Несколько недель в информационном поле ненавязчиво, но настойчиво создаётся определённый фон вокруг определённой фигуры. В конце апреля в российскую прессу вдруг просочились из заокеанской отголоски скандала о финансировании семейного фонда Клинтонов структурой, принадлежащей «Росатому». Месяц спустя какое-то нездоровое пристрастие было проявлено к денежному содержанию генерального директора атомной госкорпорации. Сейчас эстафета переняла российская версия Forbes: журнал подробно расписывает бизнес сына Кириенко. Похоже, где-то что-то духовно расскрепилось.

1291137035_kirienko-synРоссийское издание журнала Forbes тщательно отследило трансформацию деловых интересов семьи Кириенко. Начинают с сына Владимира. Статья утверждает, что ещё нижегородским студентом Кириенко-младший декларировал доход выше $5 млн. Окончив Высшую школу экономики, возглавил совет директоров «Саровбизнесбанка» и медиахолдинг «Волга» (это лишь две крупнейшие структуры). В 2007 году Владимир Кириенко приобрёл 25%-ную долю в Нижегородском масложировом комбинате (НМЖК), активы которого щедро разбросаны по Поволжью. Причём случилось это через несколько лет после того, как руководители НМЖК с трудом отбились от попытки «недружественного поглощения». Известно, что в этом противостоянии они обращались за содействием к Сергею Кириенко-старшему. В то время – полномочному представителю президента в Приволжском федеральном округе.

Сейчас, по утверждению Forbes, Владимир Кириенко руководит многопрофильной компанией «Капитал», контролирующей многие нижегородские активы, и связанной со структурами, в свою очередь аффилированными с «Росатомом». К его бизнес-интересам издание относит операции с недвижимостью во Франции и Швейцарии.

Несколькими днями ранее СМИ с интересом анализировали официальное сообщение «Росатома» об окладе своего гендиректора. Ежемесячно Сергей Кириенко имеет 1,8 млн рублей. Не так много по сравнению с Владимиром Якуниным (глава РЖД получает 4-5 млн) и тем более с Сечиным (оклад руководителя «Роснефти» составляет 15-20 млн). Было, однако, замечено, что доход росатомного менеджмента стабильно растёт.

Наконец, в конце апреля получила огласку в российских медиа американская информация весьма специального характера. Изначально она содержалась в ещё неизданной книге о семейном бизнесе Билла и Хиллари Клинтон. Утечка попала в The Wall Street Journal и The New York Times. Речь о том, что деньги в семейный фонд бывшего президента и бывшего госсекретаря США отчисляет уранодобывающая компания Uranium One. В начале 2013-го купленная «Росатомом».

1406805143_original-11Тут же возникли не совсем беспочвенные подозрения, что Госдепартамент, во главе которого тогда стояла Хиллари Клинтон, санкционировал продажу. И получается, сдал под российский контроль половину уранового потенциала США. Если это так, то за подобную операцию руководителя «Росатома» впору тайно представлять к награде. Однако этот подход не коррелируется с последующими публикациями. Скорее обращается внимание на косвенную связь с Госдепом и Клинтон.

Что бы всё это могло значить? Для начала полезно вспомнить биографию гендиректора «Росатома». Лет пятнадцать-двадцать назад он как типичный менеджер ельцинской эпохи. Комсомольское бизнес-происхождение, масштабные коммерческие операции в банках и нефтянке, топливно-энергетическое министерства, волею Ельцина – внезапное премьерство в 1998 году. Несколько месяцев спустя – принятие дефолтного удара и отставка. Скорое появление в публичной политике, баллотировка на выборах мэра Москвы в 1999 году. Весьма высокий – 13% – результат для времён лужковского владычества в столице. Определённая популярность в низовой интеллигенции – молодость, энергия, компетентный имидж, демократические взгляды. Лидерство в Союзе правых сил, относительно успешное выступление под лозунгом «Путина в президенты, Кириенко – в Думу!»

KMO_028742_01736_1_t218_154554Вот тут остановимся и перечитаем внимательнее. Именно так: Сергей Кириенко был ближайшим политическим соратником Бориса Немцова. Более того, он был его непосредственным начальником в своём правительстве. И состоял в руководстве либеральной партии, с именем Немцова более всего ассоциирующейся.

Потом пути разошлись. Немцов остался в публичной политике, всё дальше уходил в оппозицию и выжимался в маргиналию. Кириенко, наоборот, поднимался в госслужбе. Он быстро оставил парламент, стал президентским полпредом, затем перешёл на руководство атомным кластером. О кратких демократических увлечениях молодости постарался скорей забыть. Сделался компетентным путинским менеджером, исполнителем верховной политической воли на отраслевом участке. В общем, путь Чубайса. Тоже когда-то верного ельцинца, идейного либерала и большого демократа.

Когда-то говорили: «у нас зря не сажают». В этом давно никого не убедить. Но, перефразируя старое выражение, заметим: у нас просто так про деньги не вспоминают. По своему происхождению и социальному типу Сергей Кириенко, конечно, не вполне соответствует стандартам верхушки путинских госкомпаний. Психологический нажим в этот адрес вполне коррелирует с общим политическим фоном.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров