Руководство РФ одобрило ввоз в страну очередной порции радиоактивных отходов. Утилизацию проводит Франция. Стандартная схема проверена ещё в девяностых. Страна и так столкнулась с тяжёлыми экологическими проблемами. Загрязнение среды в Иркутске и Норильске на многие годы сделало значительную часть этих регионов непригодной для жизни. И вот опять: отчего не пополнить бюджет «лёгкими» деньгами, если ничего не надо строить и развивать? И если никто не препятствует пагубным решениям.

Более двадцати лет назад была создана специальная комиссия по ввозу ОЯТ – отработавшего ядерного топлива. Возглавил ее вице-президент Российской академии наук Жорес Алферов. Оппозиционные партии «Яблоко» и СПС предлагали провести референдум по этому вопросу, но создание комиссии перечеркнуло их планы. Активные поставки в Россию ОЯТ осуществлялись с 2000-х, но в 2009 году были прекращены. Через десять лет из Европы вновь стали ввозить радиоактивные урановые отходы.

Но вернемся в текущий год. Контракт между Москвой и Парижем предусматривает ввоз на российскую территорию радиоактивных отходов для последующей переработки. Современные технологии позволяют получить уран для последующего использования на атомных электростанциях или продажи за рубеж. Руководство Росатома всячески подчеркивает выгодные стороны сделки и заверяет, что никакой опасности для окружающей среды не существует. Информация о подписании контракта стала достоянием общественности во многом благодаря расследованию Greenpeace.

Франция обладает значительными мощностями по переработке ядерного топлива АЭС. Из него выделяется ежегодно около тысячи тонн регенерированного урана. Этот показатель – один из самых высоких в мире. Российский комбинат по переработке ОЯТ «Маяк» обладает более скромными возможностями: 400 т/год против 1700 т/год.

Развернулась дискуссия учёных, экологов и общественных деятелей. Одним из сторонником реализации данного контракта стал инженер-физик, кандидат технических наук Олег Муратов. Он назвал необоснованными протесты французского отделения Greenpeace. Эти материалы представляют собой ценное сырье, из которого можно получить регенерат, отметил Муратов. Характерно, что защищают проект в основном представители Росатома и учёные с именем: это, мол, не отходы, а полезный материал. Другого мнения придерживаются экологи, среди которых – руководитель проектов энергетического отдела российского Greenpeace Виктория Глущенко. По её мнению, полная переработка отходов невозможна, опасность для экологии будет сохраняться, что связано с выделением токсинного вещества – плавиковой кислоты.

Параллельно французский Greenpeace Франции выявил факт отправления в Россию партии урана после переработки топлива. Французская кампания Orano не отрицает своего участия в сомнительных поставках. Северск, где находится завод по переработке ядерных отходов, является основным пунктом назначения.

История с радиоактивными отходами вышла на политический уровень. Так, депутат саратовской областной думы коммунист Николай Бондаренко озвучил «страшные вести о тайных планах ввоза на территорию страны тысячи тонн радиоактивных отходов из Франции с октября по декабрь под видом регенерированного урана». Ранее в Саратовской области проводились исследования об отношении жителей к переработке опасных отходов. Это может свидетельствовать о подготовке ввоза радиоактивных материалов в регион, считает депутат. Бондаренко призвал рабочую группу комитета по аграрным вопросам, земельным отношениям, экологии и природопользованию составить соответствующие запросы федеральному и областному правительствам. Вмешаться и наказать виновных.

Методы захоронения отходов в нашей стране хорошо известны с «лихого» десятилетия. Распространение быстрого Интернета усилило информационную наполненность. Фотографии полигонов с сотнями железных «бочек радиации» трудно игнорировать. Трудно к этому и привыкнуть.

В одной из агитпропных истерик 2014 года тогдашний флагман режимного агитпропа Дмитрий Киселёв выдал словосочетание «в радиоактивный пепел», превратившееся в мем. Так обозначается с тех пор высшая стадия агрессивного дебилизма. И как водится, чем грозит агитпроп миру, то режим осуществляет в России. Оказывается, Росатом не возражает против сотрудничества с Западом в ядерной сфере. Даже заключает контракты на поставки радиоактивных материалов.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров