Много лет назад в Красноярске коллега-журналист, вернувшись домой, застал мать в слезах. Пожилая женщина рыдала перед телевизором: по REN-ТВ рассказывали об американском плане Charioteer, в соответствии с которым авиация США в случае войны должна была сбросить 137 ядерных бомб на 70 городов СССР. «Мы всегда были за мир, а они хотели забросать нас атомными бомбами!» – рыдала она. Подобные передачи – маленькие кирпичики, из которых складывается представление человека об окружающем мире. Если бы REN-ТВ ставил своей целью не тупую пропаганду, а просвещение телезрителей, то сюжет о плане ядерных бомбардировок советских городов был бы дополнен обзором ситуации в мире на момент его принятия.

Началом Холодной войны, Берлинским кризисом, войной в Китае и разделом Кореи. Но из общей картины выхвачен только план Charioteer, и американцы предстают перед глазами наивного зрителя кровожадными чудовищами, хотевшими забросать атомными бомбами мирные советские города. Без всяких причин. Если же указать, что в то время советские марионетки добивали остатки оппозиции в Польше, Чехословакии, Болгарии и Румынии, что советские войска блокировали Западный Берлин, пытаясь «удушить его костлявой рукой голода», что китайские коммунисты, получив от СССР массу оружия, развязали гражданскую войну в своей стране, картина мира получится совершенно другая.

В любой стране существует пропаганда. Любое государство пишет историю, делая упор на позитивные, героические и благородные стороны своего народа и страны. Это естественно и правильно. Но описание любого исторического события должно быть правдивым, иначе картина, складывающаяся в мозгу потребителя информации, искажается. К примеру, в учебниках и обзорных материалах по истории США невозможно не упоминать рабство и сегрегацию негров, захват индейских земель и массовую гибель коренных американцев. Так же, как в британской исторической литературе нельзя опустить жестокости Кромвеля или «картофельный голод» в Ирландии. И в американских и английских учебниках всё это есть. Ибо при демократии беспардонно врать невозможно – поймают за руку и осудят. Если не посадят в тюрьму и не запретят печататься, то уж точно перестанут читать.

Описывая исторические или современные события, нельзя отрицать и замалчивать факты, попросту говоря – лгать. К несчастью, в нашей традиции ложь считалась допустимой, если она, по мнению авторов, выгодна стране, под которой понимается действующая власть. Вот и имеем сейчас насквозь лживую историческую политику, прославляющую Сталина и Малюту во имя Путина и Золотова.

Корни такого отношения к правде и лжи кроются в нравственной архаике. В примитивном племени всё, что делает оно, его вожди и члены – правильно. А все остальные – враги. И всё, что делают они – плохо. Такое восприятие миропорядка было свойственно дикарям до возникновения мировых религий. В силу особенностей исторического развития России эта черта сохранилась на протяжении тысячелетия после принятия христианства. Мы – красивые, хорошие, добрые и умные, а окружающий мир состоит из злобных, безобразных, трусливых негодяев. Вечно желающих нам навредить и прибрать к рукам наши земли и богатства. Эта концепция не нуждается в аргументации, поскольку является символом веры.

Изначально это мировоззрение было кодифицировано в концепции «Москва – третий Рим, а четвёртому не бывать», что означает Москву (Россию) как вершину человеческой цивилизации. Она означает мировое первенство правящего в России режима и требования безусловного повиновения ему от других стран и народов. Формальной мотивацией выдвигаются некоторые мрачные стороны господствующей идеологии, выгодные правящей элите (вроде самодержавия, домостроя и крепостного права). Важнейшей составной частью концепции является беспрекословное подчинение подданных монарху и невозможность критики в его адрес – историки так и не пришли к единому мнению, подчерпнуто ли это из византийской государственной философии, или унаследовано от ордынского ига.

Эта концепция, появившаяся то ли в конце XV, то ли в XVI веке, просуществовала в качестве государственной идеологии вплоть до 1917 года. Обрастая интеллектуальными дополнениями в виде «теории официальной народности», славянофильства и черносотенства. Затем и советская власть, декларируя поначалу политический модерн, к началу 1930-х провалилась в самую чёрную архаику. «Марксизм-ленинизм», особенно в его сталинском каноне – это «Третий Рим» в новой терминологической аранжировке. С сохранением всех его идейных и политических атрибутов.

