Бои и бомбардировки в Украине, протесты и ужесточение в России, закрытые переговоры и открытая ядерная угроза – такова картина на пятый день полномасштабного военного конфликта, который в РФ велено скромно именовать «спецоперацией» и освещать только по официозу. Но даже из этого официоза вполне ясно: пошло не так, как задумывалось. По элементарной причине – украинское сопротивление оказалось гораздо жёстче и упорнее. Народ отстаивает выбор, сделанный на Майдане.

Воскресное утро начиналось с сообщений об уличных боях в Харькове. Вчера к полудню украинская администрация объявила о полном восстановлении контроля. Сегодня сообщается о массированных обстрелах и авиаударах по Харькову и Чернигову c десятками убитых. Но над обоими городами – украинский флаг. Российские войска вступили в Бердянск и Энергодар. На юге вчера блокирован Херсон, заняты Геническ и Новая Каховка. Формирования ДНР рапортовали о занятии нескольких сёл. Украинцы с боями удерживают Мариуполь и Волноваху.

В фокусе войны остаётся Киев. Столкновения практически не прекращались, происходило нечто вроде разрозненного штурма. Ожесточённые бои шли в Ирпени (Киевская область), город дважды перешёл из рук в руки и остался за Украиной. Вчера вечером случился даже казус: мэр Кличко опроверг сведения о полной блокаде Киева, которые распространялись со ссылкой на него же. Столицу контролируют ВСУ и территориальная оборона. Несмотря на бомбардировки и боестолкновения, поддерживается порядок. Жёсткими мерами подавлены попытки мародёрства. В «националистические батальоны» (анафемское выражение кремлёвского агитпропа) превращается вся страна.Предложение президента Зеленского провести переговоры внезапно оказались услышано. Встреча состоялась сегодня. Поначалу говорилось, что российская сторона даёт согласие, но украинскую, естественно, не устраивают кремлёвские предварительные условия – прекратить сопротивление и сложить оружие. Кроме того, украинские власти не соглашались вести переговоры в Беларуси. Что тоже понятно: Лукашенко однозначно взял сторону Путина. (В Беларуси, кстати, прошёл референдум, утверждающий новую Конституцию – создающую для диктатора запасной аэродром власти в виде председательства во «Всебелорусском народном собрании».)

В итоге условия были сняты, а место удалось согласовать – КПП на украино-беларуской границе. Точного расположения не называли «из соображений безопасности» (не уточняя, чьей). Трудно было предположить какой-то конструктив – российскую делегацию возглавлял экс-минкульт Мединский. Своими историко-идеологическими изысканиями давно превратившийся в такого комика, что куда там Зеленскому в годы его предыдущей профессии. С серьёзными намерениями таких переговорщиков не посылают.

Однако вместе с Мединским прибыл не только председатель думского комитета по международным делам Слуцкий (известен в основном гендерными скандалами), но также замминистра обороны Фомин, замминистра иностранных дел Руденко и посол РФ в Беларуси Грызлов (некогда побывавший на вершинах российской власти). В украинскую делегацию вошли министр обороны Резников, лидер доминирующей парламентской фракции Арахамия, заместитель министра иностранных дел Точицкий, депутат Умеров, дипломат Костин и советник президента Подоляк.

На момент написания объявлено о завершении переговоров. Единственная озвученная договорённость – встретиться снова. Дипломатично сказано о найденных точках соприкосновения. Констатированы тяжёлые расхождения. Делегации разъехались для консультаций перед следующим раундом. Бои продолжались.Минобороны РФ признало наличие потерь. Воздержавшись от какой бы то ни было конкретики. Будь то количество погибших или выведенной из строя военной техники. Распространены только украинские данные. Так или иначе, фактически признана неожиданная ярость сопротивления. Не случайны требования Кадырова развернуть «крупномасштабную операцию по всем направлениям». В Украину переброшены «Кадыровцы» – элитный моторизованный полк Росгвардии, специализирующийся на личной охране главы Чечни (а раньше – на охране Кадырова-старшего, погибшего от взрыва 9 мая 2004 года).

Путин выступил под телекамеру перед министром Шойгу и начальником генштаба Герасимовым. Дабы на виду у всего мира приказать «перевести силы сдерживания в особый режим боевого дежурства». Силы сдерживания – своеобразный псевдоним ядерного и высокоточного оружия. Что означает «особый режим дежурства», определить сложнее. По экспертным оценкам – повышенная готовность к применению. Шойгу выслушивал с подобающе-преданной бесстрастностью, Герасимов выглядел довольно хмуро. Так или иначе, первый из них сегодня отчитался о выполнении приказа.

Формально обращение адресовалось всё той же НАТО. Оттуда последовали заверения в несуществовании угрозы для России. И наоборот — наличии угрозы, исходящей от РФ. Словно объясняли положение дел. Довольно наивно: можно подумать, в Кремле чего-то об этом не знают.

Президент Турции Реджеп Эрдоган закрывает черноморские проливы для российских военных судов. Это прозвучало весомее. Французский президент Эмманюэль Макрон и израильский премьер-министр Нафтали Бенет пытаются сыграть посредничество. Но похоже, мало кто рассчитывает на эффект от аргументации. Десятки стран закрывают небо для российских полётов. Вводятся всё новые санкции. Подступило отключение от SWIFT. Западные компании отказываются от российских пакетов. Минфин США запрещает операции с российским Центробанком. Дипломатическая изоляция перерастает в экономическую. Жизнь предстоит сильно иная – без современных коммуникаций, привычных систем денежного обращения, банковских карт, деловых и туристических поездок. Но с большими финансовыми потерями. Это как минимум.

