Графики «спецоперации» явно сорваны украинским сопротивлением. Продолжается осада Киева и Харькова, обстрелы и бомбардировки. Эпицентр наземных боёв передвинулся на Донбасс. На переговорах определяются коридоры эвакуации в дни тишины. Зато в России спецоперация развивается более-менее по плану. Страна тотально трамбуется и закрывается. С примитивной целью удержания номенклатурно-олигархической власти.

Оппозиционные авторы, преодолевая шок, стараются объяснить происходящее. Порой те, кто с умным видом доказывал, будто «Путину невыгодно» воевать, будто устроен блеф, будто стотысячные войсковые группировки стягиваются к границам по приколу и т.п. Теперь они (забывая собственный аналитический блеск двухнедельной давности) сводят происходящее к индивидуально-психологическим особенностям известного лица. Но встречаются и серьёзные попытки осознания. Для чего власть совершает разор и разгром России. Как это можно остановить.Отнюдь не марксисты указывают на социально-классовый интерес элиты. Индивидуально многие её представители несут серьёзные потери. Тотально рвутся выгодные связи с западными компаниями. Конфискуется зарубежная собственность. Подписан закон, санкционирующий прямые денежные изъятия у представителей правящего класса. Половина экспортной нефти превратилась в неликвиды. Запрещены частные валютные операции. Это не говоря о долларе почти за 120 рублей и евро почти за 130. Кое-кому приходится буквально отрекаться от себя. Но хозяева понимают: теперь не до капризов. Есть нечто дороже денег. На кону самое главное. Видимое безумие вполне рационально в плане сохранения властной системы.

Военный рывок (заменивший все «рывки», обещанные прежде) вовне совершён с внутренними целями. Украине мстят за показанный России пример самоосвобождения. За свержение «суверенного и легитимного» подкремлёвского коррупционера. За майданные сотни и добровольческие батальоны. Всё прочее (уж тем более НАТО, в мыслях не держащее вступление Украины) – максимум третьестепенно. Но называть настоящую причину вражды «кремлёвке» реально страшно. Ибо лихо будится запросто.

Песков – надо понимать, от имени Путина – уже заявляет о готовности «прекратить в любой момент». Если Украина выполнит условия РФ. Заведомо неприемлемые для независимой страны. Вносить поправки в Конституцию под диктовку из чужой столицы, отказываться от своих территорий, признавать государственный статус сталинистско-черносотенных формирований… Такое невозможно принять при всей готовности к компромиссу Зеленского и «Слуги народа». К тому же Украина ставит теперь вопрос о гарантиях своей безопасности. И согласимся, в этом случае имеются веские основания. Доказанные самой жизнью и смертью.

Заметим, однако, что подзатихли абсурды про «денацификацию». Может быть, везде уже осознаётся, кто из участников конфликта действительно похож на «рейхсрежим» – и по внутренней репрессивности, и по внешней агрессивности, и по идеологии мракобесного насилия.Правительство РФ утвердило список «иностранных государств и территорий, совершающих недружественные действия». Украина, США, Великобритания (с заморскими территориями), Канада, Австралия, Новая Зеландия, Микронезия, двадцать семь стран Евросоюза, Швейцария, Норвегия, Исландия, Андорра, Лихтенштейн, Монако, Сан-Марино, Албания, Черногория, Северная Македония, Япония, Южная Корея, Сингапур, Тайвань. Предельно показательный перечень. О таком публично на весь мир расчехлении трудно было и мечтать.

Среди объявленных врагов путинизма нет ни одной духоскрепно-милитаристской диктатуры, ни одного террористического режима. Только свободные народы. Все до единого.

Ясное дело, начинается с революционной Украины – передового рубежа сопротивления. Далее – «англосаксы», тоже no comments. За ними норвежцы и исландцы, с которых начиналась демократия. Потом почти вся Европа – от жизнерадостно динамичной Португалии до солидарной Польши с её ужасающими диктаторов традициями освободительной борьбы. Если Азия, то мирная демократическая Япония, Южная Корея, Свободный Китай – альтернативы соседним тоталитарным державам. Или балканские страны, подобно Черногории, отвергшие московский диктат. Тут выделяется Албания, с развесёлым премьером-хулиганом и славным опытом антитоталитарных восстаний.

Список дружественных РФ государств и правительств гораздо короче. Некоторые из них сомнительны. Не только иранский режим аятолл, но даже венесуэльский Мадуро не прочь заменить на мировом рынке российскую нефть. Китай ведёт себя сдержанно – там своя стратегия, своя игра. Остаются беларусский Лукашенко и сирийский Асад, держащиеся на путинских деньгах, штыках или бомбах. Кубинский Диас-Канель с девяностолетним Кастро-младшим за спиной, сами осаждённые отчаянными протестами. Никарагуанские Ортега–Мурильо  с путинизмом без нефти. Северокорейский Ким III, благодарный Путину за перенятое клеймо худшего диктатора планеты. Последней примкнула мьянманская хунта, недавно поразившая мир феноменальной кровавостью.Налицо необратимый раскол. Глубочайше ценностный. В понимании самих основ жизни, как говорил штангист-писатель Юрий Власов. Ужиться невозможно. «Останется кто-то один» – не раз писал на этот счёт петербургский оппозиционер Александр Скобов, известный радикальной непримиримостью к тоталитаризму и путинизму. На днях им опубликовано «Обращение к общественным деятелям в эмиграции и в России». Скобов призвал  составить и подписать коллективное воззвание к лидерам стран Запада: всеми средствами остановить наступление «путинского нового порядка, основанного на диктате и произволе хищника». Сформировать аналог Антигитлеровской коалиции. Полная экономическая и дипломатическая блокада путинского государства. Максимальная военная помощь Украине. «Взвесьте, чем вы можете пожертвовать ради того, чтобы остановить новую фашистскую чуму. На войне иногда приходится вызывать огонь на себя», – пишет Скобов.

Далеко не вся российская оппозиция – точнее, то, что принято было так именовать последние десять-двадцать лет – настроена так решительно. «Местной жизни моей угрожая, вы подобны тому кораблю. Искони ты была мне чужая. Ты не любишь — и я не люблю», – рефлексирует поэт Дмитрий Быков, взывая к образам острова Змеиный. Доминирующей эмоцией либерально-статусной оппозиции стала констатация всеобщего обрушения, от политических стандартов до бытовых привычек. Пронзительно звенит вопрос: «как теперь жить?» Как хотя бы «сберечь протест» на какое-то неясное будущее?

Некоторые ищут ответ. Объединение христианских демократов принимает заявление с призывом к «отрешению от власти В.В.Путина и его окружения». Добавляя при этом: «Мы не представляем, как это сделать, но молим Бога, чтобы это произошло без насилия к кому бы то ни было». Враждебность Кремля к Украине резонно объясняется «страхом перед свободным выбором её граждан, страхом, что такие же события произойдут в России, что гражданская ответственность и мужество наших соотечественников лишат власти и собственности российскую политическую элиту и ее прихлебателей». Движение националистов говорит про «двадцать лет войны и террора», про «все законные методы сопротивления лжи, войне, смерти, нищете – всему, что наш народ видел при коммунистах и видит сейчас».Организованные структуры оппозиции однозначно разгромлены. Сейчас этот процесс довершается военной цензурой, зачисткой последних СМИ, массированным административно-техническим наступлением на свободные источники информации, силовым подавлением на улицах. Но «спецоперация» по-особому расколола не только мир, но и Россию. Размах протестов – даже в таких условиях! – оказался явно неожиданным не только для властей, но и для оппозиционеров. Численность схваченных демонстрантов превысила 13 тысяч. Сеть полнится видеозаписями активного сопротивления, физических столкновений, сорванных, замазанных и разбитых знаков «Z» («патриотические» духоскрепы не нашли себе символа иначе как из латинского алфавита, к тому же вызывающего прямые ассоциации с нацистской символикой).

Политическая зачистка расчищает пространство для новой оппозиции. Настаёт время старых проверенных принципов и лозунгов – среди которых не только «Нет войне!», но и «Война дворцам!»

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в России

Общество

У партнёров