Современные политические процессы в России обычно трактуются как ресоветизация. Так и есть, только современная версия советизма избавлена от прогрессистско-гуманистических намёков. Экивоки в адрес трудящихся, народных движений и революционных традиций отброшены за ненадобностью. Разин и Пугачёв, декабристы и краснопресненские повстанцы Пятого года нынешним вариантом советизма не востребованы. Даже к Ленину-основателю отношение настороженное – ибо «не всё, что он говорил, подходило для бюрократии». Из советского оставлены «великий» Сталин, Великая Отечественная, воздыхания по брежневскому застою и андроповским рейдам по баням.

В остальном произошло возвращение к уваровской триаде «православие – самодержавие – народность», к охранительной идеологии Победоносцева и Леонтьева. Конечно, в чудовищно пошлой и феноменально глупой стилистике. Ибо теперешние идеологи своих предтеч не факт, что читали. Если читали, то скорее Жириновского, чем Ильина.

Символом идейного возвращения к откровенной реакции в духе Николая I стал фильм «Союз спасения», снятый на государственные средства и с небывалым размахом разрекламированный государственными СМИ. В нём декабристы предстают прекраснодушными мечтателями и опасными авантюристами. Из этой же серии прославление крепостничества в устах председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина: оно «было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации. И бесконечные повторения фразы вроде бы Александра III: «У России есть только два союзника – её армия и флот». Да уж, кстати, это теперь увидели.

Но вернёмся ко лжи. Она имеет к «третьеримскому» (постсоветскому) мировоззрению самое прямое отношение. Поскольку в её рамках мораль – штука прикладная, а не универсальная. Морально то, что выгодна «народу и государству» (т.е. власти). Например, убийство царской семьи, включая малолетнего царевича и ни в чём не повинных царевен и слуг в 1918 году.

Можно по-разному относиться к последнему российскому императору. Можно даже считать его достойным смертного приговора – автор этих строк такой позиции ни в коем случае не разделяет, но в радикальных кругах она довольно распространена. Вот, однако, как упомянуто зверское бессудное убийство в Большой советской энциклопедии, статья «Николай II»: «В связи с приближением к Екатеринбургу белогвардейских войск по постановлению Президиума Уральского областного совета Н. II и члены его семьи были расстреляны». Как будто расстрел может быть оправдан «приближением белогвардейских войск»! Такая воинствующая безнравственность глубоко укоренилась среди населения. В том числе – может быть, особенно – среди нынешних поклонников «путинского самодержавия».

Относительно убийства царской семьи часто слышишь: царь, мол, заслуживал смерти, и вообще французы убили своего Людовика XVI, а англичане – Карла І. Насчёт убийства малолетнего больного царевича говорят: подумаешь – у нас в гражданскую и в Отечественную много детей погибло – чего зацикливаться на цесаревиче? Это – демонстративное попрание морали. (И кстати, французы и англичане не убили своих монархов, а казнили после открытого суда. Политическая мотивация вердиктов была очевидна, но какая-то доказательная база всё же представлялось обвинением.) Оправдывать же убийство ребёнка – чем бы то ни было – за гранью добра и зла. Равно как и оправдание красного террора, коллективизации, сталинских репрессий и прочих преступлений советской власти.

Если можно убивать детей, то лгать допустимо тем более. Сколько лет советская власть лгала, что польских офицеров в Катыни расстреляли немцы! А сегодня, через много лет после рассекречивания документов, подтверждающих их расстрел чекистами, отовсюду звучат голоса – мол, документы фальшивые! Но между собой говорится другое: правильно поляков расстреляли, туда им и дорога! Таков нравственный фон, на котором расцветает идеологическая ложь государства.

