Вопрос, вынесенный в заголовок, задавал демоничный персонаж старого мексиканского боевика. Надсмотрщик по имени Негро спрашивал надменных хозяев-латифундистов. Презрительно щурясь, ибо уже знал, что их ждёт («на дона Мэтьюза и Фелипе, конечно, наплевать…»). Не догадывался, правда, что ждёт его самого, но это детали. Вот и сейчас: «ну зачем так?!» – слышится в текстах Александра Сокурова после его «ссоры с Путиным». С той разницей, что мстить Сокуров не будет. Не будет больше на этом направлении ничего вообще. Песков же сказал сегодня, что Путин его защитит. Это не казус, это политика. Это преддверие жести.

Как выяснилось, своё извинительное письмо Александр Сокуров не предназначал для публики. И не знает, каким образом оно попало в прессу. Ещё одна, кстати, наивность. Но теперь остаётся только извиниться перед самим Александром Николаевичем. Что случилось, то случилось – «и мы лишены возможности не прочесть» (Александр Солженицын о переписке Николая II). «Вижу, какое возмущение вызвало моё поведение… Уверен, что у вас много неприятностей в администрации президента. Искренне сожалею об этом». Далее надежда, что Путин не допустит «радикальной развязки», ибо жизнь Сокурова в опасности. В этой связи обычно кивают на известного «падишаха». Хотя Рамзан Кадыров высказался очень легалистски: «На месте компетентных органов я бы дал словам нигилиста Сокурова правовую оценку на факт антигосударственного и экстремистского характера».

Почтенный мэтр делает свой вывод: «Я дилетант и, видимо, таким не место в столь уважаемой профессиональной среде, как Совет». Таков итог его речи на заседании СПЧ 9 декабря. «Давайте отпустим всех, кто более не хочет жить с нами в одном государстве. Пожелаем удачи всем падишахам, я не знаю, всем, кто хотел бы начинать жить своей жизнью… Вот, простите, что я так долго и так страстно, слишком страстно говорил». Путин тоже ответил небесстрастно: «Да, есть за что извиниться! Хотите, чтобы Россия повторила судьбу  Югославии? Хотите превратить нас в Московию? Опасные игрушки, мы проходили». «Это то, чего президент не терпит», – резюмировал пресс-секретарь Песков. Заверив, что об аресте Сокурова вопрос не стоит.

Если что-то удивляет, так это удивление. Которое в очередной раз проявилось в среде либеральной общественности. Да как же он мог так уступить?! Похоже, кто-то вообразил, будто Сокуров и впрямь выступил перед Путиным с освободительным манифестом (как сказал сам Путин). Кому-то ещё кажется, будто на встречу с Путиным может быть пропущен человек, способный стоять на своём.

Сам Сокуров имел в виду совсем другое. Не менее абсурдное в нашей конкретной ситуации. «Я полагал, что президенту моей страны важно выслушать всё, что думает и говорит её гражданин. Видимо, я наивный человек». Да уж, видимо. И очень мягко говоря. Вот тут действительно не перестаёшь удивляться: где они были двадцать лет? чем смотрят и слушают, кого перед собой видят? в какой Дании вообще живут?

Ситуация с Александром Сокуровым – своеобразное отражение истории. Три с половиной десятилетия назад в стране начал формироваться очень специфический слой, узкий, но активный, уважаемый и популярный. Горбачёвская политика выделяла верхи статусной интеллигенции, предоставляла широкие права самовыражения, вплоть до реальной оппозиционности. Идейным и организационным апогеем этого процесса стал Сахаровский съезд с его Межрегиональной группой. Номенклатура усматривала в этом удобный канал выпуска общественного пара. И обманула сама себя, пропустив куда более мощные дела низовых масс.

Ещё шире раскинулся общественно-политический простор мэтров в лихие девяностые. Было время, когда Борис Ельцин реально к ним прислушивался. И даже поступал близко к рекомендациям, хотя менее радикально. (Взять хотя бы октябрь 1993-го, призыв «раздавить гадину!» и его исполнение.) Но продлилось это недолго. Разлом проложила Первая чеченская война. Фактически на той же теме, что поссорились Александр Николаевич с Владимиром Владимировичем. Ни один правитель ни одного государства не склонен «отпускать всех, кто не хочет». Но тогда полемика не влекла угрозы для жизни, даже совершенно виртуальной. И не оборачивалось унизительным расплющиванием оппонентов государства. Просто игнор, не более.

Привычка оказалась устойчива. Мэтры продолжали считать себя в политическом праве. Более того. Некоторые из них, возможно, многие – как выяснилось аж по сей день! – ухитрялись полагать, будто власть их слушает и придаёт значение… Основательно же положили Михаил Сергеевич с Борисом Николаевичем. Никак людям не избавиться от привычек тогдашних времён.

Что ж, власть слушать умеет. Оппозицию услышала давно. Теперь очередь за «внутренне свободной» элитой. Не будем вдаряться в конспирологию (хотя бы потому, что она всегда наивна). Но эпизод с Сокуровым в самом деле похож на сигнал. Адресованный фрондирующим мэтрам как социальной категории. Игрушки кончились. Впредь на общих основаниях. Зачем такие слова? – затем, что держава на всех одна и дисциплина тоже. Да и с чего бы вы стоили других слов? Как говорил Иосиф Виссарионович, сколько у вас дивизий? Вы не сильнее прочих. А значит, власть не имеет причин разговаривать с вами иначе.

Так что здесь уже не Солженицын, а Оруэлл: «Повиноваться мало, надо любить». И внутренность свободы более как отговорка не пойдёт: «Для партии нет разницы между деянием и мыслью».

Повисает, правда, вопрос: почему теперь? Только ли потому, что машина запущена и своим ходом берёт новые рубежи? Или всё же именно теперь происходит нечто, требующее дополнительных карательных вводных?

Генеральная ассамблея ООН принимает резолюцию, внесённую делегацией РФ: режим с культом государственного насилия, пыточными зонами и занесённым над соседями танковым кулаком озабочен «героизацией нацизма», вроде факельных шествий. В тот же день та же ассамблея принимает резолюцию о нарушениях прав человека в Крыму. Неделю назад осуждалась милитаризация Крыма. Ростовский суд между делом проговаривается о «частях вооружённых сил РФ на территории ДНР и ЛНР».

Вишенка на торте – проекты российско-американского и российско-НАТОвского договоров «о гарантиях безопасности», опубликованные сегодня МИД РФ. Ключевой тезис: «государства, ранее входивших в Союз Советских Социалистических Республик» не принимаются в НАТО, Запад не заключает с ними военных альянсов. Правящий режим РФ изображает всепланетного властелина, способного диктовать иностранным правительствам их внешнюю политику (после чего, как известно из истории, быстро доходит черёд и до внутренней). При всей пародийности лавровской дипломатии, так ведут себя группировки, переживающие предвоенный «звёздный час». Типа, «запрета нет, мы всё возьмём!» Снова «сколько у вас дивизий?» Нет, тут другое. Тут уверенность, что сколько бы их ни было, в бой не введут ни одну. Там, где такой уверенности нет, нет и таких проектов. Как нет их с Украиной, Польшей или Турцией.

Это – в мире. В стране власти творят адекватное своей мировой политике. Позавчера в Кисловодске вынесены приговоры лидерам ингушских протестов 2019 года. Семь человек, среди них старейшины и женщина, получили от семи с половиной до девяти лет. По статьям УК 318 (насилие к представителям власти) и 281.1 (экстремистское сообщества). Подсудимые и защитники говорили о сфабрикованности дела и обосновывали эту позицию. Но номера статей говорят сами за себя. И отражают то единственное, что приводит навевает страх на номенклатурную олигархию. Даже побуждает думать (в отличие от диспутов на СПЧ). Впрочем, итоги раздумий стандартны. «Темы транзита власти нет. Работать надо. Очень много вызовов», – заклинал сегодня Песков.

Общественный контрудар пришёл в характерной для российской социально-политической культуры форме «прогона». Телеграм-канал Baza опубликовал обращение обращение группы воров в законе, распространённое в учреждениях ФСИН. Авторитеты дали установку: не дискриминировать арестантов, подвергнутых пыткам в любой форме, даже самой унизительной! «Люди, которых по мусорскому беспределу насиловали и унижали, могут полноценно могут жить в общей массе мужиками… Унижать и глумиться над ними это не Людское». Цели и последствия госсадизма таким образом обнуляются.

«Нынешняя арестантская инициатива – прямое покушение на ментовскую систему, попытка обесточить машину внутрилагерных репрессий. Не будет со стороны заключенных жёсткого неприятия – исчезнет изрядная доля смысла в пытках непокорных зэков. Арестанты почувствуют себя увереннее перед лицом государственного произвола», – констатирует ветеран советского диссидентства и «отсидентства» Александр Подрабинек. Добавить к этому нечего. Кроме как ещё раз отметить, какая среда оказалась способна найти путь и метод сопротивления. Война бюрократии с теневыми сообществами, вошедшая в «горячую фазу», набирает обороты. На фоне полного разгрома политической оппозиции.

…Монгольскому революционному вождю Сухэ-Батору сказали однажды: у вас есть знатные и богатые люди, которые тоже стремятся к независимости вашей страны. Плохо им верю, ответил он. А кому верите? Пастухам.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Власть

У партнёров