Центробанк РФ более чем вдвое – до 20% повысил ключевую ставку. Путин подписал указ об экономических «спецмерах». Российским резидентом запрещено зачислять валюту на иностранные счета, экспортёрам предписано продавать 80% валютной выручки. Первые шаги мобилизационного хозяйства. Частным магнатам придётся раскошеливаться на войну и диктатуру. Хотя они, конечно, как и госбюрократы, уже продумали, как переложить на население досадные в своей непредвиденности расходы. Со своей стороны, народные массы в эти дни поторопились снять со счетов почти полтора триллиона. Если что-то не сразу истратится на жизнь, можно зарыть в огороде.

Тут речь о ближайших последствиях. О средне- и долгосрочных немногим хочется думать. Исторический эффект от «спецоперации» вырисовывается куда грандиозней запланированного. А всё ещё только в начале. Хотя вспоминается диалог из канонического романа Аркадия Арканова: «А зачем мы туда бежим? – А там конец».Протестное движение – без организаций и руководства, после трамбованного разгрома последних лет – оказалось масштабнее, чем можно было ожидать. Антивоенная петиция набрала миллион подписей всего за четыре дня. На уличных акциях под лозунгами «Нет войне!» или «Мы Украина!» задержаны вчера без малого три тысячи человек в полусотне российских городов. Случались и избиения. Больше всего людей вышли, как и прежде, в Москве и Санкт-Петербурге, но с раскатом по всей стране. В Самаре пикет активиста Владимира Авдонина выглядел резче: красно-чёрное полотнище: «Слава Украине! Путина под трибунал!» Несколько часов Авдонин провёл в полиции.

Важно отметить, что в антивоенном движении, как в оппозиционном, существует своё радикальное крыло. Не только выступающее за мир, но и поддерживающее революционный Майдан. Под красно-чёрными (бандеровскими или кронштадтскими) либо чёрно-зелёными (тамбовско-повстанческими) символами.

Продолжались антивоенные выступления и иного характера. Группа известных российских политэмигрантов – такие узнаваемые имена, как Ходорковский, Каспаров, Чичваркин, Зимин, Шендерович – учредила Антивоенный комитет. Участники призвали «всех настоящих патриотов России консолидироваться в борьбе с агрессивной диктатурой Владимира Путина». В России заметны выступления Александра Скобова, Игоря Яковенко, Александра Подрабинека… Не всегда чисто словесные.

Стали звучать за мир и совсем другие голоса. Разумеется, ни краем не задевая Владимира Путина, высказались за прекращение войны магнаты первого ряда Фридман, Дерипаска, Тиньков (в свете сегодняшних экономических новостей более чем понятно). Проходила, хотя без подтверждения, информация о привлечении к переговорам аж Абрамовича. Извинился за вторжение в Украину глава российской делегации на конференции ООН по климату Анисимов. Даже видеозапись Соловьёва с печальными размышлениями «зачем всё это» не все принимают за фейк.

Создаётся впечатление, будто вся драма происходит по воле одного человека. Подобно ирано-иракской войне на последнем её этапе, которая велась исключительно на упёртости аятоллы Хомейни. Но рассуждать так было бы ошибкой. Контрреволюционный антимайдан есть классовый интерес правящей элиты РФ. Независимо от индивидуальных неприятностей для любого физического представителя. Вожди КПСС тоже не хотели Афганской войны. Возможно, смутно представляли губительность.

Верховный суд отклонил апелляцию на запрет «Мемориала». Ужесточается тон официальных предупреждений СМИ. Роскомнадзор приступил к блокированию непокорных ресурсов. Ответом стала сегодняшняя хакерская атака. На сайтах крупнейших агентств, включая ТАСС, висел призыв остановить войну и более чем пятитысячная цифра российских потерь в Украине (официально в РФ не признаваемая).

Практика репрессий первых «спецдней» пока не вышла на уровень, характерный для диктатуры, ведущей войну. Медведев намекнул на восстановление смертной казни – наверное, не зря такое поручили именно этому деятелю, достойному конкуренту Мединского. Зампреда Совбеза РФ (то есть заместителя Путина, если кто забыл) одёрнул член Совета Федерации Андрей Клишас. Мол, надо бы юристу знать о процедурных ограничениях на этот счёт. Зато Генпрокуратура официально провозгласила: «помощь иностранному государству во время спецоперации» (под это можно, как под пункт 10 сталинской 58-й, подвести что угодно) будет квалифицироваться по статье 275 УК РФ: «Государственная измена». До двадцати лет заключения. Нормативная база репрессий пребывает в готовности. Аппарат репрессий – тем более.Александр Солженицын, сильно уважаемый Путиным, в своё время отметил: самые страшные войны – идеологические (как прежде религиозные). Их ведут остервенело, насмерть. Здесь на кону не территории, не торговые выгоды, а сверхценные жизнесмыслы. Без которых зачем и существовать.

То, что происходит сейчас между РФ и Украиной – именно такая схватка. Мракобесие этатизма против революционной воли – вот суть, которую, собственно, и не скрывал инициатор «спецоперации». Он ведь откровенно поставил задачу сменить не только украинскую власть, но характер украинского общества, направление его развития. «Они были дальше друг от друга, чем Бог или дьявол, во всей Вселенной было место только для одного из них» – писал Фредерик Браун в рассказе «Арена», который увидел свет в июне 1944 года.

Первые результаты попытки вернуть Украину в «путинский мир» уже налицо: более чем 90%-ный рейтинг Зеленского, «Слава Украине!» на передовой, обращение за ускоренным вступлением в Евросоюз, превращение Украины в форпост сопротивления. Но и для России реален исторический сдвиг. Вопрос лишь, когда и как.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

в России

У партнёров