Среди наиболее известных составляющих лживой, насквозь фальшивой картины мира – Фултонская речь Черчилля. Советская пропаганда загадочным образом изобразила выступление частного лица в провинциальном городке стартовым выстрелом Холодной войны. Черчилль придумал термин «Холодная война» и обстоятельно разъяснил американцам, что Советский Союз уже ведёт войну против западных демократий в Восточной Европе, на Среднем и Дальнем Востоке. Показательно, что текст речи до крушения советской власти в СССР не публиковался. В противном случае читатели узнали бы, что Черчилль не объявлял Холодную войну (да и как он мог это сделать по своему тогдашнему статусу?), а всего лишь констатировал объективную реальность.

Примеров прямой советской лжи неисчислимое множество. Так, до сих пор нет-нет, да и прозвучит легенда, будто Черчилль по поводу смерти Сталина сказал, что тот, мол, принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой. Черчилль был одним из самых выдающихся и мудрых правителей ХХ века (если не самым). Сморозить же глупость о сохе и атомной бомбе не мог бы и последний осёл. Черчилль прекрасно знал, что в 1929 году, когда Сталин утвердил своё единовластие, русские крестьяне пользовались сохой из-за большевиков и того же Сталина. Чья жестокая и безграмотная политика привела к обнищанию крестьянства, и возвращению от плуга к сохе. Эта фраза появилась в некрологе Сталину в The Times, написанном Исааком Дойчером. Что широко известно, но до сих пор эти слова часто приписываются великому британцу. (Любопытно, что британского троцкиста не преминула процитировать сталинистка Нина Андреева в своём нашумевшем манифесте. И тоже назвала Дойчера Черчиллем. Прочно же укореняются такого рода фейки.)

С 1991-го советские, затем российские СМИ мусолят сказку про Маргарет Тэтчер, которая якобы говорила, что «экономически целесообразно проживание на территории России только 15 млн человек». На самом деле это цитата из аналитического материала, подготовленного по заказу британского правительства, где речь шла об экономической неэффективности советской модели. В документе (который Тэтчер всего лишь прочитала) говорится: в СССР экономически эффективен только труд нефтяников, газовиков, работников некоторых отраслей добывающей и оборонной отраслей. Те самые 15 млн. Ни о каких «ненужных людях» речи нет от слова совсем. Однако официальный представитель МИД РФ Мария Захарова 15 июня 2018-го излагает ту же нелепую байку.

Насчёт Захаровой, конечно, чему удивляться. На то её и держат. Но вот человек, надо полагать, более серьёзный. 23 декабря 2021 года Владимир Путин на пресс-конференции заявил: «Вот, смотрите, ещё в 1918 году один из помощников Вудро Вильсона, президента Соединённых Штатов, сказал: “Всему миру будет спокойнее, если на месте сегодняшней огромной России появится государство в Сибири и ещё четыре государства в европейской части”». Это подлинная цитата помощника Вильсона Эдварда Хауза. Но опущено продолжение: «Президент [Вильсон] считает, что бедствие в России накладывает на нас обязательства непоколебимой верности принципам территориальной целостности и политической независимости этой страны». Т.е. вырванная из контекста слова полностью меняют смысл американской политики в отношении России.

Ещё один устойчивый фейк – о ныне покойной Мадлен Олбрайт, госсекретаре США при президенте Клинтоне. Якобы сказавшей, что России не принадлежат Дальний Восток и Сибирь. Где, когда и при каких обстоятельствах она это якобы сказала – никто знать не знает. Потому, что Олбрайт ничего похожего никогда не произносила и не писала. Но в массовое сознание россиян вбита эта глупость. Сочинён даже фантасмагорический бред о прочтении мыслей новейшей техникой российских спецслужб. И секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в интервью «Коммерсанту» в который раз повторяет нелепицу от имени Олбрайт. Ладно, в его случае хотя бы налицо политический интерес. А медийщики зачем позорятся? Наивный, впрочем, вопрос.

Это примеры прямой лжи. А есть ещё непрямая, заложенная в интерпретациях и разъяснениях событий. Один из примеров – Афганская война.

Со времени ввода советских войск нет официального ответа на главный вопрос – зачем, ради чего это было сделано. Вроде как «обезопасить южные рубежи СССР». Непонятно, правда, от кого: советско-афганская граница была отлично оборудована, охранялась сильными погранзаставами и считалась чуть ли не самым спокойным участком. Даже при победе моджахедов никаких шансов на прорывы через эту границу у них не было. Как не было и таких планов.

