chakxal2Уход в отставку министра обороны США Чака Хейгела – не просто обновление президентской команды Барака Обамы. Он отражает заметный пересмотр силовой линии Вашингтона на Ближнем Востоке. Признаков слабости президента здесь нет. Напротив, эта инициатива напрямую способствует реализации дальнейших внешнеполитических планов американского президента. Снимается напряжённость, царившая среди высокопоставленных военных по ключевым ближневосточным вопросам.

Необходимо напомнить, что Чак Хейгел выступал против реализации целого ряда направлений внешней политики Обамы. Это касалось курдского вопроса, отношения к режиму Башара Асада, а также Саудовской Аравии и Турции.

Важнейшим узлом «непонимания» между Белым домом и Пентагоном был сирийский. Хейгел выступал за снос режима Асада, считая, что политика официального Дамаска стимулирует исламский радикализм. Примечательно, что особенно резко министр расходился во взглядах с председателем Объединённого комитета начальником штабов генералом Мартином Димпси. Генерал указывал, что на пространстве от восточного побережья Средиземного моря до Персидского залива именно асадовская САР остаётся единственной реальной антиисламистской силой. Как раз на Асада он и предлагал опираться в борьбе против террористического «Исламского государства» (ИГ). Во всяком случае, не торопиться со свержением правящего сирийского режима прежде разгрома исламистов.

Другими принципиальными вопросами, обусловившими уход Хейгела, стали отношения Вашингтона с былыми союзниками – Эр-Риядом и Анкарой. При Обаме эти отношения заметно испортились. Тогда как бывший министр обороны США призывал президента учитывать их интересы и не полагаться на призрачное потепление с Ираном.

Но особенно острым стал конфликт Хейгела с представителями американских спецслужб, которые возражали против его инициатив по «курдско-турецкому вопросу». Экс-министр фактически отстаивал позицию турецкого лидера Реджепа Тейипа Эрдогана. Со своей стороны, ЦРУ планирует взять на себя опеку курдских группировок для использования против ИГ.

По мнению Хейгела, Вашингтону не следовало «перехватывать» эту тему у Анкары. Он предлагал альтернативный вариант выстраивания американского влияния – за счёт всесторонней поддержки «умеренной» сирийской оппозиции, враждебной ИГ. Это вызвало в Белом доме обвинения в «слишком тесных контактах с руководством Турции и Саудовской Аравии».

В таких условиях отставка Хейгела стала практически неизбежной. Судя по всему, сейчас Обама намеревается избежать дальнейшего военного вовлечения в ближневосточные конфликты, ограничиваясь операциями ЦРУ. Так было в том же Ираке после смещения Саддама Хусейна. Тогда Вашингтону удалось переломить ситуацию в «суннитском треугольнике» и остановить напор «Аль-Каиды» руками местных племён. Особенно чётко это наблюдалось в провинции Анбар.

Подобная стратегия позволит Обаме переложить ответственность за происходящее как на былых союзников, вроде той же Турции, так и новых партнёров, например, Иран. А самому сконцентрироваться на решении более важных для него внутренних проблем.

Сергей Балмасов, специально для «В кризис.ру»

 

в Мире

У партнёров