Не везде выборы проходят по нашему нынешнему. Есть страны, где это значимо. Случается такое даже в государствах, одномодельных с РФ. Пример – Ангола. Голосование в парламент африканской страны предстоит через год с лишним. Но уже идут переговоры об объединении оппозиции, ищется единый кандидат в президенты. Что поразительно, успех возможен. В этом кардинальное отличие современной Анголы от современной России. При поразительных сходствах во всём прочем. Ибо перестройка. Но подождём восхищаться.

«Катастрофа. Страна в руинах» – кратко характеризует положение Адалберту Кошта Жуниор, лидер крупнейшей оппозиционной партии УНИТА. Катастрофа во всех разрезах: политическом, экономическом, моральном. Так подводится итог трёх с половиной лет нынешнего президентства. Уже не поверить, сколько энтузиазма и надежд вызывал Жуан Лоренсу исторически буквально вчера. Мог в провинциальной поездке ночевать в палатке без охраны! Его предшественники Агостиньо Нето и Жозе Эдуарду душ Сантуш о подобном не помышляли. Но теперь и Лоренсу даже под охраной предпочитает не светиться перед людьми.

Яростные протесты превращаются в предвыборный фон. Уличные демонстрации развернулись в прошлом году и осенью вышли на пик. Правительство Лоренсу произвольно перенесло (в очередной раз) муниципальные выборы на неопределённый срок. Потому как прогнозы указывали на тяжёлые электоральные потери правящей партии МПЛА. Причина очевидна: массовое недовольство ангольцев обнищанием и неэффективностью антиковидных мероприятий. Возмущённые жители Луанды вышли на демонстрацию 24 октября 2020-го. Их атаковала полиция. Десятки избитых и арестованных. Волна акций солидарности. Резкие выступления против главы государства. Отвечающего за всё.Один из лидеров УНИТА Абилио Камалата Нума («единственный, которого всерьёз боятся в МПЛА» – отзыв о бывшем повстанческом генерале) обратился тогда к Лоренсу: господин президент, оглянитесь на мир, не идите путём Лукашенко. Камалата Нума назвал Беларусь всемирным центром антидиктаторского движения, выразил солидарность и гордость за ангольских парней, вышедших на улицы подобно беларусам и полякам.

Но ангольский президент не находит иного пути, как следом за беларуским. Не такими широкими шагами, но власти постепенно увязают в насилии. Своими руками Лоренсу уничтожает собственный недавний имидж и собственную былую популярность.

Крупное столкновение произошло 30 января в алмазодобывающем городке Кафунфо-Куанго в северо-восточной провинции Северная Лунда. Здесь уже по-настоящему пролилась кровь. Шахтёры алмазных копий поддержали движение за этнокультурную автономию Лунда-Чокве. В официальном сообщении сказано о вооружённом бунте: «Около трёхсот человек с огнестрельным оружием, ножами, полками и утюгами напали на полицейский участок». Полиция открыла огонь на поражение, официально признана гибель четырёх человек. Участники акции говорят о мирном протесте: «Где бы мы взяли оружие?» – задаётся вопросом лидер автономистского движения Жозе Матеуш Зекамутчима. По данным автономистов, убиты пятнадцать человек и ранены девятнадцать. Несколько недель регион был блокирован силами МВД и держался фактически на осадном положении.

Министр внутренних дел Эуженио Лабориньо и генеральный комиссар национальной полиции Паулу Алмейда лично контролировали положение в Кафунфо. Объясняться с обществом взялся министр юстиции и прав человека (ведомство называется именно так) белый адвокат Франсишку Кейруш. Но как ни объясняй, происшедшее отсекло рубеж. На улицах появились транспаранты «Правительство – убийцы!» Негодование задало предвыборный камертон.

Наблюдения за мировыми тенденциями к оптимизму не располагают. Уж не говорим о чудовищных генеральских побоищах в Мьянме. В Никарагуа, где выборы назначены на 7 ноября, погибли десятки протестующих против режима Ортеги. В Анголе предыдущие политические убийства пришлись на 2012–2013 годы. «Болотная» в Луанде произошла тоже в майский день 2012-го, только 27-го. Реакция властей была гораздо жёстче. Не только полицейский разгон, но и гибель демонстрантов Алвиша Камулинге и Исайаша Кассуле. Через полтора года, 23 ноября 2013-го, президентские охранники застрелили оппозиционера Мануэла ди Карвалью – он расклеивал близ дворца листовки с портретами «пропавших без вести»…Нам, как видим, жаловаться рано. Но и ангольцы пережили времена круче. Сразу после обретения независимости в 1975 году – почти тридцатилетняя гражданская война и жестокая коммунистическая диктатура. Потоки крови весной-летом 1977-го при подавлении «Мятежа Нитисташ» и осенью 1992-го при послевыборной «Резне Хэллоуин». Титаническое противостояние режима с повстанческой Юнитой-УНИТА. Ангольские бои как фронт глобальной Холодной войны. Человек-легенда Жонаш Савимби, «чёрный рыцарь» Анголы: «Здесь в Джамбе, среди слонов, на берегу, где нет границ земли и мира, поднимаются храбрость и мужество».

В 1979 году мрачно-кровавого коммунистического фанатика Агостиньо Нето сменил хитроумный Зе Ду – Жозе Эдуарду душ Сантуш. Подлинный основатель системы, которую в России именуют путинизмом. Классовое господство номенклатуры МПЛА утвердилось под его руководством. После всемирно-исторического 1991-го коммунистический режим трансформировался в коррумпированную «углеводородную диктатуру». Для который, как мы знаем, не обязателен коммунизм. Найдётся другое духоскрепие.

Утвердилась и узкая группировка на самому верху, ближайшие сподвижники и доверенные агенты. Не последнюю роль в этой элите элит играла президентская дочь. Изабель душ Сантуш – наполовину русская, самая богатая африканка, первая миллиардерша Чёрного континента, президент(-ка) нефтяной госкомпании Sonangol (по-нашему «Анголнефть»). хранительница семейной казны. Даже девять сводных братьев и сестёр, а среди них есть и весьма известные люди – например, бывший заведующий Фондом национального благосостояния Филомену душ Сантуш – пребывали в её тени.

Зе Ду всегда был сильнейшим политиком и виртуозом интриги (уж наверное иначе не усидел бы во главе страны без малого сорок лет). В середине 2010-х он заготовил очередной мастерский ход: ангольскую «операцию «Преемник». Разумеется, не из приверженности принципу сменяемости власти. Побуждало совсем другое: экономические трудности из-за снижения цен на нефть, рост социальной напряжённости и политического брожения. Душ Сантуш предполагал шагнуть за кулисы, но остаться во главе партии подлинным главой государства. При марионеточном президенте, который поработает громоотводом.

Но тут виртуоз перехитрил сам себя. Душ Сантуш пребывал в уверенности: военный министр Жуан Лоренсу будет образцово-показательным «ангольским Медведевым». Но Дмитрий Анатольевич – уникум, и в Анголе такого не нашлось. Жуан Лоренсу стал президентом по-настоящему. Объявил «крестовый поход против коррупции», разогнал финансово-силовое окружение Зе Ду, уволил Изабель, заморозил её активы, арестовал и отправил под суд Филомену. Самому душ Сантушу-старшему пришлось улетать в эмиграцию при обстоятельствах, сходных с бегством.Обозначились и более глубокие перемены. Лоренсу регулярно встречался с оппозиционными лидерами, всячески демонстрировал готовность к общественному диалогу и демократизации. Из властных коридоров постепенно «вымывались» ветераны коммунистического аппарата, войны, репрессий и коррупции (подобные генсеку МПЛА Дину Матроссу). Министр Кейрош официально выразил сожаление о кровавой расправе с Нитисташ (незадолго до того акции памяти разгонялись с вертолёта). Важнейшее политическое значение имело торжественное перезахоронение Жонаша Савимби в родовом селении Лопитанга. Эксперты и обозреватели заговорили об «ангольской Оттепели» и даже «ангольской Перестройке».