Совсем смехотворны версии об опасности трансграничной исламистской пропаганды и наркотрафика. Если на то пошло, ощутимая пропаганда исходила из Ирана, а не Афганистана. Что до наркотиков – следите за своими пограничниками, дешевле бы вышло. Были ещё разговоры о «подлётном времени». Мол, американские баллистические ракеты, размещённые в Афганистане, долетят до целей в СССР на 10 или 5 минут быстрее, чем с баз в Европе. Для опровержения этого бреда достаточно посмотреть на карту мира. Не говоря уже о том, что ни малейшего интереса к такому размещению в США не было и близко.

Советские руководители послали войска в Афганистан по чисто идеологическим причинам. Это было непререкаемой догмой: если в стране провозглашён «социалистический путь» – проще говоря, если коммунисты захватили власть – нельзя допустить поражения. Достаточно одного прецедента, чтобы тоталитарно-коммунистические режимы посыпались во всём мире. (Нечто подобное и произошло на Гренаде.) Члены Политбюро ЦК КПСС сами не хотели встревать в афганское побоище. Но не могли иначе. И неважно, что на путь социализма повернула Афганистан группа малограмотных авантюристов. И что на навязывание Афганистану социализма силой у СССР не было ни сил, ни средств.

И сразу после советского вторжения твердили, и сейчас повторяют, будто советские войска вошли по просьбе афганского правительства. Вообще-то просьба о вводе иностранных войск в соответствии с нормами международного права – это официальный документ, которого никто никогда не видел. Подобные просьбы, высказанные в частных беседах – ничто. Приглашал советские войска Хафизулла Амин, пришедший к власти через труп предшественника, который сам захватывал власть в принципе аналогичным путём. Но Амин был этими войсками и убит. Что превращало просьбу о вводе в кровавый абсурд.

Однако по сей день доводится слышать, будто советские войска вошли в Афганистан законно, и защищали там рубежи Отечества. В бесовании 2014 года даже ставился вопрос об официальном пересмотре оценок тех событий, об отказе от осуждения интервенции. Характерно, что категорически против этой затеи высказался бывший командующий советским контингентом в Афганистане генерал Громов. К нему пришлось прислушаться.

Ложь громоздится не абы как, но в соответствии с указанным выше принципом: доказать, что мы – хорошие, добрые и честные, а наши противники – плохие, жестокие и подлые. При этом «мы» – это в первую очередь власти. Понятно, что такая задача неисполнима. Тогда на помощь лжи спешит насилие. Под угрозой приходится привыкать

Так рождаются дикие неадекватные зарисовки. Образ США – «вечного врага России, всю историю желающего нам гибели». Это о стране-союзнике двух мировых войн, источнике помощи голодающим от 1920-х до 1990-х. Нет, американцы не ангелы. Но факт остаётся фактом: в ХХ веке США сделали для СССР и России очень много хорошего, а плохое делалось в ответ на явные советские и российские угрозы.

Только в этой «параллельной реальности» могли родиться идиотские выдумки про «укронацизм». Бандеровцы в Украине, естественно, есть. Но ни к нацизму отношения не имеют, ни страной не управляют. Национал-радикальные партии не очень влиятельны. Во всяком случае, были раньше. Теперь-то, усилиями «спецоперации», их популярность точно возрастёт.

Только в таком «королевстве кривых зеркал» люди могут поверить в «восемь лет геноцида русских на Донбассе». Только искривлённое сознание и растоптанная мораль позволяют поверить, что одна страна имеет право диктовать другой, в какие союзы вступать, с кем дружить и как жить.

«Разницы нет никакой между правдой и ложью, если, конечно, и ту, и другую раздеть», – пел Владимир Высоцкий. И советская власть, и власть, называющая себя российской, но оставшаяся глубоко советской, сделали всё, чтобы стереть границу между правдой и ложью. В этой мути, замешанной на беспрестанном вранье и культе подлости, сдобренной неразличением добра и зла, пропитанной безумными страхами, рождаются чудовищные замыслы и совершаются чудовищные действия.

История за всё это заставляет сурово расплачиваться.

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров