься с заграничного дна.) И всё это с эпицентром во второй столице. И на разгоне к войне. Впрочем, политическая лихотряска и стала первотолчком для высвобождения поляны из-под подзабывшего себя Владимира Кулибабы…

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

У партнёров