• 4 марта 2014 Рынок труда

    Евросоюз выходит из кризиса, но не из безработицы

Однако, для благостного расположения духа лидерам европейских стран ещё далеко. Прежде всего потому, что по-прежнему над ЕС дамокловым мечом висит проблема массовой безработицы. Даже Папа Римский Франциск I в своих проповедях регулярно затрагивает тему безработицы, подвергая критике безразличие неолиберального общества к её жертвам. Ещё сложнее ситуация с занятостью в странах исламского мира. В Северной Африке и на Ближнем Востоке безработные сейчас составляют свыше 27% трудоспособного населения.

Но и в благополучной Европе всё обстоит не радужно. Даже если в конце 2013 года Евростат (к слову, впервые с февраля 2011-го) заявил о тенденции к снижению, проблема безработицы остаётся болезненной и острой. Особенно среди молодёжи. В своё время Маргарет Тэтчер заявляла: «Молодёжь не должна слоняться без дела. Для неё это губительно». Думаю, с этими словами согласится большинство европейцев, независимо от политических пристрастий. Но реалии таковы, что сегодня, по данным того же Евростата, в Греции и Испании более половины лиц моложе 25 лет не имеет постоянной работы. В Италии и Португалии данная цифра приближается к 40%. Молодёжная безработица обходится ЕС очень дорого в буквальном смысле слова — 150 млрд евро в год, 1,2% ВВП ЕС. И прогнозы Международной организации труда на ближайшие годы не очень радуют.

Было бы не правильно говорить, что европейские правительства сидят сложа руки. В середине 2013 года, по инициативе Берлина и Парижа, члены ЕС договорились о запуске специальной программы «Гарантии для молодёжи». Она обращена преимущественно к наиболее проблемным регионам ЕС и ориентирована на оказание финансовой поддержки молодёжной занятости, стажировке, переквалификации. Ряд фондов ЕС также изыскивает средства на трудоустройство молодых европейцев в малом бизнесе. Финансирование «молодёжных гарантий» обойдётся ЕС в 2014-2015 годах в 8 млрд евро.

Как правильно заявляет консервативный премьер-министр Финляндии Юрки Катайнен, «все понимают, что главная ответственность лежит на правительствах стран», которые обязаны использовать «рычаги на национальном уровне». В той же Финляндии адресные меры по поддержке молодёжной занятости уже помогли улучшить положение свыше ¾ нетрудоустроенной ранее молодёжи. Точечные меры действуют и в Соединённом Королевстве. С 2012 года в Британии функционирует «Контракт для молодёжи», предполагающий государственные выплаты тем частным фирмам, которые активно нанимают на работу молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет. В случае найма молодого сотрудника на полноценный оклад такая фирма получает из государственной казны чуть менее 2300 фунтов.

Гораздо менее эффективна политика в странах Юга Европы. Греция, например, в данной связи надеется прежде всего на помощь структурных фондов ЕС и партнёров по Союзу. ЕС уже выделил Афинам на различные «антибезработные» программы до 47 млн евро. Эти деньги пошли на приём безработных на временные посты в муниципальных культурных учреждениях, в социальные структуры, занимающиеся борьбой с нищенством. Но судя по тому, какую степень политической и социальной радикальности мы наблюдаем в современной Греции, говорить об успехе данных проектов сомнительно.

Брюссель помогает и итальянцам. Но на Апеннинах запустили и свою собственную программу объёмом в 12 млрд евро для создания 100 тысяч «молодёжных» рабочих мест. Опять же она предусматривает меры поддержки (например, реальное сокращение налогообложения) тех предприятий, которые трудоустраивают людей моложе 25 лет.

Очевидно, что феномен молодёжной безработицы сегодня подогревает социальную и политическую напряжённость в итальянском обществе. Это же замечание относится к Португалии и Испании, в значительной мере и к Франции. От того, сумеют ли верхи ЕС разрешить долговременные вызовы, связанные с феноменом «поколения 700 евро» (так часто называют тех молодых европейцев, которые не имеют постоянной работы), зависит очень многое. Не в последнюю очередь – судьба гражданского мира в единой Европе. 

У партнёров