Своеобразным символом «закрытия эпохи» стала в августе прошлого года смерть экс-министра госбезопасности Кунди Пайхамы. Активный проводник террора, под конец обвинённый в хищении бюджетных средств, олицетворял жестокость, роскошество и запредельный цинизм («Всегда хотел работать в шахте, но никак не получилось, руководить пришлось. Объедки с моего стола идут собакам, а не нищим. Свиньи едят отруби и ничего, не умирают»). «Сначала он воевал с народом под демагогией «защиты народа». Потом открыто, как мультимиллионер» – прозвучала эпитафия Пайхаме, она же краткая история режима МПЛА.

Конечно, президент Лоренсу пытается сколотить собственную властную команду. К примеру, генерала Копелипу сменил во главе президентской военной канцелярии и секьюрити генерал Себаштьян. Эта должность – высшее руководство всеми силовыми структурами. Плюс ключ к любым экономическим активам. Копелипа держал руку на всех инвестиционных потоках. Себаштьян делает упор на алмазном кластере. И кстати, никогда не считался перестройщиком-реформатором. Впрочем, сам Лоренсу или, скажем, Горбачёв тоже таковыми не считались. Пока не начинали.

Жуан Лоренсу, прозванный Жу Ло, действительно скован группировкой «Эдуардисташ» – выходцами из аппарата Зе Ду, не желающими сдавать позиций. Главный их представитель – вице-президент Борниту ди Соуза, бывший армейский политрук, изначально воспринимался как смотрящий для одёргивания, если президент задумает зайти слишком далеко. Остаётся на прежнем месте глава президентской администрации Эделтрудеш Кошта, открыто обвиняемый в коррупции. Есть фигуры, держащие такие нити управления, что недоступны и президенту.

Лоренсу мог бы справиться с консерваторами, если бы решился на конфронтацию. Первые годы за ним была реальная народная поддержка. Но эти годы и доказали: таких замыслов нет. Есть стремление утвердить свою власть, порвав с предшественником и зачистив в антикоррупционной кампании самых одиозных «эдуардисташ».Есть и готовность на некоторые политические послабления ради общественной поддержки. Чаще словесные или символические. Не более того. Результат не заставил себя ждать, как с тем же Горбачёвым. Популярность Лоренсу осыпается на глазах. «Президент одинок. Он явно ищет надёжных людей, и пока не находит их. Конструктивного диалога с оппозицией не получается. Лоренсу пытается убедить народ, что он – человек перемен. Но пока видно другое: он – человек старой системы. И должен сделать выбор между стабильностью и переменами» – констатирует авторитетное издание Africa Report. Кажется, выбор Лоренсу сделан. Но выбирать не только ему.

Зе Ду просчитался, ожидая от преемника медведевской покорности. Однако расчёт оказался точен в части социально-экономического обрушения, пришедшегося на плечи Жу Ло. Общеэкономический спад нарастает уже пять лет. Прошлогодний итог неутешителен. Общее падение – минус 4%. Годовая инфляция – 21%. Госдолг – 123% ВВП. Внешняя задолженность Китаю – $20 млрд. Особенно грозна безработица: 34% только по официальной статистике. Ничего подобного за времена душ Стантуша не вспоминается (во времена Нето ничего вспоминать не приходилось).

Социологические исследования западных бизнес-агентств свидетельствуют: две трети ангольцев недовольны правительством. Основных причин четыре. Повальная безработица, стремительный взлёт цен, разнузданная партийно-государственная коррупция (промежуточный итог «крестового похода»), подавление гражданских свобод. Заметим, что организаторы опросов, как правило, позитивно настроены к Лоренсу и о своих выводах сообщают с сожалением. Так что сомневаться резона нет.

Да и нам ли сомневаться, у кого на глазах пройден реформаторский путь Михаила Горбачёва. Начатый в восторженных надеждах. Завершённый в обвале и проклятиях. Таков закон Перестройки. Если она изначально задумана номенклатурной олигархией ради самой себя. Другое дело, что через десятилетия к Михаилу Сергеевичу вернулся почёт. Есть пока такой шанс и у Жуана Лоренсу.

Поразительная деталь: в стране уже возникла и открыто проявляется ностальгия по душ Сантушу и его временам! Как говорил Остап Бендер, «что-то очень быстро». На таком фоне выборы через полтора года могут пугать как завтрашние. Или – наоборот, вдохновлять.

