Глава государства погиб на посту. Примеры известны истории. Теракты и путчи, заговоры и мятежи. Но так, чтобы на поле боя сразу после шестого переизбрания… Президент Республики Чад Идрис Деби уникально вошёл в историю. «Сильному человеку Сахеля» тридцать лет удавалось многое. Поэтому с такой уверенностью выехал Деби на передовую – останавливать огнём повстанцев движения ФАКТ. Он вообще воевал не в пафосно-переносном смысле. А буквально и лично. Победа – победа, поражение – смерть.

Идрис Деби убит. «Президент республики и главнокомандующий армией до последнего вздоха защищал целостность нации на поле битвы», – сообщил по телевидению официальный представитель вооружённых сил Чада полковник Азем Бермандоа. Произошло это вчера в чадском северо-западном регионе Тибести. Подробностей пока не последовало.

Власть перешла к Переходному военному совету. Первое лицо – генерал Махамат Деби, сын покойного президента. Что, кстати, являет собой нарушение Конституции. Основной закон Чада в случае кончины главы государства предусматривает временную передачу полномочий председателю парламента. По состоянию на вчерашний день этот пост занимал приближённый президента Харун Кабади. Но он явно не претендует на строгое соблюдение конституционной процедуры.

К административным зданиям Нджамены выдвинуты танки. Впредь до особого распоряжения закрыты границы Чада. Происходящее напоминает типичный антураж государственного переворота. Пусть и вынужденного в данном конкретном случае. Многие чадцы действительно в шорке. Хотя далеко не все. К жизни без Идриса Деби здесь не привыкли.11 апреля в Чаде прошли президентские выборы. Десять партий, десять кандидатов – и никаких сомнений в результате. Победил действующий президент Идрис Деби: почти 80%. Ещё 10% записаны за Альбертом Пахими Падаке – экс-премьером и сподвижником Деби. Его партия Национальное движение за демократию играет роль «Справедливого Чада» при «Едином Чаде» – правящем Патриотическом движении спасения. Восемь других претендентов разделили скромный остаток.

Реальные оппозиционные лидеры Нгарледжи Йоронгар и Ясин Абдераман Сакине к выборам допущены не были. Третий ведущий оппозиционер Яйя Дилло Джеру захвачен агентами госбезопасности в собственном доме. В ходе операции были убиты несколько его родственников. В течение всей предвыборной кампании поступали сообщения о разгонах  и задержаниях. Деби даже признавал некоторые эксцессы сил правопорядка. Но объяснял их исключительно мерами борьбы с пандемией.

Оглашение результатов состоялось позавчера. Планировались большие торжества по поводу шестого срока Деби. Однако жители и гости чадской столицы с удивлением узнали: победителя в Нджамене нет. Разъяснил казус главный президентский политсоветник Махамат Зен Бада: «Он хотел бы отпраздновать, но прямо сейчас вместе с нашими доблестными силами обороны и безопасности борется с террористами». Что тоже понятно. Ведь, по правде говоря, электоральный праздник оказался омрачён. Партия реформ Ясина Абдермана Сакине не признала результатов и изготовилась к протестам. Подавить такое Деби было бы не впервой. Нам ли в России не знать, как это делается. Но в чадской политике существует ещё один фактор. Сильно меняющий расклады.

Война в Чаде – состояние регулярное. Очередной виток пришёлся как раз на нынешний апрель. И как раз по причине переизбрания Деби. В тот же день вооружённые повстанцы вступили в Чад с ливийской территории. И объявили, что идут на Нджамену – кончать с тридцатилетней диктатурой.Повстанческое движение называется Фронт за перемены и согласие в Чаде (в русском написании французской аббревиатуры – ФАКТ). Создал его пять лет назад Махамат Махди Али, он же Махади – юрист и политолог, бывший активист Французской социалистической партии. Его семья хорошо известна в коммерческом мире Чада, Нигерии и Франции. Происходит из племенной общности даза. В свою очередь принадлежащей к кочевой народности тубу.

Ещё в начале 1990-х даза подверглись преследованиям правительства Деби. Многие погибли. Махади примкнул к вооружённой оппозиции. Его организация именовалась Движение за демократию и справедливость в Чаде (некоторая вычурность названий – местная политическая традиция). Он участвовал в очередной чадской гражданской войне второй половины 2000-х. По мирному соглашению побывал министром инфраструктуры. В 2008 году война разгорелась вновь, Деби едва не был свергнут. Спасли французские союзники. Соглашение было разорвано, на оппозиционеров обрушился террор. Махади и его сторонники успели уйти из Нджамены.

В 2011 году Махади присоединился к Ливийскому восстанию против Каддафи: «Такие же революционеры, как мы, противостояли танкам диктатора! Их борьба была нашей борьбой». Каддафи пал. В Ливии образовался второй зарубежный очаг чадского сопротивления режиму Деби. (Первый издавна находился в суданском Дарфуре, откуда и наступали повстанцы гражданской войны.) Возглавлял Махамат Нури, лидер Объединения сил за демократию и развитие. Но Махамат Махди Али на двадцать лет моложе Махамата Нури. Эта разница не могла не сказаться. Молодой Махамат оставил пожилого и создал собственный ФАКТ.

Он обосновался в Мисурате – особом центре антикаддафистского восстания, после свержения диктатуры ушедшего в свободное плавание. Затем связался с исламистскими Бригадами обороны Бенгази. Договорился о нейтралитете фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Тот не прочь бы компенсировать поражение в борьбе за власть над Ливией расширением влияния в Чаде. Где был феерически разгромлен треть века назад. Запутанная история…Уже вечером 11 апреля ФАКТ пошёл в наступление. Началось с атаки на погранпост. Ответ последовал жёсткий. Чадские армейские источники отрапортовали о двух рассеянных повстанческих колоннах. Полковник Бермандоа говорил о трёхстах убитых и полутора сотнях пленных повстанцах – при пятерых погибших и тридцати шести раненых с правительственной стороны.

Такое соотношение не казалось совсем уж невероятным. 30-тысячная армия Чада одна из сильнейших в Африке. Мобильный костяк составляют французские бронеавтомобили «Панар». Из стрелкового оружия преобладают французские автоматы ФАМАС, немецкие ХК, бельгийские ФН. Много советского вооружения – танки, БМП, БТРы, САУ, ЗРК, гранатомёты, «калашниковы» – захваченного в своё время у ливийской армии. Среди других поставщиков – США, Германия, Бразилия, Украина, Израиль.

Чадские войска обладают собственной победоносной традицией: «война тойот» 1987-го, триумфальная победа над каддафистской Ливией. Эксперты отмечают не только качественный уровень военной подготовки, но и высокую мотивацию, боевой энтузиазм личного состава (с оборотной стороной в виде большой жестокости).

С другой стороны, Аль-Джазира информировала о продвижении повстанцев в направлении Нджамены. Во всяком случае, США и Великобритания начинали эвакуировать из Чада своих граждан, а Франция, всегда готовая помочь Деби, на этот раз явно дистанцировалась. Чтобы глава государства лично отправлялся в зону боевых действий, требуется веская причина. Даже если это Идрис Деби.

Ему было 68 лет. Родом из пустынно-скалистого Эннеди. Сын бедного пастуха пошёл по военной стезе. Окончил в Нджамене офицерское училище, потом обучился во Франции на военного лётчика. В 1979 году вернулся на родину и, что называется, с колёс (может быть, точнее – с шасси) включился в гражданскую войну. По этногеографическому выбору вступил в Вооружённые силы Севера (ФАН). Во главе этой военно-политической группировки стоял основатель современного Чада – «африканский Пиночет» Хиссен Хабре.Та война шла между кочевым мусульманским Севером страны и более зажиточным христианским оседлым Югом. Южане установили союз с Каддафи и потому считались левыми. Им благоволил Советский Союз. Соответственно, северяне сделались правыми и прозападными. Победа ФАН Хабре над правительством Гукуни Уэддея в 1982 году была воспринята как торжество антикоммунизма. Последующий разгром в Чаде войск Каддафи и вовсе сделал Хабре кумиром Запада. Правда, не очень надолго.

Идрис Деби был из ближайших соратников и полевых командиров Хиссена Хабре. Ближе только Махамат Нури, Салех Юнус, Махамат Фадиль, Салех Батраки, Идрис Мискине – земляки и родственники. На счету Деби немало военных побед и карательных зачисток. Он имел достаточно прямое отношение к деяниям, за которые Хабре впоследствии получил пожизненный срок.

Со временем Хабре заподозрил Деби в заговоре (куда без этого). Деби успел скрыться, избежав участи другого героя чадско-ливийской войны – казнённого Хасана Джамуса. Побывал в Судане у Омара Башира. Потом в Ливии пообщался с Каддафи и договорился забыть прошлое. С их помощью собрал войска и повёл в наступление. На Нджамену, название которой переводится с местного наречия «оставьте нас в покое». 2 декабря 1990 года Идрис Деби пришёл к власти в Чаде.

С 1960 года во главе чадского государства побывали десять человек. Считая Деби-младшего, пришедшего к власти вчера. Девять из них правили в общей сложности 30 лет. Один из них правил тоже 30 лет. Это Идрис Деби.Он подавил несколько переворотов и мятежей, отразил удары вооружённой оппозиции. Стал первым маршалом Чада. Отстроил систему «суверенной демократии». С гарантированными выборами и традиционными скрепами, с непререкаемой властью местной «семьи» или «озера». Напоминал, что «свобода и беспорядок несовместимы».

Но если говорить об озере Чад, тема покажется двусмысленной. На берегах обосновалась исламистская сплотка, именуемая «рыболовецким халифатом». Решить этот вопрос непобедимый президент так и не успел. Впрочем, озеро Чад расположено не в одном Чаде. И жирафы там водятся.

Наладил Деби отношения и с Западом, и с Востоком, и с соседями, и отдельно с международными финансовыми организациями. Получил кредиты, привлёк инвестиции. Запустил нефтедобычу. Добывают чадскую нефть китайская госкомпания и американский «Экссон». Заработали текстильные предприятия, пищепром и велозавод. Хотя Чад остался преимущественно аграрной страной, экспортирующей просо, рис, финики и верблюдов.

Побывал Идрис Деби председателем Африканского союза. На российско-африканском саммите позапрошлого года дружески беседовал с Владимиром Путиным. Но основным партнёром оставалась Франция, сменившая за эпоху Деби пятерых президентов.

Чад – это центр Сахеля. Огромного региона, насквозь пересекающего Африку. В этой зоне свыше десятка государств, половина из которых откровенно проблемные. Чад расположен на пересечении этих проблем.

К востоку Судан враждует с Южным Суданом и тлеет Дарфурская война. На севере – Ливия, комментарии излишни. На западе Нигерия и «Боко Харам», против которого президент Деби тоже лично выезжал во главе спецназа. На юге сотрясения Центральноафриканской Республики. Из опаснейшего геополитического положения Идрис Деби извлёк серьёзнейшие выгоды.

Его государство высилось военно-политическим барьером перед валами исламизма и прочего экстремизма. Вместе с французами Деби посылал войска против исламистов в Мали. Тормозил ливийские революционные марши («из Бенгази по планете!»). За то его и ценили от Москвы до Вашингтона. Прощая то, чего никак не желают простить Хиссену Хабре.

Идрис Деби позиционировался как сильный человек. И не зря. Доказал жизнью и смертью.Теперь придётся налаживать отношения с теми, кто приходит на смену. По всей видимости, главой Чада станет Махамат Деби-младший. 37-летний генерал, по военной специальности танкист. Руководил контрповстанческими операциями в Чаде и контрджихадистскими в Мали. По отцовскому поручению курировал Генеральный директорат служб государственной безопасности (ДГССИЕ). Репутация чадских спецслужб, как и армии, более чем серьёзна. Со времён знаменитого Директората документации и безопасности (ДДС) Хиссена Хабре.

Брат Сейид Деби – заместитель гендиректора Джермайского НПЗ. Известен как жёсткий менеджер, способный упорствовать даже с китайскими партнёрами. Следующую позицию делят Тахор Юсуф Бойе (двоюродный брат Махамата, начальник военной разведки) и Ахмед Когри (начальник Агентства национальной безопасности, стержневой структуры ДГССИЕ). Далее – Сулейман Харун, племянник покойного президента и министр финансов, казначей семейства и государства. В связке с начальником таможни Усманом Дики, бывшим офицером того же ДГССИЕ.

Координатором государственного управления выступает Кальзеубе Пахими Деубе – экс-премьер и секретарь президента. Политическим аппаратом руководит Махамат Зен Бада – генсек правящей партии и экс-мэр Нджамены. Вокруг сгруппировались высокие гражданские чиновники: председатель парламента Харун Кабади, министр торговли Ахмат Башир, партийный казначей Абакар Тахир Муса.

И конечно, ведущие генералы. Глава администрации президента Бихара Исса Джадалла, главный проводник армейского влияния в государственной политике. Министр обороны Махамат Абали Салах. Начальник генштаба Тахир Эрда Тахиро, во многом определяющий военно-стратегические расклады Центральной Африки.

В совокупности эта группа обладала при Идрисе Деби контрольным пакетом власти. Теперь, вероятно, его придётся перераспределять. Такие встряски, как гибель почти третьвекового правителя не умеют проходить бесследно. Иностранным партнёрам тоже предстоит перенастройка отношений. Французские эксперты уже наперебой превозносят Махамата Деби. Как человека «вежливого и сдержанного».

Вопрос лишь в том, как поступят другие Махаматы – например, Нури и Махди Али. В очередной раз доказавшие: режимы самодовлеющей стабильности не бывают по-настоящему прочными.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров