bokoal1Приступил к работе новый состав Еврокомиссии – исполнительного органа Европейского союза. В своеобразное «правительство Европы» входят 28 комиссаров, по одному каждой страны ЕС. Как и в прошлом, композиция Еврокомиссии отражает политическое расслоение и соответствует раскладу политических ключевых панъевропейских партий.

Прошедшие на фоне финансово-экономического кризиса майские выборы в Европейский парламент резко ослабили «системных» игроков европейской политики – право- и левоцентристов, а также либералов. Усилились правопопулистские и крайне правые партии, а до некоторой степени левые антилиберальные формации. Особенно заметны потери «системщиков» в Великобритании, Франции, Греции, Дании. Однако это не привело к сколько-нибудь серьёзной модификации. Традиционные партии всё же сохранили преобладание в 751-местном Европарламенте. 215 депутатов Европейской народной партии (ЕНП, консерваторы и христианские демократы), 185 депутатов Партии европейских социалистов (ПЕС, социал-демократы) и 59 депутатов Альянса либералов и демократов за Европу (АЛДЕ) имеют большинство, пусть и не такое прочное, как прежде.

Между народниками, либералами и социалистами немало противоречий. Но три ведущих «политических семейства» совместно руководили процессами евроинтеграции. Ведь все они сходятся на «маастрихтских критериях» конвергенции, одобряют курс финансовой солидарности, ратуют за сохранение единой валюты, Шенгена и правового пространства.

Так что сохранение «большой коалиции» в масштабе ЕС вполне соответствует и традициям евростроительства, и сегодняшней расстановке сил на Старом континенте. В начале XXIвека продолжается комплексный процесс сближения позиций. Социал-демократия неумолимо правеет, сдвигаясь к социал-либерализму. Демохристиане в большинстве своём эволюционируют от консерватизма к центризму. В этой ситуации не удивительно, что во многих странах ЕС (например, в Германии, Испании, Австрии) слабеют либеральные партии: для них просто отсутствует политическая ниша.

Сегодня в восьми странах-членах ЕС у власти стоят «большие коалиции» ведущих партий правого и левого центра. Самые известные примеры – кабинеты Ангелы Меркель в ФРГ и Маттео Ренци в Италии. То же на союзном уровне. Из 28 еврокомиссарских постов 27 распределены между ЕНП, ПЕС и допущенным между ними АЛДЕ.  14 еврокомиссаров представляют ЕНП, 8 – социалисты, 5 – либералы. Единственной «белой вороной» в этом сообществе еврооптимистов является британец, представляющий более правое движение «Европейские консерваторы и реформаторы».

Как обычно, в «больших коалициях» есть старшие и младшие партнёры. Доминирует ЕНП. Но, конечно, и социал-демократов не обидели. В лице немца Мартина Шульца они получили пост председателя Европарламента. Итальянка Федерика Могерини заняла знаковый пост представителя по иностранным делам и политике безопасности. Бывший министр иностранных дел Нидерландов Франц Тиммерманс в новой Еврокомиссии становится зампредом по законодательству и межинституциональным отношениям.

Но решающий голос остаётся за правоцентристами. На основных позициях мы видим политиков ЕНП. Прежде всего это председатель Еврокомиссии люксембуржец Жан-Клод Юнкер и председатель Евросовета поляк Дональд Туск.

Стоит отметить присутствие в Еврокомиссии деятелей «родом из СССР» – эстонского экс-премьера Андруса Ансипа зампред по цифровому рынку) и латвийского экс-премьера Валдиса Домровскиса (зампред по социальному диалогу). Ещё один бывший премьер – финн Юрки Катайнен – будет отвечать за занятость, инвестиции и конкурентоспособность. Можно согласиться с известным бельгийским политологом Паскалем Дельвитом: «Сегодня Европейская народная партия способна предложить больше компетентных и управленческих кадров для ЕС и его институтов, чем какая бы то ни была иная общеевропейская партия».

Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров