Рабочие единственного в Прибалтике нефтеперерабатывающего завода готовы бастовать, чтобы вернуть свои зарплаты на прежний уровень. Под предлогом борьбы с кризисом их лишили 15%-ной надбавки. Эти изменения вступили в силу сегодня, но известно о них стало загодя. «Хотим жить, а не работать, как рабы», – заявляют сотрудники предприятия.

orlenlietuvaВ конце июня работники нефтяной компании Orlen Lietuva провели акции протеста на территории Мажейкяйского НПЗ. Участвовали 250 человек. За неделю до митинга профсоюз нефтяников разорвал коллективный договор с администрацией. Переговоры не привели к желаемому результату. Итогом стало подписание протокола о разногласиях и вручение требований по зарплате. Как заявляет лидер профсоюза работников OrlenLietuva Виргиния Вилимене, это произошло впервые в истории завода.

«Так плохо на Мажейкяйском НПЗ ещё не было, – заявила Вилимене на одной из встреч. – Мы согласились с сокращением числа работников, согласились с уменьшением социальных гарантий. Но руководители предприятия замахнулись ещё шире».

Речь идёт о бывшем Мажейкяйском НПЗ, 53% которого до 2006 года принадлежали голландской «дочке» ЮКОСа. После этого владельцем предприятия стал польский нефтяной концерн Orlen. НПЗ – это не единственный литовский актив компании. Полякам также принадлежат Биржайский нефтепровод и Бутингский терминал. Последний является единственным способом доставить на завод сырую нефть после закрытия поставок из России по классической трубопроводной системе.

Если достойной зарплаты выбить не удастся, то национальная экономика потеряет ещё какое-то количество рабочей силы, которая утечёт от безвыходности на Запад в поисках лучшей жизни

Главный лейтмотив – это не только собственно доходы рабочих, но и проблема с занятостью в Литве в целом. «Хотим работать в Литве», – гласит один из лозунгов. Это означает, что если достойной зарплаты выбить не удастся, то национальная экономика потеряет ещё какое-то количество рабочей силы, которая утечёт от безвыходности на Запад в поисках лучшей жизни.

На другом плакате профактивисты надавили уже на самое больное, заявив, что коль скоро они находятся в Европе, то неплохо бы установить европейские зарплаты. Начальству предприятия не без сарказма было предложено уменьшить свои зарплаты до 1,5 тысяч литов (менее 20 тысяч рублей), чтобы ощутить на собственной шкуре, что это такое – получать такую зарплату и пытаться прокормить на неё семью.

Рассчитывать на положительное решение проблемы при этом не приходится. НПЗ надо либо закрывать, либо продавать

Менеджмент не стал реагировать резко (что было бы более привычно в российских реалиях). Было заявлено, что концерн относится с уважением к правам своих сотрудников и к желанию высказаться. Гендиректор готов встретиться с любым и выслушать его. Впрочем, рассчитывать на положительное решение проблемы при этом не приходится. Если финансовое положение предприятия действительно таково, каким официально представляется.

По заявлениям руководства, достигнута критическая точка. НПЗ надо либо закрывать, либо продавать. Это приведёт не только к сокращениям, но и к структурным изменениям рынка топлива, причём не только в Литве. К тому же, Мажейкяйский НПЗ ещё в прошлом году был крупнейшим в стране налогоплательщиком. Его закрытие будет сопоставимо с остановкой в прошлом году в соседней Латвии меткомбината Liepajasmetalurgs.

Если же продавать предприятие, то вряд ли российской компании. Во-первых, продажей своих газовых активов «Газпром» уже показал отношение к проблеме. Во-вторых, литовцы и сами не горят желанием отдавать предприятие в «руки Кремля». Поэтому остаётся надеяться, что на НПЗ позарится кто-то из американских или западноевропейских инвесторов.

Заявления подкрепляются статистикой. Убытки в прошлом году составили почти $95 млн. Производственные мощности ограничены до необходимого минимума в 60%. С начала 2014 года работу на предприятии потеряли 160 человек. В 2012 году на предприятии работало 2,4 тысячи человек, ранее до 4 тысяч, теперь – около 1,4 тысячи. С момента покупки предприятия у ЮКОСа польский инвестор проводит постоянные реструктуризации и оптимизации, параллельно уменьшая численность работающих.

В России в аналогичной ситуации руководство не признало бы факта проблем на производстве

В России в аналогичной ситуации попытались бы заблокировать митинг, либо не допустить его проведения. Началась бы информационная блокада. И, разумеется, руководство не признало бы факта проблем на производстве. Как развиваются подобные конфликты, было показано несколько лет назад в фильме «За Маркса». Но общий сценарий развития промышленности фактически один на всё постсоветское пространство: предприятия постепенно приходят в упадок и закрываются без каких-либо дальнейших перспектив.

 Владимир Пешков, специально для «В кризис.ру»

У партнёров