Выборы 23 августа 2017 года дали такой расклад: МПЛА – 61% голосов и 150 мандатов, УНИТА – 27% и 51 мандат, партия КАСА (радикалы, вышедшие из УНИТА) – 9,5% и 16 мандатов, левоцентристская партия ПРС – 1,4% и 2 мандата, правоконсервативная партия ФНЛА – 1% и 1 мандат. При этом МПЛА понесла значительные потери, УНИТА и КАСА пережили резкий подъём. Президентом по Конституции становится лидер партии, одержавшей победу на парламентских выборах (ещё одна степень защиты власти) – таким образом пост и занял Жуан Лоренсу.Сейчас оппозиция всерьёз делает ставку на смену власти электоральным путём. Проектируется небывалое единение. Его анонсировали на специальной встрече Адалберту Кошта Жуниор от УНИТА, Абел Шивукувуку от КАСА и Жустину Пинту де Андраде от Демократического блока. Кошта Жуниор – третий председатель УНИТА, после Жонаша Савимби и Исайаша Самакувы. Это опытный партфункционер, дипломат и секретарь. Шивукувуку – ветеран гражданской войны, офицер военной разведки УНИТА, боевой соратник Савимби. Из УНИТА он вышел, посчитав политику Самакувы чересчур умеренной и лояльной режиму. Пинту де Андраде происходит из заслуженной династии идеологов МПЛА. Учёный-политолог ушёл в оппозицию, посчитав преданными идеалы борьбы за независимость.

Они реально считают: час подходит. Назревает социальный взрыв с неизбежными политическими последствиями. Не в Лоренсу дело, не в какой-то особой провальности именно его политики. Просто случилось так, что за почти полвека правления МПЛА отвечать приходится ему. Но терпеть над собой правящий номенклатурный класс, уже откровенно разрушающий страну, ангольцы больше не намерены. В Анголе, в отличие от России, сохранились институты выборов, партий и парламента. Здесь их можно применить.

Коалицию уже называют Альянс патриотической альтернативы. Наибольшим политическим весом обладает УНИТА – старейшая оппозиционная партия с крупной парламентской фракцией и героической повстанческой историей. Среди партийных руководителей – сын Савимби Рафаэл Сакайта. Однако для объединённой оппозиции наиболее эффективным лидером выглядит Абел Шивукувуку. Храбрый боец, динамичный политик, равно активный на парламентском заседании и на уличном пикете. «Он известен каждому ангольцу и говорит с молодёжью на её языке», – отмечает писатель Артур Пестана душ Сантуш, известный в мире под псевдонимом Пепетела. Камалата Нума считает единственной ошибкой «брата Абела» его уход из УНИТА – Юнита есть Юнита, партия Савимби. Так вот бы и своеобразное возвращение.

Но вырисовывается ещё одна кандидатура. Как говорится, держись за стул. Это Изабель душ Сантуш.

Несколько антикоррупционных расследований далеки от завершения. Тем более. Лучший способ отбиться от обвинений, даже если не удастся выиграть. Но Изабель уже открытым текстом «не исключает», что сможет возглавить Анголу. Её ресурс – вышеотмеченная ностальгия по душсантушевской «стабильности». А ещё более – мощная когорта партийных «эдуардисташ». Которые как отреклись от Зе Ду при его падении, так и присягнут снова. Хоть ему, хоть наследнице. Призрак раскола МПЛА (вот он, кстати, опять – вожделенный в РФ «раскол элит») создаёт дополнительную предвыборную интригу.Приходится признать: политически ангольцы продвинулись несравнимо дальше нас. Одно то, что выборы в Анголе могут многое изменить – сколько ещё России идти хотя бы к такому состоянию? Впрочем, такая ситуация возникала. В сходный момент, при горбачёвской Перестройке. С соответствующими последствиями для инициатора.

Хотя – хвали день к вечеру. Номенклатура МПЛА не раз демонстрировала цепкость и жестокость. «Тихановская идёт к победе» – говорилось перед беларускими выборами. Она к победе пришла… Трудно представить, чтобы правящий режим Луанды оказался рыхлее лукашистского. Скорее уж наоборот. Но – «суверенный народ вправе учить правителей», говорит генерал Камалата Нума. За протестующими – «импульсы эпохи». Они не могут не победить.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров