Бодро приближается майская неделя. Военный обвал, нацисты-террористы в каждой пижаме, запугивание ядерным всесожжением, ракета по ООН, грибоедовское «смешенье языков» – замшелого домрасстроя с подворотной феней-лайт… И всё на ровном месте. Казус марксистской политэкономии: правящий класс не справился с функцией организатора производства, но не захотел уходить из своих шубохранилищ. Бурбоны XXI века. Ни к чему не способные и потому способные на всё. Узнавшие, что такое отпор. И очень обиженные.

Двести лет назад Бурбоны французской реставрации тоже, кстати, любили празднества, парады, традиционные ценности. «Этот толстяк и есть правительство», – говорил парижский «ватник», глядя на королевский выезд. Так и сегодня здесь – вот эти и есть… Только хуже образованные и лучше вооружённые. Знающие: вряд ли их отпустят с трона восвояси, как последнего Бурбона Шарля.

Понедельничный камертон с покушением на Соловьёва слился буквально в сутки. Посмеялись и забыли. Может, и напрасно. Мало ли какие кому мысли, вдохновлённые традиционными ценностями чести-верности-доблести, могла навеять эта история. Убрать, предположим, из сюжета СБУ с ЦРУ и конкретную пятёрку задержанных. Ссылки на иностранные спецслужбы давно превратились в сказочный зачин, типа «в тридевятом царстве, в тридесятом государстве». С подозреваемыми перебор нестыковок. Но если вообще – что тут невероятного?

Омерзение от ТВ-агитпропа действительно зашкаливает. Вспоминается отзыв оперативников советского угрозыска о малолетнем убийце: «Мразь и дебил». Но пусть даже вежливее: грязь и тупость. Как отражение ценностного комплекса и классовой идеологии правящей элиты РФ.

А «вечерний …звон» сам возложил на себя бремя символа. Типа борова Визгуна, заведовавшего пропагандистским аппаратом на оруэлловском «Скотском хуторе». Даже даму вперёд не пропускает. Симоньян и Скабеева с супругами успели запрыгнуть лишь во второй вагон намеченных жертв. Опять же, во французской манере, как у Дюма-отца: «Господин вне опасности. Но он нуждается в покое. Тотчас на улице раздался крик: “Да здравствует коадъютор!” Де Лонгвиль почувствовал ревность и тоже подошёл к окну. “Да здравствует Лонгвиль!” – закричали в толпе».

О спасении Владимира Соловьёва, напомним, первым проинформировал другой Владимир – Путин. Новость, как уже сказано, в топе продержалась недолго. Потребовалось освежать впечатление. Через день президент РФ выступил в Петербурге на Совете законодателей.

Структура довольно странная – пышный церемониал без внятных полномочий. Вроде заседания Четырёх Дум, проведённого в том же Таврическом дворце в революционном вихре 105 лет назад. Как раз годился, чтобы огласить отказ государства от выборности властей. Чего и ожидали эксперты. Заранее предсказавшие озвучку решения об отмене прямого избрания губернаторов (для начала).

Получилось, однако, иначе. Об этом Путин не сказал ни слова. Хотя идея витает в воздухе более двух лет и предполагает увенчание режима неизбираемым Госсоветом. Вместо выборного президента будет несдвигаемый председатель Госсовета. Как в рекламе начала девяностых: «Неподвластна стихиям. Всероссийская биржа недвижимости».

Но сейчас не до мелочей. Обо всём этом Путин не сказал ни слова. Всё о другом. Войны в официальном представлении так ещё и нет – всё та же «спецоперация». Уже снесённая по целям и срокам, но продолжающая продолжаться. И способная перерасти в «молниеносные удары инструментами», какими никто, кроме него «не может похвастаться» (хвастаться такими вещами и впрямь не принято). На следующий день удар был нанесён. Две ракеты разорвались в Киеве в присутствии генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша. Одна из них убила сотрудницу «Радио Свобода» Веру Гирич. Три дня прошло после гибели в Одессе трёхмесячной Киры, её мамы Валерии и бабушки Людмилы. «Молниеносно»…

Вышла «спецоперация» на второй этап. Натолкнувшись на рамштайнское совещание сорока министров обороны. С заявленной установкой раз и навсегда нейтрализовать кремлёвскую опасность. И ленд-лизом для Украины в $50 млрд. Этого ли добивались, когда начинали? Всё-таки не факт. Ведь и впрямь круто попадают в историю.

Антониу Гутерриш сказал, что шокирован. Что ж, он не военный министр. Шок возможен и в ООН, и в Португалии (благополучная страна многое успела подзабыть). В Украине не удивляются. В России тоже. И в Молдове, над которой нависает туча из Приднестровья.

Обстрелы здания местной госбезопасности и крупнейшего склада боеприпасов, взрывы радиовышек и военного аэродрома… Официальных версий приднестровского обострения ещё нет. Зато повод расширить спецоперативный простор уже есть. Возникнет повод и в Казахстане, куда уже понеслись телеугрозы. Вряд ли сильно напугают президента Токаева. Его связи с Китаем достаточно крепки, чтобы проигнорировать с подобающим презрением. А уж казахские массы… Эти люди сами кому хочешь посочувствуют. Доказали в январе.

Для чего всё это? Где малейшие проблески разума, хотя бы чистой прагматики? Нигде. Потому что незачем. «Ибо неча», как кривляются в зомбоящике. Смысла искать бессмысленно. Хватит, нарассуждались, как «ему это невыгодно». Выгодно. И даже рационально – если исходить из его рацио, а не чьего-то другого.

«Воителю нужна война» – пел Булат Окуджава. Угнетение, насилие и ложь – сущность властителей РФ с их привилегированной обслугой. Они просто не существуют иначе. Не случайно сакральное значение обрёл у них термин «сдохнуть». «Товарищ Фрейд сработал» – по Аркадию Арканову. «Они смертельно напуганы собственным народом, потому что знают – конец неизбежен» (Владимир Буковский).

До прошлого года функцию memento mori выполняло для правящей элиты движение Навального. В организованной форме его не стало. По крайней мере, внутри страны. Сохранилась «головка» в эмиграции. Только что напомнившая о себе почти шеститысячным списком коррупционеров и разжигателей войны.

Анализировать список не обязательно. Уже то позитивно, что шагнули за прежние стереотипы исключительной антикоррупционности, заметили иные проблемы. Работа проведена основательно. Выделены и руководящие организаторы насилия, и агитпроповское днище, и публичные сторонники режима. Одно, мягко говоря, вызывает сомнение: обращение к западным инстанциям, формирующим санкционные списки. Гораздо нужнее и полезнее этот перечень для самой России. Внимательно его изучать и запоминать по категориям предстоит россиянам. Это сейчас «правительство на другой планете живёт, родной». По мере роста социальных последствий державности будет возрастать и интерес к этим инопланетянам. Впрочем, ни Чаушеску, ни Каддафи с их присными даже в списки не заносили.

С кого неделя началась, тем и завершается. Испуганный быстрым выветриванием детектива Соловьёв подбавил масла. Очередные визги понеслись в Екатеринбуг. По поводу уральского либерализма, сепаратизма, криминализма и т.п. Первый ответ прозвучал от губернатора Кувайшева: за языком следи. Соловьиная трель повысила накал звукоиспускания: типа, стрелку забиваешь, «уралмашевец»? Тут уж оборжались повсеместно. Певец Александр Новиков смоделировал «уралмашевский» ответ: хрюканину фильтруй, штрибан.

Это, конечно, красиво, радует слух и взгляд. Но есть тут и социальный подгруз. Показателен сам факт упоминания ОПС (общественно-политического союза) «Уралмаш» и столкновения на этой теме с режимным Визгуном. Логика противостояния всей стране заводит власти в конфликт уже и с этой стратой. Которая в принципе адаптирована к нетолерантным формам противостояния: «Пытаетесь – не получится».

В общем закручивается. Так, что без бурбона не разберёшься. Кто в курсе, оценит, хорош ли напиток под жевание ананасов и рябчиков. День-то из стишка приближается. И в будни, и в праздники. И из Украины, и с Урала. Пусть не молниеносно, зато гарантированно.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров