• 21 мая 2014 в России, Власть

    Делом Сугробова администрация и ФСБ ударили по МВД

Арест бывшего главного борца с коррупцией генерал-лейтенанта Дениса Сугробова и готовящееся упразднение главков МВД в федеральных округах отразили усиления межведомственной борьбы в силовой верхушке РФ. Недавнее предъявление бывшему начальнику ГУЭБиПК обвинения в организации преступного сообщества вывело столкновение на новый виток.

Дело началось после того, как сотрудники ГУЭБиПК попытались осуществить провокацию взятки в отношении видного функционера ФСБ Игоря Демина. Последующий арест подчинённых Сугробова спровоцировал целый каскад версий. Главная из них — «война конкурирующих ведомств» ФСБ и МВД. Есть также предположение, что арест группы Сугробова стал местью со стороны высокопоставленных чиновников из группы экс-министра обороны Анатолия Сердюкова.

Другая версия – конфликт между помощником президента РФ по кадровым вопросам Евгением Школовым и главой контрольного управления администрации президента Константином Чуйченко. Последний женат на сестре супруги Дениса Сугробова, которому он якобы содействовал в быстром карьерном продвижении.

Еще одним объяснением может быть продолжение подспудного противостояния между президентом и премьером. Учитывая то, что Сугробов является «человеком Чуйченко», а последний – один из немногих доверенных людей Дмитрия Медведева нынешнего российского премьера, подобная интерпретация событий имеет право на существование. Однако сейчас, после апрельского одобрения премьерской деятельности Владимиром Путиным, вроде бы дезактуализировался вопрос об отставке Медведева, и такое обоснование представляется малоправдоподобным. В условиях «украинского обострения» казалось, что конкурирующие властные кланы на время откладывают свои разногласия.

Возможно, наблюдается ужесточённый отпор экспансии МВД. В этом могут быть заинтересованы не только конкурирующие силовые структуры. Понизить полицейское влияние не прочь в самой администрации президента. Чтобы лучше понимать причины подобной заинтересованности, следует учесть, что министерства внутренних дел – в классическом понимании — в нашей стране практически не существует. По сути, его функции распределены между двумя ведомствами. Политическая – у Главного управления внутренней политики администрации президента. Карательная – у «министерства полиции», условно именуемого МВД.

Тем не менее, проект создания «настоящего МВД» не снимается с повестки дня. Это был бы закономерный шагом не только в оптимизации государственной системы, но и в укреплении правящего режима. Ведь в меняющаяся обстановка в стране и в мире чревата для Владимира Путина утратой контроля над политическими процессами.

Пока президент занят глобальными внешнеполитическими вопросами, система внутреннего управления демонстрирует как минимум нездоровую ситуацию. Само возникновение «дела Сугробова» означает серьёзный сбой. И при этом служит важным индикатором нарастающего поколенческого, институционального и политического конфликта в верхних эшелонах власти.

Об этом свидетельствуют и другие явления российской политической жизни. Из самых ярких – избрание мэром Новосибирска (города, серьёзно рассматриваемого как «столица востока России») коммуниста Анатолия Локотя. Это при том, что по договорённости «Единой России» с КПРФ Локоть должен был играть роль спойлера в пользу кандидата ЕР Владимира Знаткова.

В обозримой перспективе проблемы усугубятся. Экономическая ситуация демонстрирует тенденцию к ухудшению. Отсутствие единой «политико-карательной» структуры, в рамках которой бы гасились межаппаратные интриги, превращается в опасноый для режима изъян госуправления.

Возвращаясь к делу Сугробова, следует отметить, что усиление МВД не отвечает интересам не только ФСБ, но и ключевых фигур президентской администрации. Прежде всего речь идёт о главе администрации Сергее Иванове и его заместителе Вячеславе Володине.

Необходимость упредить исходящую от «полицейских конкурентов» опасность диктовалась действиями группы Сугробова против ряда высокопоставленных чиновников. Представители МВД успели нанести серию ударов по видным коррупционерам и даже попытались замахнуться на чинов спецслужб. Если бы им удалось развить успех, вариант усиления МВД стал бы автоматической реальностью. Небезуспешная борьба с коррупцией создавала серьёзную популярность. Возникал шанс получить контроль над внутренней политикой (которую в администрации курирует Володин). Угроза ощущалась и в центре, и на местах. Её поторопились устранить.

Не случайно практически одновременно с арестом Сугробова прошла информация о подготовке упразднения главков МВД по федеральным округам. В этих структурах, непонятных рядовому обывателю, служат бывшие сотрудники РУБОПов — от 500 до 700 оперативников в каждом федеральном округе. С реальным полевым опытом. И с привычкой «не играть по правилам воров». Досконально зная ситуацию с оргпреступностью, они были настоящей «костью в горле» коррумпированных групп региональной бюрократии.

Последнее особенно актуально, учитывая наличие института полпредов. Вышеозначенные структуры МВД являлись сильными раздражителями для представителей администрации президента. Их ликвидация вполне отвечает соответствующим интересам.

Таким образом, происходящее в центральном аппарате и окружных представительствах МВД выглядит «схваткой за функционал». Причём конкурирующие органы нанесли успешный упреждающий удар, чтобы обезопасить тылы и решить «личные вопросы». То статус-кво. Тем самым МВД ослаблено и предотвращено его переформатирование в настоящее Министерство внутренних дел. Способное не только исполнять карательные функции, но и определять внутреннюю политику.

Сергей Балмасов, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров